• EUR 29.20 | 29.65
  • RUR 0.46 | 0.50
  • USD 27.02 | 27.30

Кто стоит за торговой блокадой ОРДЛО и о чем молчит официальный Киев

Какие цели преследуют участники блокады, как работает их штаб, платят ли за участие в акции деньги, и при чем здесь Абрамович с Медведевым

Кто стоит за торговой блокадой ОРДЛО  и о чем молчит официальный Киев

Чуть больше полумесяца торговой блокады на Донбассе поставили «на уши» всю Украину. Для серьезных экономических и политических последствий хватило всего 100 человек и перекрытия двух железнодорожных путей в Горском и Бахмуте (бывший Артемовск). Активисты грозятся пойти дальше – перекрыть все железнодорожные ветки.

Семитонный броневик Mersedes с легкостью лягушки скачет по ямам и ледяным ухабам дороги Лисичанск — Бахмут. На бронированных стеклах cтарого инкассаторского буса, пригнанного из Европы, — следы от пуль, пойманных в донбасской степи.

В салоне говорят мало. По ушам бьет дивная смесь из шансона, хитов Цоя, Вакарчука, русского рэпа, группы «Комбинация» и революционных манифестов «Brutto». Этот музыкально-идеологический оксюморон делает нескучной поездку посреди серых февральских полей и терриконов.

«Мы» и «они»

– Дальше будет веселее, – обещают ветераны АТО. – Скоро Константиновку заблокируем. Тут одно из двух: либо мы их, либо они нас.

«Они» – это «коалиция олигархов, Порошенко, Кабмина, террористов, сепаратистов и путинистов, делающих бизнес на крови». Такие дефиниции и обороты тут используют повсеместно, не стесняясь излишней эмоциональности и пафоса.

«Мы» – это выходцы из «Айдара», «Донбасса», «Правого сектора» и отслужившие в ВСУ. На днях к ним присоединилась группа действующих бойцов 16-го батальона 58-й бригады, находившихся на полигоне в Сумской области. Сказали, что «взяли отпуск за свой счет».

– Говоришь, если против Ахметова пошли, то за нами стоит кто-то из его врагов? – переспрашивает Маэстро, приглушая музыку. – Ну, да-а-а! Глянь на меня — настоящий олигарх!

– Ага, икру черную ложкой едим! — подключается к общему смеху безымянный представитель «Правого сектора». – Думаешь, я приехал сюда мерзнуть за Семена (Семен Семенченко, нардеп, бывший командир батальона «Донбасс». – R°)? Да я с «донбассятами» (добровольцы из «Донбасса». – R°) на «нуле» в Широкино плечо к плечу стоял! За пацанов ручаюсь, хочу им помочь.

– В чем именно? – спрашиваю.

– Чтобы наших пленных освободили, – отвечает собеседник. – И чтобы перестали вместе с сепаратистами зарабатывать на войне. Иначе она не закончится.

– А как блокада войну остановит? – сомневаюсь, но Маэстро опять включает музыку на всю мощь.

Тем временем СМИ, ссылаясь на главу полиции Донецкой области Вячеслава Аброськина, сообщают: блокировка железнодорожного переезда в Бахмуте сошла на «нет». Пока эту новость обгладывают «диванные» войска в соцсетях, по вечерним улицам декоммунизированного Артемовска уверенно едет «айдаровский» броневик.

Блокада не заканчивается.

Маэстро высадит на точке нескольких «резервистов», а обратно, в Лисичанск, вернется, забитый под завязку ящиками с «гуманитаркой» от сочувствующих.

Майдан на рельсах

Власть уже пыталась разогнать некстати возникших блокировщиков. 4 февраля произошла знаменитая потасовка с полицейскими. Позже, 7 февраля, к митингующим якобы пробовали прислать автобус с «титушками», а спецназ применил дубинки.

Несмотря на пробный, «дружественный», визит спецназа и потасовку, на посту №2 расходиться не собираются.

