• USD 27.85 | 28.10
  • EUR 32.55 | 33.25
  • RUR 0.41 | 0.44

Изображая жертву. Вадим Ермолаев договорился с силовиками?

​Банкир, «отмывший» 65 млрд грн украинской мафии, вышел сухим из воды. Сидеть будет Юлия Приходько.

Изображая жертву. Вадим Ермолаев договорился с силовиками?

Непубличный миллионер из Днепра, совладелец «Актабанка» Вадим Ермолаев, в свое время помогший приспешникам Януковича вывести десятки миллиардов в «тень», очевидно, «замолил» свои старые грехи перед постреволюционной властью. Нынче ни он, ни его партнеры и приближенные не фигурируют в уголовных делах. Более того, вроде как разорившийся банкир приумножает свои капиталы и фактически выступает в роли жертвы, пишет в своем обзоре для CRiME и [громких дел] Иван Помидоров.

В конце прошедшей недели стало известно, что дело уполномоченного ФГВФЛ Юлии Приходько, обвиняемой в вымогательстве $5 млн, направили в Верховный суд для определения подсудности. Эту весьма немаленькую сумму Приходько, согласно материалам обвинительного заключения, вымогала у Игоря Шестопалова, экс-председателя правления ПАО «Актабанк», до ликвидации принадлежавшего Вадиму Ермолаеву. За что она требовала эти деньги (как и о многом другом), подробней расскажем ниже.

Юлия Приходько

Как пишет 368.media со ссылкой на материалы дела, в апреле 2018 года обвинительный акт в отношении Приходько поступил в Бабушкинский районный суд Днепра. Но известно, что Приходько получила взятку на территории Киева. Апелляционный суд решил, что преступление, в совершении которого обвиняется Приходько, было начато и закончено на территории Печерского района Киева, является юрисдикцией Печерского райсуда Киева, следовательно, уголовное дело не подсудно Бабушкинскому районному суду Днепра. Также об изменении подсудности просила и защита, поскольку нарушение подсудности является существенным нарушением и влечет за собой отмену приговора суда.

Почему ГПУ направила обвинительный акт в Днепр, в материалах суда не указано. Но известно, что ПАО «Актабанк», у представителей которого требовали деньги, зарегистрирован в Днепре. И там у их имеются серьезные связи в судах и правоохранительных структурах.

Как вытекает из фабулы уголовного производства, на контакт с Шестопаловым Приходько вышла в марте 2017 года. Изначально она требовала с бывшего главы банка $6 млн, в обмен обещая отдать ему договора «Актабанка» с вкладчиками и заемщиками, заключенные в 2014 году. Оригиналы хранились в квартире подозреваемой — прокуратура изъяла их при обыске.

Приходько как ликвидатор банка якобы угрожала Шестопалову инициировать признание этих сделок ничтожными. Фактически это означает, что банк отказывается обслуживать свои обязательства перед крупными вкладчиками (категория "200+", юрлица, физлица-предприниматели, с которыми Фонд рассчитывается за счет продажи активов банка-банкрота). В дополнение к этому, Приходько якобы угрожала Шестопалову распродажей ликвидного имущества «Актабанка» по заниженным ценам.

Эти искусственные препятствия, согласно судебному определению, были чреваты Шестопалову «репутационными проблемами». Переговоры с ним чиновница Фонда и ее сообщник вели с марта по май 2017-го, согласившись в процессе снизить размер взятки до $5 млн.

Впрочем, по более чем странному стечению обстоятельств в обвинительном заключении не отобразилась пара нюансов. Во-первых, Игорь Владимирович не настолько богатый человек (и это не могла не понимать Приходько), чтобы согласиться отдать миллионы долларов за сохранение репутации (тем более, там и сохранять-то особо нечего). Во-вторых, исполни Юлия Приходько свои угрозы, пострадал бы не столько Игорь Шестопалов, сколько главные бенефициары прокрученных в «Актабанке» махинаций – его владельцы Вадим Ермолаев и Станислав Виленский. Но в деле они не упоминаются никак – даже в роли пострадавших или свидетелей.

Так или иначе, 7 июня прошлого года Приходько задержали в офисе «Актабанка» как раз в то время, когда предназначенные для нее $5 млн были помещены (кто именно это сделал — в деле не указано) в ячейку в «Укргазбанке». В личном банковском сейфе подозреваемой следователи обнаружили еще $500 тыс. Со своей стороны защита чиновницы настаивает на единственном аргументе — вину Приходько пока нельзя считать очевидной, поскольку во время задержания таких денег при ней обнаружено не было.

«Приходько звонила начальнику отделения Укргазбанка, говорила, что для нее что-то принесут, и она решит, что с этим делать. Это факт. Второй факт, что на самом деле речь идет не об этой сумме. Скорее всего, это сделано для того, чтобы привлечь к этому случаю максимум внимания. Заявление о сотнях тысяч долларов, возможно, такого резонанса не вызвало бы», — писала «Экономическая правда» со ссылкой на неназванный источник в ФГВФЛ.

Впрочем, если у читателя начала закрадываться мысль, что мы тут будем оправдывать Юлию Приходько, сразу развеем подобные домыслы: электронные декларации, поданные ею в 2016 году, содержат явный намек на жизнь не по средствам. Тут всё несколько сложнее. И даже чуточку смешно.

