Немецкий журналист: «То, что я увидел, ввергло меня в состояние шока»

Немецкий журналист Михаэль Шмидт рассказал о том, как утилизируют атомные подводные лодки на северо-западе России, в запретной для посторонних зоне.

Немецкий журналист: «То, что я увидел, ввергло меня в состояние шока»

"Закрытая зона Мурманска" - так называется книга Михаэля Шмидта (Michael Schmidt), которая сейчас вышла в Германии ("Sperrzone Murmansk". Verlag Das Neue Berlin). Шмидт - единственный западный журналист, который в течение 12 лет регулярно посещал города и объекты на северо-западе России, куда запрещен въезд даже российским гражданам (за исключением, конечно, тех, которые там живут и работают). Шмидт рассказывал в передачах немецкой телекомпании NDR о том, как немецкие специалисты помогают России утилизировать атомные подводные лодки (АПЛ) и другие радиоактивные объекты. Речь идет о ста с лишним АПЛ с ядерными реакторами и отработанным ядерным топливом на борту, снятых с эксплуатации ВМС России и размещенных часто в непосредственной близости от населенных пунктов. То, что Шмидт увидел на Кольском полуострове, приехав туда впервые, потрясло его.

Михаэль Шмидт: То, что я увидел, ввергло меня в состояние шока. Атомные подводные лодки с ядерными ракетами на борту - это вообще очень опасный вид вооружения. И когда видишь, как гниют - в буквальном смысле - останки этих АПЛ в Баренцевом море, к северу от Мурманска, как качаются на воде их проржавевшие корпуса, это потрясает. Потрясло и то, что это как будто никого не волнует. Есть ли радиоактивное излучение, разъедает ли корпуса АПЛ ржавчина, - все равно. Картина запустения, безнадзорность просто пугали. Причем, хочу подчеркнуть: речь идет не об одной какой-то субмарине, а о 120 отслуживших советских и российских подлодках, которые надо было утилизировать. Представляете, сколько там радиоактивных отходов?

Deutsche Welle: И это на северо-западе России, а сколько еще аналогичного радиоактивного мусора на Дальнем Востоке, в Тихом океане... Но такая картина была на Кольском полуострове на рубеже 2000-х годов. А сейчас? Изменилась ли ситуация кардинально?

- Весь спроектированный и в значительной мере финансируемый немецкой стороной комплекс кондиционирования и долговременного хранения радиоактивных отходов, а также временного хранения реакторных отсеков утилизированных атомных подводных лодок (временного - на 70 лет) был окончательно сдан в 2015 году. Тогда проект был официально завершен. Для Северо-Запада России и всего полярного региона это реально принесло большое облегчение. Следы холодной войны убрали, было очень много сделано для экологии. Ведь на некоторых АПЛ, которые плескались без присмотра на воде, были даже так называемые активные зоны, реакторы, ядерное топливо. Они представляли собой постоянную опасность. Все это сейчас убрано, и таким образом угроза отведена не только от России. Это важно для всей Европы.

Съемочная группа немецкого телевидения в Сайда-губе. Слева - Михаэль Шмидт. За спиной журналистов - обезопасенные реакторные отсеки утилизированных подводных лодок

- Этот огромный комплекс по хранению и утилизации отходов в Сайда-губе работает и сегодня?

- Насколько я знаю, да. И это очень радует тех, кто проектировал комплекс и ввел его в эксплуатацию, прежде всего, сотрудников фирмы EWN (Energiewerke Nord) из Мекленбурга, которая вообще-то специализируется на утилизации атомных электростанций. В береговом хранилище в Сайда-губе хранятся различные малорадиоактивные отходы: от тряпок, которые использовали на подлодках, до зараженных приборов, металлических частей и так далее. Кроме того, там реализован и второй крупный германо-российский проект - хранилище реакторных отсеков. Каждый из этих проектов стоил немецкой стороне около 300 миллионов евро. Кстати, комплекс в Сайда-губе принимает радиоактивные отходы не только от российского военно-морского флота, но и со всего Кольского полуострова - региона, где самая высокая плотность атомных реакторов в мире.

