Calendar Icon

«Заявления никто не написал»: Нефьодов об итогах разговора Зеленского с таможенниками

«Заявления никто не написал»: Нефьодов об итогах разговора Зеленского с таможенниками
06.08.2019 11:13 (Обновлено 06.08.2019 в 11:16)
Александра Романюк, «Сегодня»

​Совсем недавно, 5 июля Кабинет министров утвердил первого заместителя министра экономического развития и торговли Максима Нефьодова в должности главы Государственной таможенной службы Украины.

О том, как и когда полноценно начнет работать служба, чем чиновники собираются "порадовать" честных бизнесменов, стоит ли ожидать от новой таможни огромных поступлений в госбюджет, Нефьодов рассказал сайту "Сегодня".

- Уже месяц вы исполняете обязанности главы Государственной таможенной службы. Чем преимущественно занимаетесь сейчас?

- Сейчас моя работа – это начало регистрации новой службы. Пока я здесь единственный сотрудник. Поэтому какие-то ожидания, что я с первого дня начну что-то менять или кого-то карать или принимать принципиальные решения – до этого еще довольно далеко. Если все будет идти по плану и мы будем двигаться достаточно быстро, новая таможенная служба заработает где-то в конце сентября. В том числе – если не будет задержки с созданием нового правительства, которое должно принять еще несколько решений, в частности, возложить ряд обязанностей на Гостаможслужбу.

- Когда вы начали знакомиться с таможенной проблематикой?

- Реформа на таможне не начиналась очень долго, и за это время была разработана куча планов. Это и план Министерства финансов, утвержденный Кабмином, и план, который предлагался правительством США и их Таможенно-пограничной службой (Customs and Border Protection). Есть и огромное количество наработок бизнес-ассоциаций. Я и сейчас каждый день встречаюсь с бизнес-ассоциациями, с экспертами. Поэтому тут главный вопрос не "что делать?". Вопрос в том, что это нужно сделать.

- Как планируете организовать работу? Будете решать одну проблему за другой или заниматься всеми одновременно? Какие направления считаете приоритетными?

- Первый приоритет и задача №1, как я сказал, – запустить саму Гостаможслужбу. Причем это не только прохождение каких-то бюрократических процедур. Хочется использовать этот момент, чтобы сделать более эффективную, более плоскую структуру, уменьшить количество юридических лиц в подчинении центрального аппарата. Возможно, почистить таможню от наиболее одиозных людей, которые, конечно, не будут переведены в новую структуру, и т. д.

- А после того, как служба заработает?

- Конечно, заниматься всеми проблемами одновременно невозможно, потому что всегда есть ограниченность ресурсов, и эти ресурсы хочется сконцентрировать на вещах, которые дают наибольший эффект. В некоторых вопросах возможны "быстрые победы", о которых все давно говорят, и мы будем делать их, несмотря ни на что. Это такие вещи, как открытие данных по таможне в безличном виде, упрощение структуры таможенных ставок, решение вопроса с таможенной стоимостью автомобилей и т.д.

С другой стороны, мы сконцентрируемся на вопросах, которые требуют системных реформ и где может быть наибольший результат. Это, в первую очередь, автоперевозки, почтовые и контейнерные перевозки. Чтобы проводить системные изменения в этих направлениях, их необходимо атаковать со всех сторон. Это не такой вопрос, где можно улучшить что-то одно, и оно вдруг начнет работать в сто раз лучше. Здесь необходимо и менять кадры, и изменять саму систему подбору, обучения, оценивания, повышения людей. Нужно менять инфраструктуру, в которой они работают. Потому что сейчас весь контроль у нас происходит глазами, и он нигде не фиксируется. И, понятно, ожидать, что в таких условиях мы избавимся от коррупции, немного наивно.

Также необходимо переводить все операции в электронный вид. И не только для того, чтобы уменьшить общение с таможенным инспектором, но и ускорить работу инспектора, ускорить обработку документов, автоматизировать те части рабочего процесса, которые можно автоматизировать.

Есть и вопросы евроинтеграции. Потому что таможня ведь не работает как отдельный орган. Она сотрудничает с аналогичными структурами по другую сторону границы. Поэтому необходимо решить вопросы обмена информацией, совместных проверок, вопросы с контейнерными линиями, которые уже работают в пилотном режиме, но пока в этом вопросе нет какого-то супер-прорыва.

- Каких нововведений при таможенном оформлении товаров следует ожидать украинским предпринимателям в ближайшее время (законопослушным и контрабандистам)?