Армейская палатка с буржуйкой и спальными мешками. Горящие бочки, дровник, дозорные, балаклавы, самодельные растяжки-сигнализации – первый пост в Бахмуте и второй в Горском обустроены по законам смутного времени. На первый взгляд, люди не вооружены, но позже в руках прибывающих в Лисичанск встречаются оружейные чехлы.

Дикий, один из руководителей штаба блокады, на следующий день признается: «Акция мирная. Но у кого-то имеется зарегистрированное оружие – для защиты, в случае нападения «титушни» и криминала».

Среди участников есть несколько гражданских. Три женщины (одна местная, вторая с Западной Украины, третья – из Харьковской области) практически круглосуточно живут на кухне в лисичанском штабе. – Когда я приехал на пост в Бахмут, движение товарняков уже остановили, – рассказывает Realist'у Данил из Николаевской области. – Пропускаем только электрички с пассажирами. Они на этом перегоне четыре раз в день проходят.

Данил говорит, что узнал о блокаде из интернета в середине января. Денег, по его словам, непосредственным ее участникам не платят. Все, что пообещали по телефону, – еда и место для отдыха, которое, из-за спартанских условий, тут называют «лежбищем для котиков».

Стоит ли за торговым блокированием Донбасса какая-то «крупная рыба» и какая именно? Искать ответы на такие вопросы приехавшим сюда пассионариям в целом неинтересно. Визуально и по внутреннему нерву здесь все напоминает Майдан, только в миниатюре. Для большинства «блокадников», похоже, достаточно просто окунуться в атмосферу 2014-го, не вдаваясь в «мировое закулисье».

– Бахмутские патриоты прямо к палатке привозят теплую одежду, еду и дрова, – не без удовольствия рассказывает Данил.

На вопрос, зачем он тут, отвечает: «Помогаю восстанавливать законность. Они говорят, что везут продукцию предприятий, зарегистрированных в Украине. Но это юридические уловки. Высшие чины заинтересованы в том, чтобы продолжать войну, зарабатывать на ней».

Ахметов, Абрамович, Медведев и Гиви

Утром в штабе блокады включают телевизор. В маленькой сумрачной столовой с функцией ньюз-рума и конференц-зала обсуждают свежие новости – в Донецке убит Гиви.

Пару молодых активистов, вслушиваясь в голос диктора, хлопают в ладоши. Но нарываются на назидания Семена Семенченко.

– Я бы на вашем месте так не радовался, – комментирует он. – Если б это была наша ДРГ – другое дело. Но это ФСБ. Вместо Гиви, Моторолы и Мозгового Москва нам подсунет какую-нибудь Нелю Штепу (экс-мэр Славянска. – R°), которая вроде никого не убивала, поэтому с ней можно якобы вести переговоры.

Чтобы развить и закрепить эту мысль, нардеп уединяется со смартфоном. Минут через 20 на его личной странице в Facebook появляется расширенный пост «на смерть Гиви». Нардеп явно доволен, декламирует собравшимся публикацию. «Правильно, правильно!», – звучат одобрительные возгласы в комнате. В течение дня сообщение наберет 3000 лайков, почти 200 комментариев и больше 700 репостов.

– Не боитесь блокадой настроить украинцев против себя? – спрашиваю.

– То, что говорят, будто остановятся ТЭС, не будет электричества, тепла – пропагандистская брехня, — отвечает нардеп. – Это делается в интересах выгодополучателей торговли на крови, чтобы лишить блокаду общественной поддержки. Бездействие правительства уже носит характер державной зрады.

По словам Семенченко, 47% стоимости угля, который закупает «Центрэнерго» в ОРДЛО, идет на так называемые «налоги» в «ЛДНР» через «конверты». А потом используются для финансирования боевиков.

– Это все равно, что во время Второй мировой Сталин торговал бы с Гитлером, а Гудериан, Гиммлер и Берия были в доле, – объясняет он Realist'у.

Нардеп берет ручку, чтобы несколькими мазками на примере Луганской ТЭС (принадлежит Ринату Ахметову. – R°) проиллюстрировать «зраду».

