• USD 27.85 | 28.10
  • EUR 32.00 | 32.60
  • RUR 0.41 | 0.43

Россия готовит в Украине ползучий реванш по хитрому сценарию

Приближение выборов в Украине привело к активизации политиков, которые даже не скрывают своих связей с Кремлем. Очевидно, Россия будет пытаться привести к власти нужных ей людей. О том, как украинцы могут помешать планам Кремля, а также о перспективах страны в целом рассказал известный волонтер фонда «Народный тыл», член комиссии по отбору в Нацполицию Украины Роман Синицын.

Россия готовит в Украине ползучий реванш по хитрому сценарию

На прошлой неделе громкий скандал разыгрался из-за выдачи Украиной российским спецслужбам 31-летнего ингуша Тимура Тумгоева, защищавшего нашу страну на Донбассеот атак «ихтамнетов». История даже переросла в открытые столкновения полиции и протестующих у здания Генпрокуратуры.

— Что это — «зрада» или демонстрация мировому сообществу, что Украина придерживается международных норм даже со страной-агрессором?

— Считаю нонсенсом выдавать кого-либо стране-террористу на основании того, что должностные лица этой страны назвали кого-то террористом, — говорит Роман Синицын. — И дело не в международных нормах. Бойцы и командиры УДА (Украинская добровольческая армия. — Авт.), к примеру, уверяют, что Тумгоев принимал участие в АТО. Но украинская полиция и прокуратура таки выдали России человека, который будет там подвергнут пыткам, а возможно, и убит. Это большая репутационная потеря как для ГПУ, так и для страны в целом. Ведь за Украину воевали и продолжают воевать десятки граждан России, Беларуси, которых дома за это ждут реальные сроки заключения.

(Отметим, что 19 сентября генпрокурор Юрий Луценко пообещал найти и наказать виновных в выдаче Тумгоева России.)

— Последние события в Харьковской области, где произошла попытка рейдерского захвата элеватора, показали беззубость и нашей полиции. Какие, по вашему мнению, нужно сделать шаги, чтобы подобное в будущем не повторилось?

- Это комплексная проблема развала правоохранительной системы, ее криминализации, срастания с криминалом финансово-промышленных групп. И она не решается каким-либо одним шагом. Нужно проводить целый комплекс мероприятий и реформ, после которых должны пройти годы, чтобы мы могли сказать, что правоохранительная система функционирует более-менее стабильно и очищается.

Сейчас же, по моему мнению, происходит обратное, из-за чего у населения тотальный кризис справедливости. Это связано с тем, что люди понимают: полиция не защитит, прокуратура не защитит, в суде можно все купить. И таких примеров десятки. Мы все дальше падаем в пропасть беззакония. Ведь ни для кого не секрет, что невмешательство полиции или же ее вмешательство во время каких-то корпоративных конфликтов стоит денег. И решается это все на уровне начальника полиции города или областного главка. Уверен, что в харьковских событиях полицейские тоже были «простимулированы». Лишь после того, как ситуация «выкатилась» на общенациональный уровень, им пришлось реагировать. Только уже Князеву (глава Нацполиции Украины. - Авт.), Аброськину (первый зам главы Нацполиции. — Авт.) и другим руководителям. А вот полицейские чины уровня района и области, я уверен, не понесут никакого, даже дисциплинарного, наказания за то, что происходило. И таких примеров тоже десятки.

Что делать с полицией

— Может быть, стоит провести очищение полиции? Особенно от старых сотрудников милиции, в том числе тех, кто во время Революции достоинства противостоял украинцам, как бывшие «беркутовцы».

— Я приверженец радикальных методов. Все сотрудники «Беркута», которые принимали участие в событиях на Майдане, должны быть уволены, а подразделение расформировано. Однако оттуда уволилась только небольшая часть сотрудников, а подразделение фактически сохранили в том же составе, переименовав «Беркут» в полк полиции особого назначения (ППОН). Таким образом, тут в который раз нас обманули. Сделал это Аваков(министр внутренних дел. — Авт.), который еще в феврале 2014 года обещал: «Беркута» больше нет". Но он есть до сих пор.

Сейчас руководители полиции рассказывают, что они (бывшие сотрудники «Беркута». — Авт.) «смыли свою вину кровью в АТО». Но это является нонсенсом, за редкими исключениями. Ведь сотрудники бывшего «Беркута» несли службу на блокпостах второй и третьей линий и, кроме активной фазы в мае — июле 2014 года, в боях особого участия не принимали. Да и АТО — это не индульгенция за ранее совершенные преступления, а, по сути, обязанность для тех, кто давал присягу на верность стране. Это очень опасная манипуляция — прикрывать всех участием в АТО. Как по мне, нужно было строить параллельные структуры и постепенно заменять старые на новые. Примером этого может служить патрульная полиция — единственное, в общем-то, подразделение в системе Нацполиции, которое было создано абсолютно с нуля и в большей мере укомплектовано новыми и мотивированными что-то менять людьми.

— Однако украинская действительность показала, что некоторые из новых патрульных оказались не готовы к тем трудностям, с которыми они столкнулись во время работы, и начали увольняться. Что стоит изменить, чтобы уменьшить такую тенденцию?