- То, что я перечислил, это и есть изменения. Таможня должна работать быстрее, прозрачнее, и должно быть понятно, почему к их товарам применяются те или иные методы контроля. Предприниматели должны понимать, что правила единые по всей стане. Например, один и тот же товар, который въезжает в Украину, должен классифицироваться одинаково, независимо от того, через какую таможню он въезжает.

Но повторю: не будет такого, что какие-то изменения произойдут уже завтра. Сначала нужно создать новую таможенную службу.

- А когда будет ликвидирована Государственная фискальная служба?

- С юридической точки зрения, ликвидация самой ГФС – с учетом всех судов, долгов и т. д. – растянется минимум на несколько лет. По крайней мере, Министерство доходов и сборов, ликвидированное в марте 2014 года, существует до сих пор.

Ликвидация любого государственного органа – это очень длинный и болезненный процесс. Но людей должна волновать не ликвидация того или иного органа, а то, когда будут возложены обязанности на новосозданный орган. В данном случае – на Государственную налоговую службу. Еще раз скажу, мы очень хотели бы, чтобы это произошло до конца сентября.

- Где вы предполагаете брать новые кадры для таможенной службы?

- Будем набирать на конкурсе с открытого рынка. А какие могут быть альтернативы? Конечно, мы приглашаем подаваться на конкурс всех: и юристов, и логистов, и таможенных брокеров и, возможно, бывших таможенников, которые уволились из-за невозможности работать в коррупционных условиях. Без новых кадров надеяться, что на таможне что-то существенно изменится, наивно.

Со своей стороны, я могу пообещать, что буду бороться за то, чтобы постепенно довести зарплаты таможенников до рыночного уровня. Это очень большой приоритет, без этого изменений и никакого кадрового обновления не будет. Да, к сожалению, навряд ли это можно будет сделать прямо с 1 января 2020 года. Но мы очень будем стараться, чтобы комбинацией разных способов мы постепенно довели ее до рыночного ровня. Начиная от банального увеличения бюджета до оптимизации работы, оптимизации нагрузки, количества таможенников, перераспределения зарплат внутри самой структуры (чтобы больше средств перераспределять на наиболее квалифицированные кадры). Ожидать, что на 6 тыс. грн кто-то придет, чтобы качественно и профессионально работать, немного наивно.

- Приведете ли вы свою команду в новую службу? На кого будете опираться в своей работе?

- Конечно, у меня будет несколько советников. Гостаможслужба – это государственный орган, и эти люди должны будут зайти сюда, чтобы приносить пользу. Я рассчитываю также, что у нас в том числе будут международные советники и консультанты, рассчитываю и на сотрудничество с донорами. Ведь, как я уже говорил, таможня – это не тот орган, который может работать в изоляции, как на острове. Она должна работать по принципам, аналогичным тем, по которым работают наши европейские партнеры. По принципам, которые соответствуют международным стандартам в этой сфере. Возможно, мы создадим также Reform Support Team, Группу поддержки реформ, как сделали в Минэкономики, Минфине, некоторых других структурах. Работу таких команд оплачивает Европейский Союз, это порядка 15-20 людей, которые в течение года после этого должны зайти на работу в государственную службу. Но это, скорее, маленький проектный офис. По сравнению с 10,8 тысячи работников таможни это лишь капля в море.

А вот каких-то тайных советников, смотрящих и чего-то подобного у меня точно не будет.

- Во время совещания в Закарпатской области Владимир Зеленский предложил таможенникам или начинать нормально работать, или писать заявления. Многие люди подали заявления на увольнение?

- Никто не написал заявления, конечно…

Я убежден, что на таможне, как и в любом другом госоргане, есть какая-то часть здоровых людей, на которых точно можно опираться, которые готовы работать качественно, их, возможно, никогда не повышали а, наоборот, ставили на какие-то тяжелые участки работы. Есть часть людей, которые готовы, наверное, принять любые принципы работы. Если руководитель скажет, что мы работаем честно – они будут работать честно и справедливо. И есть, конечно, какая-то часть людей, с которыми нужно прощаться. Те, которые явно дискредитированы и в глазах предпринимателей, и в глазах общества. У которых есть какие-то феноменальные состояния. Я часто повторяю, что можно научить каким-то знаниям, но нельзя научить быть честным.

- Наверное, таких скомпрометировавших себя сотрудников будет легко уволить во время создания новой госслужбы.

- Нет, это не будет просто. Процесс государственной службы построен таким образом, что уволить сотрудника можно через 6-7 месяцев от момента, когда ты захотел его уволить, до самого увольнения. А потом – еще суды.

Возможно, удастся почистить какую-то небольшую кучку руководящего персонала, но не больше. Поэтому я и предлагал в стратегии реформы что-то сделать с законодательством в этой сфере. Возможно, переводить таможенников на срочные контракты. А с другой стороны, нужно вводить страхование их ответственности, давать им возможность получать за хорошие результаты работы. Это также будет одно из направлений реформы.

