Полгода до выборов. Социолог рассказал о манипуляциях рейтингами и о том, каким опросам можно верить

Слишком много избирателей не видят реального кандидата. Если люди разуверятся, выбор может быть неадекватным.

Полгода до выборов. Социолог рассказал о манипуляциях рейтингами и о том, каким опросам можно верить

«Рейтинг партии Вадима Рабиновича «За життя» растет», «все больше украинцев хотят мира, несмотря на любые компромиссы» – о таких новостях, со ссылкой на исследование фонда «Демократические инициативы», узнали зрители телеканала «112 Украина». В фонде «Демократические инициативы» подобные заявление в эфире телеканала, который сегодня связывают с Виктором Медведчуком, назвали неправдой и манипуляцией. Как СМИ и политики манипулируют социсследованиями? Как опубликованные рейтинги влияют на выбор украинцев? И каким рейтингам стоит доверять? Об этом в эфире Радио Донбасс Реалии говорили с доктором философских наук и заместителем директора Института социологии НАН Украины Евгением Головахой.

– Начнем с опровержения Ирины Бекешкиной, директора фонда «Демократические инициативы: «Мы не говорили ничего про рост рейтингов партии «За життя», потому что они стабильные. В декабре 2017 года – 6,7%, в августе 2018-го – 6,1%. Не выросла и поддержка лично Вадима Рабиновича как потенциального кандидата в президенты – в мае она составила 5,3%». По ее данным, соотношение тех украинцев, которые готовы к компромиссам ради мира, тоже стабильное – 20% украинцев считают, что мира можно достичь только вооруженным путем, 20% – что нужно идти на любые компромиссы, 51% украинцев считают, что компромиссы возможны, но не любые. Они же высказываются категорически против компромиссов, которые предлагает Россия, например, федерализации или особого статуса отдельных районов Донбасса. Телеканал «112 Украина» после скандала высказал уважение фонду, однако также распространил следующее заявление: «Согласно опросам общественного мнения, проведенных фондом «Демократические инициативы» в мае 2018 года, рейтинг партии «За життя» составил 6% среди всех опрошенных и 8% среди тех, кто намерен принять участие в выборах. Согласно августовскому опросу, эти показатели составили 6,1% и 8,7% соответственно». Они фиксируют рост в 0,1% таким образом. Евгений Иванович, насколько этот показатель можно назвать ростом рейтинга?

Евгений Головаха

– Взаимоотношение социологии и ее незначительной части опросных центров с журналистами, политиками, аудиторией и избирателями очень сложное. Во-многом, это проистекает из постоянного искажения не только данных, но и сути. Ведь что такое «Демократические инициативы» – это не опросный центр, это фонд, который комментирует, делает аналитические обзоры, но не проводит исследования. Как можно ссылаться на исследования фонда, который не проводит исследования?

У меня возникает вопрос – почему журналисты не поинтересуются, кто у них проводит исследования? Тогда можно было бы сказать, насколько это серьезно. Во-вторых, вот эта одна десятая – конечно, это манипуляция.

Допустим, я доверяю опросному центру, который проводил исследования для «Демократических инициатив». Но тогда 0,1% в масштабах данных выборок, а это максимум 10 тысяч опрошенных, находится в пределах статистической ошибки. Не меньше 5% нужно, чтобы социологи с определенной условностью говорили о росте, но в данном случае тут и близко нет даже 5%.

– Вы спросили, кто проводил – на сайте «Демократические инициативы» говорится, что исследование проводил фонд вместе с партнерами.

– Так нельзя говорить, с партнерами. А если моим партнерам доверять нельзя? Это неграмотная формулировка. Я вижу недобросовестность как со стороны журналистов, так и со стороны тех, кто эти данные предоставлял.

– Подобная манипуляция — это нынешнее «ноу-хау»?

– Нет, что вы. Все это начиналось еще в XIX столетии, когда в США проводили первые, так называемые «соломенные опросы». Почему «соломенные»? Потому что они делались не по научно составленной выборке с возможностью подсчета вероятности результата, а просто – кто попадется, того и опросить. В Украине же времена сегодня похожи на период «дикого капитализма» в США, наши опросы хоть и не «соломенные», но в наших условиях трудно бывает соблюсти все правила и нюансы.

Примеров я могу приводить много и ошибок, потому что это наша специфика, но и манипуляции, конечно, были. Почему я спрашиваю, кто проводит исследование, потому что многие социологические центры просто выдумывают цифры.

– А какие конкретно? Чтобы наши слушатели и читатели знали, кому не верить.

– Их возникает очень много, как грибы, перед выборами. Я лучше скажу так – есть сайт Социологической ассоциации Украины, и там есть список аккредитованных центров – это те центры, которым мы как профессиональные социологи доверяем.

– Хотелось бы, чтобы эту работу проводили журналисты.

– Да! Журналисты обязаны это делать, не каждый зритель будет это делать. Хотя это могут делать и зрители – это легко. Смотрите в список, и если центра нет, то лучше еще подумать – верить или нет.

– Если вернуться к основам – зачем вообще делаются такие социсследования? Зачем украинцам знать о своих настроениях?

– Ну как зачем знать… Вы, когда бреетесь, в зеркало смотритесь? А зачем вам? Брились бы топором… Ну вот и опросы – это зеркало общества, ими пользуются, чтобы не порезаться. Знание – сила, это еще средневековый афоризм. Если у человека есть знания, то он уже готов быть ответственным избирателям.