Начнем с того, какие договора, заключенные «Актабанком» накануне банкротства, стали поводом для шантажа госпожой Приходько гражданина Шестопалова. Как писало интернет-издание ОЛИГАРХ, в июне 2014 года сразу четыре компании – ООО «АРМ-Технология», ООО «Торговая компания «Инвест-пром», ООО «Мегатрейд-сервис» и ДП «Украинская компания металлов и сплавов» – получили от «Актабанка» в общей сложности $38 млн и 15 млн гривен. Залогом по этим кредитам выступили имущество и недвижимость Луганского трубопрокатного завода, который еще в 2013 году вошел в орбиту Вадима Ермолаева, основного владельца «Актабанка». В итоге «крайним» стал не Ермолаев, а бывший председатель правления, упомянутый выше Игорь Шестопалов, который в августе 2015 года решением Жовтневого суда Днепропетровска был признан виновным в совершении преступления и получил «строжайшее» наказание – штраф в размере 8,5 тыс. гривен. А бремя погашения долгов перед вкладчиками «Актабанка» полностью легло на плечи ФГВФЛ, выплатившего возмещение в сумме более полумиллиарда гривен.

Игорь Шестопалов

Отметим, что подручному Вадима Ермолаева Игорю Шестопалову вменяли не разбазаривание в пользу «шефа» порядка миллиарда гривен (если считать по курсу). Согласно материалам уголовного производства № 42015000000000846, состав его вины, по прокурорской версии, заключался в том, что он, грубо говоря, «набокопорил» с принятием на учет залогового имущества «Луганского трубопрокатного завода» (который на момент сделки был «отжат» оккупантами) на сумму в «аж» 115 тыс. грн (поэтому и наказание столь мягкое).

Примечательно, что смешной приговор Шестопалову вынесен в 2015-м, а ликвидатор вверенного ему Ермолаевым банка стала на путь шантажа в 2017-м. То есть, виновный за преступный эпизод, документами по которому Юлия Приходько якобы кого-то шантажировала, был назначен и, вероятно, с гомерическим хохотом его понес, а вторично судить одного и того же человека (в данном случае – Игоря Шестопалова) за одно и то же деяние у нас закон возбраняет. Может, в попавшей в руки Приходько документации «Актабанка» по поводу сего эпизода запечатлены более пикантные нюансы, задевающие интересы рыбы крупнее Шестопалова? (Да, автор вполне прозрачно намекает на Вадима Ермолаева и Ко).

Интересно, что делом Юлии Приходько занимался так называемый главк «К» Службы безопасности Украины, который вот уже который год курирует непотопляемый контрразведчик Павел Демчина. Подразделение, вверенное этому борцу с коррупцией, недавно было замечено в игре в поддавки со своим конкурентом по пищевой цепочке – Национальным антикоррупционным бюро.

Примечательно, что именно главку «К» подследственно и системное обналичивание средств банком Ермолаева в 2012-2014 годах, когда, по подсчетам НБУ, через «АктаБанк» ушло в «тень» 65 млрд грн.

Как писали [громкие дела], 22 мая 2014 года вышло распоряжение Нацбанка № 29-р, гласившее: «За 2012-2013 годы и 4 месяца 2014 года клиенты ПАО «АктаБанк» — физические лица – получили со своих текущих счетов наличные средства в иностранной валюте на сумму, которая в гривневом эквиваленте превышает 65 млрд грн». На минуточку: это более $8 по тогдашнему курсу.

Это была колоссальная схема аферы, когда через «АктаБанк» просто продавались или выводились огромные суммы валюты – а брали её из запасов Нацбанка и Валютного резерва. Понятно, что для участия в такой схеме Ермолаеву требовалось очень высокое доверие со стороны и «семьи» Януковича, и других группировок «донецких». Собственно, они сами активно пользовались услугами «прачечной» Ермолаева – Виленского. Как писал CRiME, в феврале-марте 2014-го через «АктаБанк» и «Гринбанк» из Украины было выведено порядка $200 млн, принадлежавших Сергею Арбузову, братьям Клименко и Сергею Курченко. Клевещут, что Курченко банально «кинул» старших партнеров, заявив, что эти деньги «где-то застряли».

Но вы где-нибудь слышали, чтобы кто-то расследовал многомиллиардный «отмыв» денег через «АктаБанк»? А о привлечении к ответственности виновных? То-то и оно.

Также правоохранительные органы хранят молчание как на счет фактического признания Вадимом Ермолаевым аннексии Крыма Россией, так и на счет скупки у оккупантов «отжатого» у украинского государства имущества. При этом наш горе-банкир набрался наглости и попытался через суд «сбить» с НБУ 380 млн грн, мотивируя иск тем, что, мол-де, лицензию у «АктаБанка» отозвали незаконно (ну, подумаешь, $8 млрд увел в тень), из-за чего «утратил возможность владения, пользования и распоряжениями своими акциями». Однако тут судебная система послала Вадима Ермолаева куда подальше, хотя, вряд ли он из-за этого шибко расстроился.

Впрочем, у нашего героя всё ещё остается шанс побывать под следствием, но только не в Украине, а где-нибудь в ЕС. Ведь через принадлежащий ему эстонский Versobank AS, недавно «прихлопнутый» местным финрегулятором, была «отмыта» не одна сотня миллионов евро русской мафии.

Популярные видео на YouTUBE

Материалы по теме