- Те, кто смотрел видеозапись совещания в Ужгороде с участием президента, довольно много могли узнать о разных схемах на таможне. Но я хотела спросить об одной из схем, которая, очевидно, касается довольно значительного числа жителей приграничных регионов – "пиджаки", или "челноки". Как можно бороться с такой схемой?

- Такая схема – абсолютно не украинская специфика. Она существует во многих странах. Ну, например, такая схема активно использовалась между Гонконгом и материковым Китаем. Как с ней бороться? Это должна быть комбинация мер. Во-первых, нужно сделать реально возможным легальное оформление товаров. Потому что многие бизнесмены используют такие схемы не потому, что хотят нарушать, а потому, что не имеют легальной возможности ввозить этот товар "по-белому". А если ввозят, их отправляют на проверки, которые могут длиться неделями. И когда так происходит несколько раз, человек начинает понимать, что так дела не будет.

С другой стороны, нужно упростить классификацию и определения пошлин для определенных категорий товаров. Потому что существующее положение вещей приводит к дискреции и коррупции, к желанию каких-то махинаций.

И, конечно, при этом нужно усиливать борьбу с такими явлениями. Причем, если наказывать человека, который что-то провозит или проносит, правоохранительными способами – стоимость наказания получается не сопоставимой с тратами. Нельзя же сажать человека за то, что он провез одну сумку с продуктами. Но нужно создавать условия, чтобы такой бизнес был невыгоден. Чтобы условия провоза таких сумок были сопоставимы с затратами на легальную перевозку. Тогда грузопоток будет идти на нормальное таможенное оформление.

Но хочу сказать, что этот комплекс мер – не первый наш приоритет. Понятно, что такой большой социальный фактор нельзя сразу закрыть, надеясь, что люди где-то найдут другую работу. К нему нужно идти постепенно, выдавливая серый сегмент в белый.

Наверное, ни в одной стране мира эта схема не ликвидирована полностью. Например, я недавно общался с канадцами – у них тоже есть контрабанда сигарет, которой занимаются индейцы, живущие на традиционных территориях и имеющие право на самоуправление. Но уменьшить объемы потоков – это довольно реально. Но, снова-таки, все нужно делать постепенно, чтобы и бизнес под это подстраивался, и люди переориентировались на какие-то другие виды занятости.

- А вообще, как вы считаете? Должна быть уголовная ответственность за нарушения правил таможенного контроля?

- Нет, я не сторонник этого. При существующем качестве украинских судов и правоохранительной системы это не даст результата, зато приведет к большому числу уголовных дел, которые возбуждаются за мелочи. Это также может привести к дополнительному чрезмерному давлению на бизнес.

- Даже если это злоупотребления в больших размерах?

- Я против криминализации именно нарушений таможенных правил. Например, если имеет место нелегальное производство сигарет без акцизных марок, есть другие статьи Уголовного кодекса, по которым можно возбуждать уголовные дела. Мошенничество, подделка документов и т.д. Но с этими вопросами надо бороться, понимая, как эти методы могут быть использованы. К сожалению, в нашей стране, где правоохранительные органы могут потенциально злоупотреблять своими полномочиями, надо очень хорошо понимать, к каким последствиям это может привести. Я против криминализации этой сферы, я за увеличение аналитических мощностей в поисках таких преступлений, и я за то, чтобы таким образом делать их невозможными.

- Какие законодательные изменения нужны в этой сфере? Какие нужны в первую очередь? Какие из них уже разработаны, над какими еще только будете работать?

- Первостепенные – это три группы изменений. Это два законопроекта, которые нужно проголосовать уже во втором чтении, и один, который находится на стадии разработки. Так, в первом чтении уже принят законопроект об авторизованных экономических операторах на таможне. Это возможности для большого белого бизнеса, который готов класть деньги на депозиты, открывать контролирующим органам свои счета и проходить пост-таможенный аудит, давать им ускоренное оформление и отдельные преимущества в этом. Вплоть до того, когда они могут ставить пломбы, не заезжая на таможню, а просто у себя на производстве. Это дает возможности таможне сконцентрироваться на, условно говоря, потенциально рискованном или потенциально сером товарообороте и не заниматься контролем больших, особенно международных компаний, которые дорожат своей репутацией, у которых в Украине есть производства, много активов, и, даже, если, допустим, возникнут какие-то проблемы, их можно постфактум решить в судебном порядке, это точно не фирмы-бабочки.

