Calendar Icon

Взять деньги и проголосовать по совети - не получится: могут проконтролировать

Взять деньги и проголосовать по совети - не получится: могут проконтролировать
20.02.2019 12:34 (Обновлено 20.02.2019 в 12:36)

​Нынешняя президентская избирательная кампания обещает быть довольно жесткой, отмечают эксперты. В 2019 году Центризбирком зарегистрировал рекордное количество кандидатов на пост главы государства — 44 человека.

Среди них как опытные политики, так и те, чьи фамилии большинство украинцев слышит впервые. Все претенденты на главное кресло государства нашли необходимые для залога 2,5 миллиона гривен и подали документы в ЦИК.

Несмотря на то что до выборов осталось еще больше месяца, независимые наблюдатели совместно с полицией уже сейчас фиксируют многочисленные нарушения. Активизировались агитаторы, которые не всегда действуют по закону. Так, представители общественной сети «Опора» на днях сообщили о случае незаконной агитации… в детском саду. В дошкольное учреждение Киева пришли представители некой политической партии и раздавали малышам книги с партийной символикой. Полиция уже начала проверку по данному факту.

О других нарушениях в проведении избирательной кампании и о том, почему на самом деле никому не известные люди без малейшего шанса победить баллотируются в президенты Украины, «ФАКТЫ» расспросили координатора общественной сети «Опора» Ольгу Айвазовскую.

«Доказать подкуп избирателей пока что весьма проблематично»

— Ольга, после каждых выборов, будь то президентские или парламентские, обычно заходит речь о массовых фальсификациях. Видимо, так же будет и в этот раз. Но на скамье подсудимых — как обычно единицы: какие-нибудь организаторы каруселей, либо других незначительных нарушений. Почему так? Действительно ли так легко фальсифицировать выборы, или разговор о фальсификациях — это своеобразная манипуляция?

— Эта проблема не столь однозначна. С одной стороны, до 2014 года правоохранители преимущественно считали, что они отвечают исключительно за охрану общественного порядка и избирательной документации. Конечно, милицию и СБУ как административный ресурс использовали для силовой поддержки провластных кандидатов или же давления на оппозиционных. Пиковыми годами такого злоупотребления на моей памяти были 2004, 2010 (местные выборы) и 2012 годы.

Почему так мало уголовных дел было тогда доведено до судов и приговоров? На самом деле после нарушений и масштабных злоупотреблений на выборах президента в 2004 году для организаторов и участников фальсификаций применялась амнистия. К сожалению, безответственность за системные нарушения спровоцировала выработку своеобразной культуры покрытия преступлений и злоупотреблений, лояльного отношения к таким фактам как со стороны кандидатов, так и избирателей.

В 2014-м, когда остро стоял вопрос сохранения государственности, массовых злоупотреблений как со стороны силовиков, так и со стороны кандидатов и партий, не было. А уже после местных выборов 2015-го у нас появились реальные уголовные дела по избирательным преступлениям, и суды выносили обвинительные приговоры за совершение незаконных действий.

В 2019 году впервые полиция начала работать публично с целью предупреждения фальсификаций и нарушения законности избирательного процесса. Останутся ли они равноудаленными от всех кандидатов до и после дня голосования, ответить трудно, но все же шанс на это есть.

Еще одна проблема лежит в плоскости законодательства. Документирование и расследование такой категории преступлений, как подкуп сегодня проблематично. Фактически очень сложно кого-либо задержать на месте преступления и провести следственные действия.

Как по мне, раскрыть подкуп сегодня можно лишь одним способом: внедрять правоохранителей в среду избирателей, в отношении которых есть подозрения, что будут проводиться массовые нарушения. При этом оперативник должен иметь полномочия собирать необходимые доказательства в ходе досудебного расследования во время совершения нарушения, а не после происшествия. Иначе выйти на заказчиков подкупа фактически невозможно.

«Агитация во время избирательной кампании — законна и легальна»

— Сейчас активизировались агитаторы, которые ходят по квартирам и под видом проведения соцопроса фактически рассказывают, почему нужно голосовать за их кандидата. Скажите, это вообще законно? Если агитаторы стучатся в квартиру, нужно ли вызывать полицию?

