• EUR 31.20 | 31.70
  • RUR 0.45 | 0.48
  • USD 26.50 | 26.80

Тупик или новый шанс: с чем придется столкнуться Украине в 2017 году

Во внешней политике Киеву будет непросто

Тупик или новый шанс: с чем придется столкнуться Украине в 2017 году

После не самого простого для украинской дипломатии 2016 года Киев ждет не менее сложный 2017-й. Многие политические задачи на внешнеполитическом фронте никуда не делись. Да еще и станут более сложными с ухудшением конъюнктуры. В ряде важных европейских стран в следующем году пройдут выборы, и большие шансы оказаться у власти имеют правые популистские силы. В США в полномочия вступит Дональд Трамп, который неоднократно призывал к американо-российскому примирению. В условиях, когда в вопросе урегулирования конфликта на Донбассе прогресса не видно, это не может не вызывать в Киеве беспокойство. Верно и то, что трудности создают возможности. Надеемся, что в 2017 году украинские политики и дипломаты воспользуются этими возможностями в полной мере.

Отношения Украины с ЕС

В 2016 году одни из главных заданий, если судить по приоритизации, не были достигнуты: Украина, несмотря на заверения Петра Порошенко и европейских чиновников, так и не получила безвизовый режим, не была завершена ратификация Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. Оба этих вопроса, похоже, останутся в подвешенном состоянии до весны 2017-го. По крайней мере, уверенность в том, что окончательное решение о визовой либерализации будет принято именно весной, высказал министр иностранных дел Украины Павел Климкин. Жан-Клод Юнкер, глава Еврокомиссии, недавно озвучил обтекаемые сроки в несколько недель.

Не больше ясности и в том, как и когда проголосует парламент Нидерландов. Парламентарии этой страны должны ратифицировать Соглашение об ассоциации (СА) Украины и с ЕС, после того как на саммите в Брюсселе европейские страны согласились с требованиями Гааги, приняв объясняющий СА документ. Премьер-министр Нидерландов Марк Рютте высказывал неуверенность, что соответствующий законопроект одобрят до выборов в нижнюю палату нидерландского парламента, которые должны состояться 15 марта. Заместитель министра иностранных дел Украины по вопросам европейской интеграции Елена Зеркаль полагает, что в Сенат, то есть высшую палату парламента, документ для голосования представят уже после избрания состава Палаты представителей. На выборах, к слову, большие шансы прийти к власти имеют силы, выступавшие против ратификации СА. В первую очередь — Партия свободы Герта Вилдерса

"Эти вопросы (безвизового режима и СА, - "Апостроф") уже перешли в политическую плоскость принятия решений в ЕС и Нидерландах, — сказал "Апострофу" Тарас Качка, автор текста СА и уполномоченный по делам предпринимательства при Государственной фискальной службе. — Что касается ЕС, то он четко обозначил свое обязательство отменить визовый режим, что все условия выполнены. Для нас главный вызов — работать, поощрять решение политических несогласованностей между институтами ЕС. То же касается и Нидерландов, поскольку этот год был сложным, но завершается конструктивно, ведь Нидерланды приняли решение ратифицировать Соглашение. Риски существуют, и нужны по крайней мере два голосования в нижней и верхней палатах нидерландского парламента. Соответственно, в первом квартале мы будем активно наблюдать, как развивается ситуация в Брюсселе по безвизу и в Гааге — по Соглашению".

По мнению Качки, исход двух этих процессов будет знаковым, поскольку это не только вопрос международных отношений, но и эффективности политики, которую проводят европейские партнеры Украины. Он считает, что в украинско-европейских отношениях на первое место выходят государства-члены. "Это вызов, но не проблема или угроза", — уверен Качка.

Он добавляет, что Киев входит в плоскость более прагматичных и политически ангажированных отношений: "Наша внешняя политика должна менять инструментарий, но повестка остается та же". Помешают ли внутренние изменения в странах ЕС прогрессу в украинско-европейских отношениях, зависит как раз от эффективности работы Киева, ведь работать можно и с менее дружественными Украине силами.