– Я немного о другом. Зачем конкретному избирателю знать рейтинг конкретной политической силы? Чтобы голос не пропал?

– Для некоторых это важно, кто-то не хочет проголосовать за пустышку. А кто-то смотрит на тех, за кого он болеет, и думает: «Мои проиграют, значит надо идти». То есть мобилизуются избиратели. В идеале все должны прийти – в некоторых странах за неявку штрафуют или даже накладывают уголовную ответственность.

– А некоторые посмотрят на рейтинг и не придут – мол, все равно проиграют.

– Могут, это их право. Знание человека – это его капитал, социальный в данном случае.

– Сошлюсь на то же исследование «Демократические инициативы», решайте верить им или нет, – 23% украинцев не хотят принимать голосовать на президентских выборах. Это на 6% больше, чем в мае прошлого года. Что происходит?

– Это печальный результат. Он говорит о том, что слишком много избирателей не видят реального кандидата – какой смысл им ходить на выборы. Это большая проблема для наших политиков – если люди разуверятся, выбор может быть неадекватным. Сначала у людей апатия, мол, не пойду, но потом начинаются уличные протесты. Но ведь реальный способ изменений – это выборы. Уличные протесты – это крайняя форма, когда есть вопиющее нарушение.

Это грустный результат. Хотя, по нашим данным и по данным аккредитованных центров, по сравнению с летом 2017 года, ситуация не очень принципиально изменилась – я бы не говорил про катастрофическое падение, но есть определенные пессимистические ноты.

– Украинцы видят данные по кандидатам на пост президента еще в начале этого года. Выборы – весной 2019-го. Насколько это вообще адекватно – исследования за полтора года до выборов? Эти цифры отвечают настроениям перед выборами?

– Они адекватны той ситуации, которая складывается за полтора года до выборов. Это определенные «зондажи», люди начинают всерьез задумываться о выборе, когда начинается кампания, когда начинается агитация. До этого скорее протестные настроения или общая оценка ситуации. Этим данным можно доверять как определенному срезу общественных настроений, но делать на их основании далеко идущие выводы не стоит.

Трагедия Украины в том, что, кроме редких случаев, когда на Ющенко возлагали надежды или на Порошенко возлагали надежды, больше половины не видит лидеров. Я даже думаю, что результаты сегодня могут быть и хуже в некотором смысле.

– Почему?

– С точки зрения разочарования в выборах. Порошенко нашел в себе мужество извиниться за незаконченную войну – это первый случай в украинской истории, кстати, это хорошая тактика, потому что если ты, дав кучу обещаний, потом ничего не делаешь, то это подрывает не только твой рейтинг, но и всю политическую систему.

– Добавлю, больше всего опрошенных не хотят принимать участие в выборах именно на Донбассе – 36% опрошенных.

– Потому что Донбасс ближе всего к боевым действиям, сильнее всего сталкивается с тяжелейшими последствиями войны. Наш институт проводил опрос о состоянии дистресса у людей – в среднем по Украине 25% опрошенных, и это очень много. Но если на западе – около 18%, а на Донбассе – треть населения. Люди в огромном напряжении, им больше всего бы хотелось, чтобы все решилось.

– Сегодня многие говорят об угрозе политиков-популистов, которые, например, обещают сделать то, что эксперты считают невозможным. В то же время рейтинги таких политиков высокие и что решит человек? Избиратель видит, что тот популярен, хотя эксперты говорят обратное.

– Вообще популизм не следует демонизировать – в политике это нормальное явление. Когда обещают очевидно невозможное – это злокачественный популизм. А нормальный популизм – это обещать то, чего сейчас нет, но чего можно добиться, если мобилизовать людей под своим руководством. Все политики популисты, но избиратель, как мне кажется, должен отличать злокачественный от нормального.

– Многие соцслужбы включают в опросники тех, кто еще не заявил о своем участии в выборах. Например, все обсуждают музыканта Святослава Вакарчука и шоумена Владимира Зеленского. Насколько это корректно?

– Со стороны социологов – все корректно. Социолог может включать в список кого угодно для своих нужд. Я, например, в 1990-е годы включал и несуществующих политиков, которые у меня набирали 3% голосов. Достаточно было хорошую фамилию придумать.

Когда начнется избирательная кампания, то, конечно, они не будут иметь права такое делать, но пока она не началась – можно. Откуда вы знаете, а вдруг все те, кого вы считаете, что нужно включать, не выдвинутся? Пока нет официального списка – любые эксперименты.

– Есть такой интересный прием – опросы на телеканалах. Например, ставят вопрос «Может ли Петр Порошенко закончить войну?» и дают два номера телефона. Как вы к этому относитесь как социолог?

– Это больной вопрос для меня. Они, наверное, имеют право на такое, но перед этим десять раз должны повторить – это не репрезентативный опрос. Только аудитория телеканала, да и та не репрезентативная. Он ни о чем не говорит, это игра такая, чтобы денег заработать. Это такой современный вид «соломенного» опроса.

Популярные видео на YouTUBE

Материалы по теме

Самые важные новости

Чтобы не пропустить главные новости недели, подпишись на пятничную рассылку.