— Агитация является законной и легальной, поэтому вызывать полицию на любой стук в дверь человека с агитационными материалами нецелесообразно. Это может трактоваться как препятствование агитационной деятельности, что само по себе является недемократической практикой.

Агитация разрешена как за, так и против. Дискуссия, критика и дебаты вокруг личности политика как публичного лица, а также его программных задач — это неотъемлемая часть соревновательного и открытого избирательного процесса. Другое дело, что оплата труда агитаторов и заключение с избирателями соглашений прямо запрещены законодательством о выборах (статья 64, ч. 6). Также закон запрещает проводить агитацию, которая оплачена не из средств официального избирательного фонда. Это деяние с точки зрения буквы закона может трактоваться как подкуп избирателей.

— В социальных сетях граждане часто сообщают о подкупе избирателей. На какое-либо предприятие или в многоквартирный дом приходит некое лицо со списком и начинает агитировать за какого-либо кандидата. И если граждане правильно проголосуют, то им обещают денежное вознаграждение. Меня всегда интересовал такой вопрос: есть ли у тех, кто подкупает избирателей, реальная возможность проверить, за кого человек, получивший свою тысячу, либо полторы, в конечном итоге проголосует? Проще говоря, можно ли безнаказанно взять деньги, но проголосовать, тем не менее, по совести?

— Сам факт получения денег, или то, что вам обещают их заплатить, после того как вы сделаете «правильный» выбор, — это преступление. Следствие не должно устанавливать причинно-следственные связи между получением денег и голосованием именно за этого кандидата. Поэтому, призывы политиков: «Берите у всех деньги, а голосуйте по совести», — являются побуждением к совершению преступления и свидетельствует об их истинном уровне правового сознания.

Но лица, совершавшие подкуп, могут проконтролировать, как именно вы проголосовали. Просто о некоторых деталях не хочется говорить, чтобы не давать «полезные советы» недобросовестным кандидатам. В то же время, уверяю, что существуют способы не только такие банальные, как фотографирование бюллетеня, или похищение его и запуск «карусели», а и нетипичные отметки вместо традиционных крестиков, использование цветных паст, контроль со стороны фейковых наблюдателей перед урной для голосования, членов комиссий и тому подобное.

«Один из способов контроля „правильного“ голосования — коллективная ответственность»

— Погодите. Допустим, договариваются — я плачу тысячу, а ты в бюллетене поставишь вместо крестика — нолик. Так можно проконтролировать только общее количество проголосовавших за деньги. Но кто именно «неправильно» проголосовал — это же нельзя выяснить?

— В этом случае организатор подкупа устанавливает коллективную ответственность избирателей. Есть список — такое-то количество граждан на этом участке должно проголосовать за такого-то. Если проголосовавших будет меньше — значит, обещанные деньги никто из подкупленных избирателей не получит. Их об этом предупреждают заранее.

— А как можно похитить бюллетень? Сделать вид, что бросаешь его в урну, а на самом деле выйти из избирательного участка и показать, что проголосовал «правильно» ответственному за подкуп?

— Это и есть «карусель», о которой я упоминала. Выносится один бюллетень, передается третьим лицам, а уже следующий избиратель, кто участвует в подкупленном голосовании, бросает этот проверенный бюллетень в урну.

— Скажите, исчезающие чернила — они реально существуют, или это миф?

— А для чего они? Чтобы на пустой бюллетень, из которого исчезла галочка, поставить новую напротив другого кандидата при подсчете? Очень маловероятна эффективность этой технологии. Легче организовать выдачу бюллетеней за счет лиц, находящихся за рубежом, которые не стоят на консульском учете. Информацию о таких лицах можно собрать, что называется, полевым методом и после заговора среди членов комиссии выдать бюллетень постороннему лицу. А резерв таких голосов — 4 миллиона. Немало.

— Давайте поговорим еще о подкупах. Считается ли преступлением, если кандидат устанавливает, например, на подъезд избирателей новые двери или строит детскую площадку? Если да, то будет ли считаться подкупом такое же действие, совершенное, скажем, за день до начала избирательной кампании?