В этом Качка видит и другой существенный позитив: Евросоюз показывает свои интересы, а не слепо следует консолидированной политике. Украина просто обязана уметь развивать и двусторонние отношения с каждой отдельно взятой страной и добиваться консенсуса. "Это и будет определять успешность или неуспешность нашей внешней политики в следующие несколько лет", — подчеркивает эксперт-международник.

Кроме Нидерландов, выборы пройдут и в таких важных странах, как Франция и Германия. Французы будут избирать президента в апреле-мае и парламент в июне, а немцы — состав Бундестага в августе-октябре. 12 февраля Федеральное собрание Германии назначит нового президента ФРГ. Во Франции главным претендентом на победу считается представитель партии "Республиканцы" Франсуа Фийон, неоднократно выступавший за сотрудничество с Россией в Сирии и снятие антироссийских санкций.

"В Европе будут продолжаться те же тенденции, что в 2016 году; в основном, к сожалению, для нас негативные, — сказал "Апострофу" экс-министр иностранных дел Украины Константин Грищенко. — Обострится миграционный кризис, высокая вероятность прихода к власти во Франции и Германии правительств, которые будут проводить политику, направленную на решение внутренних проблем — внутри стран и в ЕС — за счет сокращения внешних обязательств. Украина останется с ограниченной поддержкой извне и с гораздо более острой критикой внутриукраинских процессов".

По мнению аналитика Международного центра перспективных исследований Евгения Ярошенко, отношения Украины с ЕС в 2017-м станут еще менее интенсивными, поскольку именно на этот год, вероятно, придется пик системного кризиса в Евросоюзе. "Именно в Нидерландах и Франции есть высокий и реальный риск, что к власти придут ультраправые силы и появится угроза, соответственно, Nexit`а и Frexit`a", — сказал он в комментарии "Апострофу", напомнив, что должны начаться и официальные переговоры между ЕС и Лондоном о выходе Великобритании из ЕС.

Украинский вопрос в таких условиях, конечно, не может быть первоочередным. Результаты выборов также могут сказаться на диалоге по урегулированию конфликта на Донбассе. Хотя бы потому, что Франсуа Олланд, который поддерживал линию Ангелы Меркель и занимал, как считает Ярошенко, наиболее проукраинскую позицию среди всех нынешних французских политиков, уже не будет представлять Францию в "нормандской четверке". Международник опасается, что ближе к середине 2017-го будет все чаще подниматься вопрос о смягчении санкций.

Может в дальнейшем меняться и отношение к ЕС в украинском обществе — в первую очередь из-за затягивания отмены виз для украинцев.

Мало оптимизма по поводу украинской внешней политики на европейском направлении испытывает Николай Капитоненко, директор Центра исследований международных отношений: "Учитывая то, что ключевые проблемы слабости украинского государства практически не решаются, целесообразно считать каждый следующий год более сложным, чем предыдущий. И в 2017 году, и дальше нам лучше руководствоваться реалистичными постулатами и исходить из того, что международная обстановка вокруг Украины будет усложняться. Самые тяжелые времена наступают на фронте европейской интеграции, где придется платить за наивность и романтизм разочарованием и поиском объяснений. Гоняясь за безвизом, мы упустили момент, когда стратегическое видение будущего Европы стало иным. Есть все шансы, что Соглашение об ассоциации станет не шагом к будущему членству, а конечной остановкой наших европейских устремлений на долгие годы".

Об этом же говорит экс-спикер МИД Олег Волошин: предоставление безвизового режима и ратификация СА позволят украинскому руководству получить некие победы. Но это и будет "тупиком евроинтеграции", потому что больше Евросоюз Украине предложить не готов.

"Украина потеряла минимум последние три года в плане развития тех альтернатив, на который направляют свои усилия ЕС и другие страны: это развитие отношений с Китаем, Индией, странами Юго-Восточной Азии, Ближним Востоком — все это игнорировалось, и нужно срочно переориентировать, по крайне мере, значительную часть ресурсов именно на это направление", — убежден бывший министр Грищенко.