– Вот Счастье, вот тут железная дорога – здесь она ведет в РФ, а здесь в ОРДЛО, – показывает он. – И она никак не соединена с железными дорогами Украины. На ТЭС едет 40% российского угля и 60% из ОРДЛО. Раньше дорога соединялась вот тут – по оккупированной территории, через РФ, Валуйки. За три года войны никто не позаботился, чтобы соединить наши ветки, избавиться от этой зависимости.

– От кого, от Ахметова? – уточняю.

– Послушайте, Ахметов – наиболее раскрученный персонаж. Это – символ. Блокада бьет не только по нему. Почему вы все связываете с ним? Есть и другие фамилии. Есть структуры старшего (сына. – R°) Януковича, Виталия Захарченко. Есть Нусенкис. Есть, наконец, компания ЕВРАЗ в Кривом Роге, которая принадлежит Абрамовичу, тому самому губернатору Чукотки из ближайшего окружения Путина.

Чего боится Банковая

Пока в СМИ и соцсетях «разгоняется» тема, что блокада — это фейковое событие, которое скоро закончится, СБУ тиражирует пресс-релизы о многомиллионных финансовых потерях с начала ее активной фазы, с 25 января.

Судорожная реакция властей и армии экспертов на перекрытие железнодорожных веток Донбасса говорит о том, что дела плохи. Но это только вершина айсберга.

В действительности все еще хуже. Об этом, например, хорошо известно в Алчевске (территория «ЛНР») и Каменском (бывшем Днепродзержинске), где находятся ключевые активы корпорации «Индустриального Союза Донбасса» (ИСД): ПАО «Алчевский меткомбинат», ПАО «Алчевсккокс» и ПАО «Днепровский меткомбинат».

По информации Realist'а, уже нарушена технологическая цепочка на украинских предприятиях ИСД. Одна из главных проблем – отсутствие поставок коксующегося угля в Днепропетровскую область из Алчевска. Объемы сбыта продукции (заготовки для железнодорожного транспорта, сваи, контактные рельсы для метрополитена, трубные заготовки) катастрофически упали.

Из трех доменных печей Днепровского меткомбината в первую неделю февраля работала, по сути, одна. И то – на «тихом ходу». Руководство 15-тысячного завода вынуждено задерживать выплату авансов и зарплат.

– Мы еще не самые пострадавшие в ситуации с блокадой, – говорят о масштабе проблемы в Каменском, очевидно кивая в сторону финансово-промышленной империи Рината Ахметова.

Только на трех предприятия ИСД в Алчевске и Каменском – до 30 тыс. работников. Если добавить к ним их семьи, и вот уже примерно 100 тыс. граждан Украины ищут «крайних». Смогут ли им объяснить, что во всем виноваты ветераны добробатов во главе с отдельными депутатами, а Банковая совсем не при чем – большой вопрос. Так что, кроме финансовых потерь, официальный Киев наверняка уже просчитывает и политические риски.

Тем временем в штаб блокады в Лисичанске продолжают прибывать люди. Ежедневно по почте сюда приходят теплые вещи, еда, спальники и зимняя обувь. Активисты разбирают посылки.

– Слышь, Паха, что это за «броник»? – интересуется позывной «Гроза» (предприниматель, служил в батальоне «Донбасс», родом из Сум, пятеро детей).

– «Четыре с плюсом», Гроза. Спасибо маме, прислала из Италии. Вот, смотри, даже пластина есть яйца прикрыть, – показывает Паха (сварщик газопроводов и трубопроводов, родом из Сум, двое детей, воевал в составе «Донбасса»).

– Так что, Паха, обрубим хвост этой гидре?

– Надо бы, Гроза. Три года война, а эти мудаки все торгуют. При этом молят Европу и США не снимать санкции против Путина. Я бы Порошенко тоже задал вопрос: «А ты когда санкции усилишь?».

Фото автора

Присоединяйтесь к нам в Facebook:

Популярные видео на YouTUBE

Материалы по теме