— Избирательная кампания и избирательный процесс начался 31 декабря и завершится после объявления официальных результатов выборов, поэтому все нарушения, которые произошли в этот промежуток времени подпадают под ответственность. Как я говорила выше, вся агитация должна быть проплачена из избирательного фонда, а вот предоставление товаров, в том числе и по заниженным ценам, услуг, ценных бумаг и лотерей расценивается как подкуп избирателей. Впрочем, уголовно наказуемым является и косвенный (не денежный) подкуп, совершенный по отношению к юридическим лицам, например, школам, учреждениям здравоохранения и тому подобное.

«Не все технические кандидаты „работают“ за деньги»

— На этих выборах рекордное количество кандидатов в президенты. Мне кажется, каждый из кандидатов реально оценивает свои шансы и понимает, есть ли у него возможность выйти во второй тур, либо нет. Какая еще выгода существует для технических кандидатов, кроме того, чтобы проверить свой реальный рейтинг перед парламентскими выборами? На сколько может разбогатеть технический кандидат, «откусивший» пару процентов у кого-то из лидеров президентской гонки?

— Технические кандидаты — целая индустрия. Нельзя таковыми называть всех политиков с невысокими рейтингами или незначительными фондами, которые они могут себе позволить на оплату агитации. Каждый гражданин, которому исполнилось 35 лет, проживающий на территории Украины последние 10 лет, владеющий государственным языком и способный собрать 2,5 миллиона на денежный залог, может реализовать свое конституционное право быть избранным главой государства.

Техническим кандидатом считается тот, кто взял деньги у рейтинговых, или финансово состоятельных игроков, чтобы получить большее представительство для них в избирательных комиссиях, обеспечить физическую поддержку своих наблюдателей в помещении для голосования, а также помогать распространять заведомо ложную информацию об оппонентах в интересах третьей стороны. Иногда эти люди зарабатывают себе имя в политическом мире. Как правило, они всегда, хорошо выполнив свою работу, могут заручиться поддержкой будущего президента на парламентских выборах. А иногда просто зарабатывают деньги.

— Будет ли возможность у граждан, проживающих на временно-оккупированных территориях и не сдавших украинский паспорт, проголосовать на президентских выборах?

— Да, конечно. Они в своих правах ничем не отличаются от других граждан и через процедуру временного изменения места голосования без изменения избирательного адреса, подав заявление в ближайший отдел ведения Государственного реестра избирателей, выбрав участок на подконтрольной правительству Украины территории, реализовать свое право голоса. Впрочем, обратиться нужно лично и не позднее чем за 5 дней (25 марта) до даты голосования. И, конечно, нужно будет приехать в день выборов. Если же будет объявлено повторное голосование (2 тур), то придется обращаться во второй раз.

— Ну и последний вопрос: можно ли верить экзитполам, или это чистой воды манипуляции?

— Экзитпол это не совсем то средство контроля за реальным результатом голосования, которое позволяет избежать фальсификации. На конкурентных выборах, где много ресурсных игроков и разрыв между ними незначителен, экзитпол ничего не покажет. Погрешность при проведении такого опроса 2−3%, поэтому реальный результат любого участника кампании может колебаться в пределах 2−2,5% как в одну, так и в другую сторону.

Например, по результатам экзитпола партия А получает 4,5% голосов на выборах в парламент при 5% проходном барьере. Это означает, что конечный результат может находиться в промежутке между 2,5% и 6,5%.

Конечно, интересно включить в 20:00 телевизор и услышать данные экзитполов, но относиться к ним серьезно не стоит. На Западе экзитполы заказывают именно телеканалы, потому что стоимость рекламы в день выборов в воскресенье будет колоссально расти. Это хороший медийный прием, не более.

Популярные видео на YouTUBE
загрузка...
Материалы по теме
А-9833,4 грн./литр
А-95+30,35 грн./литр
А-9528,97 грн./литр
А-9227,89 грн./литр
ДТ28,11 грн./литр
LPG11,49 грн./литр
Самые читаемые новости
Лучшие видео с YouTUBE
Популярные блоги
Погода и гороскоп
Автоновости