Второй очень важный законопроект, который также уже принят в первом чтении, – о совместном транзите. Когда он будет принят, он позволит бизнесу с одним унифицированным документом ехать, условно говоря, от Португалии до Украины. И это не только ускоряет и упрощает работу для бизнеса, поскольку не надо менять бумажки каждый раз, но и дает большую возможность контроля. Чтоб не было такого, что из Польши выехали айфоны, а в Украину доехал пластилин или керамическая плитка. Если у вас единая декларация, которая прослеживается на всем протяжении маршрута, с такими нарушениями бороться, конечно, значительно проще.

И третья группа законодательных изменений, которые нужны в первую очередь, это точечные изменения в Таможенный кодекс. О некоторых я уже говорил. Они касаются упрощения кадрового обновления, страхования ответственности таможенника (если таможенник наносит какой-то ущерб, чтоб это не превращалось просто в бесконечные судебные тяжбы, когда бизнес не может добиться компенсации, а был бы простой и понятный механизм). Это более плоская структура, когда таможни станут единым юридическим лицом и, соответственно, у нас не будет этих региональных княжеств, каждое из которых живет по своим правилам. Частичное приближение кодекса к европейским правилам и т.д.

Эти изменения мы разработаем совместно с Министерством финансов и подадим в парламент, когда заработает новая Верховная Рада. Хотелось бы, чтобы все эти три группы изменений были проголосованы уже в этом году.

- Некоторые таможенники и ряд экспертов говорят о том, что таможенная служба в последнее время превратилась в подразделение фискальной службы, тогда как другим функциям этой структуры уделяется мало внимания. На ваш взгляд, сбор денег в бюджет – первостепенная задача таможни, или лишь одна из задач?

- Определенная функциональная переориентация важна. Потому что всегда, когда мы говорим о таможне, мы говорим прежде всего о собранных средствах. Это, конечно, важная задача. Но она не может быть единственной функцией. Когда мы концентрируемся на ней, мы забываем о таможенной безопасности. Все-таки таможня – это не только о собранных средствах, это и о том, чтобы на территорию Украину не попадали наркотики, оружие, контрафактные изделия, которые могут быть вредны, чтобы не вывозились культурные ценности и т.д.

Но есть и третья функция – это содействие торговле. Собственно, таможня стоит не только для того, чтобы "обилетить" каждого, собрать по максимуму деньги и всех трусить. Таможня существует для того, чтобы найти определенный баланс между тем, что да, люди должны уплатить определенные средства, и тем, что белый бизнес должен ехать максимально быстро и безболезненно, а черные товары не должны ехать категорически.

- Тем не менее, на уже упоминавшемся совещании с таможенниками в Ужгороде замглавы Офиса президента Алексей Гончарук говорил, что за счет прекращения контрабанды можно будет отдать внешние долги Украины. На ваш взгляд, о каких цифрах может идти речь?

- Еще раз говорю, это неправильный подход – оценивать эффективность работы по тому, сколько ты собрал, сколько ты вытрусил из бизнеса. Это дает очень неправильный посыл всем работникам. Мне не очень понятно, что такое "план" для таможни или налоговой службы. Мы администрируем те налоги и пошлины, которые определены законодательно. Если сегодня бизнес везет какой-то товар, то мы должны собрать те пошлины, которые определены законом. Но говорить таможенникам, что вы должны сегодня во что бы то ни стало собрать такую-то сумму – это для меня несколько удивительно и непонятно. Собрать как? Требуя взятки? Говоря, что, пока не заплатишь такую-то сумму, не проедешь?

Исполнительская дисциплина, конечно, обязательно должна быть. И статистика – это самое страшное оружие, и нужно смотреть на какие-то статистические отклонения в стоимости товара, скорости оформления, количестве собранных денег и т.д. Статистика дает интересные инструменты для борьбы с коррупцией или с какими-то нарушениями. Но перегрузка фискальностью меня удивляет. Понятно, все ожидают, что, если таможня будет работать прозрачно, то поможет бизнес-климату. У нас оживится торговля, у нас будет больше инвестиций, и мы эволюционно просто будем собирать больше денег. Если переориентируем черные и серые потоки в белое русло, мы, соответственно, соберем больше денег. Но концентрироваться на том, что в результате реформы завтра будет приходить больше денег в бюджет – это неправильно.

Популярные видео на YouTUBE
загрузка...
Материалы по теме
А-9833,31 грн./литр
А-95+30,27 грн./литр
А-9528,9 грн./литр
А-9227,82 грн./литр
ДТ28,04 грн./литр
LPG11,45 грн./литр
Самые читаемые новости
Лучшие видео с YouTUBE
Популярные блоги
Погода и гороскоп
Автоновости