Calendar Icon

Глобальный тренд во всем мире: семья становится обузой, брак и дети слишком дороги

Глобальный тренд во всем мире: семья становится обузой, брак и дети слишком дороги
29.11.2018 13:29 (Обновлено 29.11.2018 в 13:31)
Ира Соломонова, «Republic»

​Не спешить с семьей на четвертом десятке – уже норма для многих стран. Молодые ⁠взрослые повсюду сталкиваются с тем, что ⁠брак и дети слишком ⁠дороги для них с учетом экономической и политической ситуации.

По статистике Бюро переписи США, в 1950-х средний возраст вступления в первый брак составлял для женщин 20 лет. В 1980-х цифра выросла до 23 лет, к 2000-м достигла 25, а в 2018 году женщина впервые выходит замуж в среднем в 27,8 года. У мужчин тенденция схожая: с 23 лет в 1950-х возраст начала семейной жизни вырос до 29,8 сегодня. В Европе женщины впервые выходят замуж примерно в 30 лет (в Швеции, Исландии, Испании – в 32–33-летнем возрасте), мужчины – на 1–2 года позднее.

Откладывающие свадьбу жители западных стран не одиноки – подобным образом ведут себя молодые люди по всему миру. В России в 1980 году средний возраст вступления в первый брак составлял 22,4 года для женщин и 24,3 года для мужчин. К 2016-му, показывают данные Росстата, он увеличился до 24,6 и 27,8 соответственно. Аналогичная тенденция проявляется и в некоторых мусульманских странах, от Индонезии до Египта, где замужество традиционно считается для женщины переходом во взрослую жизнь. Процент выдачи замуж девочек остается там высоким (в Индонезии до 18 лет в брак вступают 14% девушек), но он снижается в последние десятилетия (в конце 1980-х замужем к 18 годам были 35%), и эксперты говорят, что все больше молодых женщин стремятся сначала завершить образование и разобраться с карьерой, а уже потом думать о семье.

Все это проявление тренда, который в англоязычной литературе получил название waithood, от слов wait – ждать и adulthood – взрослая жизнь. Этот термин, обозначающий стремление молодых людей отложить вступление во взрослую жизнь, – ответ всем, кто не завел семью в свои 30 с плюсом и задается вопросом: «Проблема во мне?»

Понятие waithood ⁠ввела в употребление в 2007–2008 годах доцент Американского университета в Вашингтоне Диана Сингерман, занимающаяся исследованиями общественно-политических процессов на Среднем Востоке. В своих работах она и другие эксперты все чаще указывают на то, что молодые ⁠взрослые повсюду сталкиваются с тем, что ⁠брак и дети слишком ⁠дороги для них с учетом экономической и политической ситуации. Сингерман изначально иллюстрировала ⁠тенденцию восточными ⁠и африканскими странами, но, очевидно, схожие процессы происходят и в западных.

По всей ⁠планете люди, которые биологически считаются взрослыми, оказываются не в состоянии достичь социальных маркеров этой взрослости – соответствующего уровня доходов, собственного жилья, карьерной ступени, брака и так далее. «Ожидание взросления» особенно сказывается на женщинах: во многих обществах, включая развитые, женщину до сих пор не считают полноценной, если она не вышла замуж и не стала матерью, – отсутствие этих вех нередко мешает даже карьерному росту. Но на самом деле аналогичные «требования» есть и в отношении мужчин: женитьба, отцовство, покупка дома/квартиры, уровень дохода – считается, что все это должно быть достигнуто к определенному возрасту, чтобы человека можно было назвать состоявшимся.

Почему откладывают взросление? Объяснения разные. В ближневосточных и африканских регионах это зачастую неопределенность политической и экономической ситуации, гражданские и военные конфликты, отсутствие работы. «Если у них нет денег, они не женятся», – отмечает Сингерман. Одновременно в среде молодых людей меняется отношение к жизни отдельно от родителей и к образованию – особенно среди женщин, которые во многих странах больше стремятся получить образование, чем мужчины. Там, где функционирует институт «выкупа» невесты за приданое, причиной не вступать в брак может быть отсутствие соответствующих ресурсов.