Сделать Трампу предложение

В случае с Дональдом Трампом, говорит Тарас Качка, в прошлом вице-президент Американской торговой палаты, экспертное мнение не может быть достаточно убедительным, ведь большинство экспертов прогнозировали победу на выборах Хиллари Клинтон. Есть большой риск непредсказуемости в поведении будущего американского президента.

"Как мне кажется, больше нужно ориентироваться не на тезисы Трампа об отношениях с Россией, а на стиль управления, который базируется на договоренностях руководящих лиц. Это не традиционная политика, реализуемая в США и ЕС, с большим количеством аналитической работы и взвешиванием рисков. Поэтому Украине нужно найти голос, равный голосу Трампа", — полагает Качка. И хотя Украина действительно может опасаться Трампа, Конгресс и Республиканская партия традиционно дружелюбны к Украине.

По мнению Константина Грищенко, мы можем только догадываться, как политика Трампа повлияет на те или иные сферы украинских национальных интересов: "Насколько и что именно будет представлять угрозу или позволять надеяться на новые возможности — сейчас не ясно".

Уже было много написано и сказано о вероятной "большой сделке" между Дональдом Трампом и Владимиром Путиным, ее очертаниях и вероятной роли экс-госсекретаря США Генри Киссинджера. Специалисты, дипломаты по-разному оценивают вероятность договоренностей между Вашингтоном и Москвой, но соглашаются, что Киеву не стоит бояться, что США полностью "сдадут" Украину.

"Для США Украины была, есть и будет оставаться важной страной, — сказал "Апострофу" Волошин. — Если говорить об условной "сдаче" Украины, то такие категории в международных отношениях вообще смешны. Ликвидация независимости Украины и полное подчинение ее России даже обсуждаться не могут. Другое дело, что Трамп в отношениях с Украиной будет исходить из ключевых своих задач. А ему необходимо направить все силы на сдерживание Китая, что требует пусть ситуативного, но все равно взаимодействия с Россией. Интерес Трампа — оторвать Россию как сырьевой придаток от Китая. В связи с этим Украина — просто неудобное препятствие на пути к этому пониманию".

Волошин уверен, что американцы, если бы могли, вообще отложили бы тему Украины в сторону и не обсуждали ее с Путиным. Но, к сожалению для Трампа, сама Россия будет поднимать этот вопрос, потому что любая прозападная власть в Украине без поддержки Запада "неустойчива". И после того как Вашингтон и Москва договорятся (а о таком намерении будет свидетельствовать назначение госсекретарем США Рекса Тиллерсона), предполагает Волошин, если в Украине не изменится власть, страна окажется без поддержки Запада, кредитов МВФ и в изоляции, как Израиль, но без ресурсов, которыми он обладает.

Тарас Качка считает, что в современном мире сделки по переделу влияния на уровне двух персон, как во времена противостояния США и СССР, попросту невозможны. Задание Украины — настаивать на своих интересах, объяснять их логику, работая на упреждение, а не ждать результата договоренностей и благосклонности к Украине. В кармане у Украины есть весомые аргументы, ведь ее случай касается и функционирования международного права, международных институтов, глобальной безопасности.

Ярошенко считает, что с высокой долей вероятности Трамп сократит финансовую помощь Украине и поставки нелетальних вооружений. Правда, Украина может заинтересовать американского президента, сделав выгодное предложение, от которого Трамп как бизнесмен не сможет отказаться. Это может касаться и так называемой витрины реформ в Украине, что повысит инвестиционную привлекательность, и сотрудничества в сфере вооружений.

От себя Ярошенко добавляет, что вероятность геополитического сговора Путина и Трампа существует, но она не слишком высока. И такая сделка в любом случае не решит американо-российские противоречия. Ну и Украина с нынешней властью вряд ли станет подстраиваться под компромисс, если его достигнут президенты США и РФ.