- Сайда-губа - это немецкая технология, в значительной мере и немецкие деньги. Но вот в российских источниках, за исключением немногих специальных отраслевых публикаций, о роли Германии вообще не упоминается, ну, или в лучшем случае - вскользь, в одном предложении… Вас это не смущает?

- По меньшей мере, удивляет. Российская сторона, как, впрочем, и немецкая, должны были бы, на мой взгляд, больше гордиться этим очень успешным и очень дорогим проектом. Когда он был завершен, в Германии с официальной стороны появилось лишь сообщение министерства экономики. А ведь немцы выделили почти 600 миллионов евро!

Ну, а в России... По российскому телевидению показали в декабре 2015 года, как глава "Курчатовского института" Михаил Ковальчук встречался с президентом Путиным. Ковальчук показал ему фотографии комплекса в Сайда-губе и рапортовал о достижениях в ликвидации ядерного наследия на северо-западе России. И ни слова не сказал о немецком участии, о том, чьи технологии были использованы, методики, логистика... Жаль. На международном уровне другого столь масштабного проекта в этой области не существует. Между прочим, с российскими учеными, инженерами, техниками, экологами немецким партнерам работалось очень хорошо. Отношения между ними сложились открытые, дружеские. Но на политическом уровне...

- В своей книге вы много пишете об отдельных людях, о российских энтузиастах, которых действительно серьезно волнует экологическая ситуация в регионе, вообще в стране. А вот на административно-государственном уровне в России относились к этому проекту... скажем так: дистанцированно.

- Это так, и, как мне кажется, изменилось с годами к худшему. Причиной стал, среди прочего, политический конфликт, который обострился после того, как Россия захватила Крым и часть Восточной Украины. Отношения охладели. Но, по-моему, тем значительней подобный успешный проект, который показывает: и тогда, когда складывается сложная политическая ситуация, можно и нужно сотрудничать в области, столь важной для обеих сторон.

Один из этапов утилизации АПЛ - до демонтажа оборудования

- Российские официальные лица жалуются на то, что на проекты, имеющие экологическое значение, в стране нет денег. Но деньги находятся на то, чтобы выпускать новые ракеты, подводные лодки, ядерное оружие...

- Вы совершенно правы. Уже после завершения этого проекта были спущены на воду новые российские атомные подлодки. Такая современная субмарина стоит миллиард евро или даже больше! Колоссальная, невероятная сумма! Вспомним еще, что в мае как раз в Мурманске пришвартовался "Академик Ломоносов" - плавучая АЭС. Она тоже будет производить радиоактивные отходы. И куда их денут?

- Последняя глава вашей книги называется "Новая задача". Вы пишете в ней о Новой Земле. Там должен быть реализован еще один крупный проект по утилизации радиоактивных отходов.

- То, что мне удалось узнать: сейчас этот проект находится на стадии подготовки. Практических результатов пока нет. Составлен так называемый приоритетный список, он будет представлен Европейской комиссии. Сделать предстоит очень много. Около Новой Земли затоплено примерно 24 тысячи загрязненных радиоактивностью объектов. Среди них - и подводные лодки. Особенно опасна К-27. На ней в 1968 году произошла авария, был облучен экипаж, девять человек погибли. В 1982 году К-27 затопили в Карском море. Никто толком не знает, в каком состоянии находится она и другие затопленные подлодки. Их надо поднять и утилизировать, обезвредить. Российское правительство обратилось здесь за помощью к Европейской комиссии. До конца августа фаза подготовки, проектирования и планирования должна быть завершена. Но что будет потом? Пока неясно.

Популярные видео на YouTUBE

Материалы по теме

Самые важные новости

Чтобы не пропустить главные новости недели, подпишись на пятничную рассылку.