В развитых странах, где, очевидно, также действуют экономические резоны, вступают в силу и дополнительные факторы. «Понятие того, что мы “должны” делать в наши 20+ лет, изменилось: вместо поиска жизненного партнера мы исследуем и экспериментируем», – говорит психолог Брэнди Энглер, автор книги о современных отношениях. По ее словам, отношения перестают быть для человека целью и превращаются в способ провести время. Одновременно меняется видение института брака: все больше женщин и мужчин не испытывают необходимости в нем – по крайней мере пока.

«Почему люди откладывают семейную жизнь и рождение детей, почему растет возраст вступления в брак? В разных уголках мира могут быть разные причины, но тренд глобален», – считает Марша Инхорн, антрополог из Йельского университета, организатор недавно прошедшей конференции о явлении waithood.

У «ожидания взросления» есть ряд последствий, влияющих на жизнь самого человека и общества в целом. Большинству людей – и женщинам, и мужчинам – тяжело осознавать, что они не оправдывают ожиданий родителей и общества, не достигают того, что «должно быть». Это подавляет, демотивирует и может привести к депрессии. Также исследователи явления связывают его со снижением фертильности по всему миру: сентябрьский отчет, опубликованный в журнале Lancet, указывает, что если в 1950-м на каждую женщину в среднем приходилось 4,7 ребенка, то в 2017-м показатель упал до 2,4. Одновременно растет возраст материнства: в 1980 году в США женщина впервые рожала в среднем в 22,7 года, а в 2013-м – уже в 26 лет. И если в 1970 году только 1,7 из 1000 женщин заводили первого ребенка в 35–39 лет, то к 2006-му так поступают 11 из 1000.

Как отмечает Инхорн, в связи с этим растет популярность технологий искусственного оплодотворения: женщины, откладывающие создание семьи, прибегают к криоконсервации яйцеклеток, чтобы со временем не потерять способность зачать, когда они этого захотят. Наконец, исследователи указывают на еще одну особенность поколения «откладывающих взрослость»: хотя отношение к роли женщины неуклонно меняется, восприятие роли мужчины по большей части остается прежним – подавляющая часть общества считает, что он должен зарабатывать больше партнерши. Это клише дополнительно затрудняет поиск пары как для первых, так и для вторых.

«Данный кризис молодежи глобален», – пишет антрополог Алсинда Хонвана. Но он может стать тем, что изменит общества по всему миру. «Поколение waithood, – полагает Хонвана, – обладает громадным трансформирующим потенциалом».

Этот потенциал уже действует – в разных частях света по-разному. Где-то он выливается в уличные протесты, где-то – в смену общественной парадигмы. В Африке снижается доля детских браков; в Индонезии, где женщина практически обязана быть замужем (лишь 2% женщин никогда не имели семьи к 40 годам), девушки все чаще медлят с этим, чтобы получить образование и построить карьеру. В Европе и США меняется отношение к семье. Брак перестает считаться необходимым атрибутом взрослой жизни, а партнер или партнерша – обязательным условием для появления детей. Пары, в которых женщина старше партнера или зарабатывает больше него, а отец уходит в отпуск по уходу за ребенком вместо матери, перестают выглядеть «необычными». Да и само явление waithood становится все более привычным. Тебе 30 и ты взял паузу, прежде чем перейти на новую жизненную ступень? Ты не одинок.

загрузка...
Популярные видео на YouTUBE
Материалы по теме
загрузка...
А-9832,91 грн./литр
А-95+30,26 грн./литр
А-9528,87 грн./литр
А-9227,84 грн./литр
ДТ28,3 грн./литр
LPG13,42 грн./литр

Самые важные новости

Чтобы не пропустить главные новости недели, подпишись на пятничную рассылку.