Эксперт Николай Капитоненко полагает, что взаимодействовать с Трампом Украине будет сложно, поскольку люди из следующей администрации понимают язык прагматизма и конструктивных решений, с чем у представителей Украины "наибольшие проблемы". "Строить политику в отношении США на лозунгах и требованиях плохо получалось и во времена Барака Обамы. С Дональдом Трампом такой подход не будет работать вообще", — объяснил эксперт.

Развивает этот тезис Олег Волошин: он уверен, что Трамп не будет чувствовать себя чем-то обязанным украинской власти, которая "вызывает в Вашингтоне зубовный скрежет" в вопросах коррупции, качества реформ, инвестклимата и Минских соглашений. Вдобавок команда президента Украины демонстрировала очевидную поддержку Хиллари Клинтон, призывая представителей диаспоры голосовать за нее. То есть украинская президентская администрация, считает бывший спикер МИД, начнет свой диалог со следующей командой Белого дома даже не с нуля, а "с минусовой точки".

Будет ли прагматизация в отношениях с РФ

Зато украинско-российские отношения в 2017 году вряд ли претерпят существенные изменения. По мнению Евгения Ярошенко, они могут произойти в том случае, если парламентская коалиция в Украине развалится и в результате досрочных выборов к власти придет "Оппозиционный блок" или "Батькивщина". Пример восстановления экономических отношений Грузии с Россией после войны 2008 года вряд ли может быть показательным, поскольку запрос на нормализацию в грузинском обществе был значительно выше, чем в сейчас в Украине — Украинское государство уже пережило самый тяжелый шок от падения товарооборота. Кроме того, война на Донбассе унесла значительно больше жизней, чем российско-грузинская.

Капитоненко среди приоритетов на следующий год называет выработку стратегических подходов к управлению конфликтами на Донбассе и в вопросе Крыма. Кризис в отношениях с РФ, считает он, только углубится, и для Украины определяющим будет умение минимизировать риски и потери.

По мнению Константина Грищенко, Киеву необходимо определиться, чего именно, за счет каких ресурсов и какой международной поддержки он хочет добиться от России.

Тарас Качка убежден, что менять политику в отношении РФ в нынешних условиях Киеву не нужно: "Пока не будут решены базовые вопросы безопасности в отношении Донбасса и Крыма, любая прагматика невозможна. Тренд, который был задан в отношениях с РФ, — это доказывание, что РФ не является цивилизованной страной в понимании международного права. Эта политика требует терпения и системной работы, в том числе в международных организациях и судах".

Сотрудничество с НАТО

Лишним будет объяснять, почему Украина в ближайшие годы не станет членом НАТО. Поэтому Киеву, по мнению Николая Капитоненко, следует отбросить мечты о членстве и сосредоточиться на практических аспектах сотрудничества с Альянсом, реалистически оценить свою региональную роль. Это, по его мнению, задача-минимум на следующий год.

"Если у нас до сих пор, почти год, нет представителя при НАТО, о чем можно говорить?" — вопрошает Константин Грищенко. Он считает, что политики Украины в отношении Альянса нет как таковой.

НАТО, говорит Тарас Качка, — наиболее действенный механизм развития навыков в безопасностной сфере. Поэтому организация еще долго будет очень важным партнером Киева. Более того, в условиях агрессивного поведения РФ значимость НАТО для многих европейских стран растет, что важно и для Украины. И заявления Трампа о НАТО больше касаются решений не ближайших лет, а по крайней мере среднесрочной дискуссии о политике безопасности. Украина, ставшая жертвой "гибридной войны" России, может быть активным участником дискуссии о модернизации системы безопасности. О том же говорит и Ярошенко: "Ценность Украины для НАТО существенно выросла".

"Для нас это, опять же, вызов, который превращается в шанс. Воспользуемся ли мы им — главный вопрос", — подытожил Качка.

Присоединяйтесь к нам в Facebook:
Ключевые слова:

Популярные видео на YouTUBE

Материалы по теме