— На это повлиял целый комплекс факторов. За последние пару лет из новой патрульной полиции уволилось большое количество моих знакомых. В некоторых случаях это произошло из-за низкой оплаты труда: зарплата — 8—10 тысяч гривен. Для регионов деньги, может быть, еще и ничего, но если ты работаешь в Киеве и снимаешь жилье, то этого мало. Также у многих просто опустились руки. К примеру, один мой знакомый восемь (!) раз за два месяца составлял протокол по 130-й статье («Вождение в состоянии алкогольного опьянения») на человека, которого суд давно лишил права управлять автомобилем. И ничего. Тот платил или не платил очередные штрафы и продолжал ездить пьяным. А кто-то уволился, разочаровавшись в системе, которую увидел изнутри. Ведь люди в патрульной полиции тесно сотрудничают со старыми оперативными работниками, следователями, экспертами, которые на 90% остались теми, что были еще в милиции. Таким образом, все понимают, что ничего не изменилось ни в плане отношения, ни в плане коррупции.

Ползучий реванш

— Если правоохранительные органы нужно реформировать кардинально, то что нужно делать с пророссийскими политиками, которые в преддверии выборов начали высказывать мнение о необходимости мира с Россией даже на ее условиях. Как украинцам противостоять таким реваншистским вбросам со стороны кремлевских кандидатов?

— Я считаю, что нам давно необходима уголовная ответственность за коллаборационизм. Политик, который с экрана телевизора рассказывает, что нам нужно дружить с Россией, должен сидеть в тюрьме и больше не попадать в этот телевизор. Вместо этого сейчас мы имеем угрозу полномасштабного реванша пророссийских сил. Если не на президентских, то на парламентских и местных выборах.

— Насколько реальна ситуация, когда к власти в Украине придет пророссийский кандидат? Если такое произойдет, то готовы ли украинцы к открытому противостоянию России? Ведь многие наши соотечественники не готовы прощать РФ войну на Донбассе и оккупацию Крыма.

— Думаю, что такая ситуация вполне реальна. Правда, скорее всего, кандидат будет завуалированным пророссийским. Такой себе ползущий реванш в тихом режиме. Но прогнозировать какое-либо развитие событий в связи с этим очень тяжело, — говорит известный волонтер. — Несмотря на то что есть немалое количество «ватников», особенно в юго-восточных регионах, есть также большое количество украинцев, прошедших АТО, у которых родные или знакомые принимали участие в операции или даже погибли. Поэтому быть терпимыми к прямой российской пропаганде таким людям становится все тяжелее. В результате это может вылиться в какой-то открытый конфликт, хотя этого не хотелось бы.

— А нужно ли бороться с «ватниками» на бытовом уровне? К примеру, когда слышишь в общественном транспорте от соседа, что Россия победит и нужно к этому готовиться.

— Здесь снова стоит вспомнить несовершенство нашего законодательства. Еще раз повторюсь, что в Украине нужно разработать и воплотить закон об коллаборационизме и ответственности за пророссийскую пропаганду. Ведь вражеская пропаганда на своей территории — это очень плохо. Да и агенты вражеского влияния на своей территории, с которыми никто ничего не делает, — это также очень плохо.

— К сожалению, пока нет такого закона. Не выйдет ли для украинцев боком такая толерантность, которую мы демонстрируем по отношению к инакомыслящим?

— Хотелось бы надеяться, что в перспективе не выйдет. Но, как по мне, уже давно выходит. Ведь нужно четко разделять, где позиция инакомыслящих, а где откровенная вражеская пропаганда — как явная, так и завуалированная. Не стоит забывать, что у нас идет информационная война и все без исключения поддаются влиянию: различным вбросам, фейк-ньюзу, манипуляциям… Просто кто-то понимает, что происходит, а кто-то слепо верит телевизору, Facebook или интернету.

— Вы говорили и возможности ползущего реванша пророссийских сил. Какие механизмы стоит задействовать украинцам, чтобы не допустить этого?

— В первую очередь это самоорганизация. Нужно научиться объединяться и договариваться, несмотря на внутренние противоречия и последствия стратегии «разделяй и властвуй», которая давно и успешно применяется агрессором практически во всех сферах общественной жизни.

— Видите ли вы возможность завершения войны на Донбассе? И когда?

— В ближайшие пару лет не вижу. Для меня завершение войны — это возвращение территорий и контроля над государственной границей. В других случаях — замораживание, какая-то федерализация, изменения Конституции на условиях России или пророссийских агентов влияния — это капитуляция.

— А как с возвращением Крыма? Ситуация в Армянске показала, что оккупанты прощупывают возможность вынудить Украину поставлять воду на полуостров. Нужно ли это делать? И как Украине вернуть Крым?

— Давайте начнем с того, что Украина и так поставляет воду «Титану» (химическое производство «Крымский титан». — Авт.), заводу олигарха, который скрывается в Вене. Нужна ли украинская вода россиянам в Крыму? Однозначно да. Нужно ли ее давать? Я думаю, что нет. Надо ли вести какие-либо переговоры с агрессором до момента освобождения всех заложников, которых, напомню, несколько сотен и в ОРДЛО, и в России, а также Крыму? Нет. Сможет ли Украина вернуть Крым? Надеюсь, что сможет. Но объективно мы, к сожалению, в очереди на Крым будем далеко не первыми.

Отметим, что не все придерживаются точки зрения, что за коллаборационизм нужно сажать. Так, советник министра по вопросам временно оккупированных территорий, бывший посол Украины в Хорватии Александр Левченко сказал, что после войны с такими людьми мы все равно вынуждены будем общаться. «Это непросто, но коллаборантов Донбасса придется прощать», — сказал дипломат.

Популярные видео на YouTUBE

Материалы по теме

Самые важные новости

Чтобы не пропустить главные новости недели, подпишись на пятничную рассылку.