Расписка на секс не нужна: ​почему не стоит доверять громким заголовкам

С 11 января в Украине вступят в силу изменения в Уголовном кодексе, и мы сейчас наблюдаем редкий случай, когда они активно обсуждаются не только профессиональными юристами, но и обычными гражданами.

Расписка на секс не нужна: ​почему не стоит доверять громким заголовкам

Бурную реакцию социальных сетей вызвала новая редакция части 1 статьи 152, которая звучит так: "Совершение действий сексуального характера, связанных с вагинальным, анальным или оральным проникновением в тело другого человека с использованием гениталий или любого другого предмета, без добровольного согласия потерпевшего лица (изнасилование) - наказывается лишением свободы на срок от трех до пяти лет". Примечание к статье гласит, что согласие считается добровольным, если оно является "результатом свободного волеизъявления лица, с учетом сопутствующих обстоятельств". Раньше статья называла изнасилованием "половое сношение с применением физического насилия, угрозы его применения или с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица". Украинские мужчины теперь боятся, что поголовно сядут в тюрьму.

Свой вклад в градус дискуссии, к сожалению, внесли и не слишком честные СМИ, упоминавшие в заголовках "секс без расписки". Как очевидно из приведенных формулировок, о расписках, контрактах и других экзотических формах доказательств согласия речи не идет, но это не останавливает редакторов, желающих набрать побольше просмотров на горячей теме. Некоторые издания от лица мужчин обижаются на формулировку "гениталий или любого другого предмета", видимо, это как-то должно людей напугать или отвратить от правильного прочтения написанного в новой редакции статьи.

Тем временем, отказ от узкой трактовки принуждения как применения физической силы и оценка более широкого контекста, в котором состоялся сексуальный контакт, постепенно становится общемировой нормой. Параграф 181 решения Европейского суда по правам человека по делу "М.С. против Болгарии" гласит, что хотя на практике, возможно, иногда сложно доказать факт отсутствия согласия без наличия "прямых" доказательств изнасилования, таких как следы насилия или показания непосредственных свидетелей, органы власти тем не менее обязаны проверить все факты и принимать решения на основании оценки всех обстоятельств. Подобный подход уже действует в ряде стран мира – в Бельгии, Дании, Ирландии и других.

Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии, который рассматривал многочисленные случаи сексуального насилия, также настаивает на том, что отказ не равен оказанию физического сопротивления. Факта нахождения девушек в плену у вооруженных мужчин достаточно, чтобы считать секс заведомо недобровольным. Так, в деле Кунараца, Ковача и Вуковича двое последних сначала сами изнасиловали пленную девушку, а потом под страхом смерти потребовали от нее сексуально обслужить своего командира Кунараца, что она и сделала. Хотя он, технически, не угрожал ей самостоятельно, обстоятельства позволили считать, что он осознавал недобровольность полового акта в данном случае. Обвинительный приговор в итоге получили все трое.

Стоит также отметить, что изменения вносятся затем, чтобы привести украинское законодательство в соответствие с требованиями Конвенции Совета Европы о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием, так называемой Стамбульской конвенции. Она принята 11 мая 2011 года всеми 47 странами – членами Совета Европы, но до сих пор не ратифицирована Украиной. За ее ратификацию выступают женские организации и президент, против – ряд депутатов Верховной Рады и Совет церквей. По мнению последних, проблема с Конвенцией состоит в том, что она легализует однополые отношения и концепцию гендера, что не соответствует украинским "традициям", как будто в XXI веке до сих пор кто-то обязан ими руководствоваться на уровне законов. Судя по тому, что необходимые поправки в национальное законодательство все же вносятся, ратифицирован документ в итоге будет.

Таким образом, разобравшись с происходящим в законах, можно сформулировать краткий перечень ответов на основные вопросы, будоражащие украинских мужчин уже который день:

Нужна ли мне будет расписка?

Нет. Это ниоткуда не следует. Вы видите в законе что-то о расписке? И мы не видим.

Отменяется ли презумпция невиновности?

Нет. Это опять-таки ниоткуда не следует. Суд все еще оценивает обстоятельства и убедительность доказательств, которые предоставит сторона обвинения.

Что если женщина не выражала несогласия, а потом подаст на меня в суд?

Если вы не держите ее у себя в плену или в какой-то иной явно доказуемой зависимости, бояться вам нечего.

Наша полиция коррумпирована и у меня есть влиятельные враги, они захотят меня закрыть.

Изнасилование – от трех до пяти лет, незаконное хранение наркотических веществ – от трех до восьми. Подбросить вам каннабиса будет проще.

Мои гениталии – не предмет!

Очень сочувствуем вашей обиде, но на юридической оценке вашего поведения неприятная формулировка никак не отразится.

Общий совет на будущее: будьте внимательны к происходящему. Если вы не уверены в наличии согласия, задайте прямой вопрос и в случае прямого отрицательного ответа немедленно прекратите. Не пользуйтесь чужим зависимым положением. Соблюдение этих нехитрых правил поможет вам уложиться в рамки кодекса. А нервные шутки про расписки оставьте людям с нечистой совестью – возможно, для них это форма психологической защиты.

Популярные видео на YouTUBE

Материалы по теме

Самые важные новости

Чтобы не пропустить главные новости недели, подпишись на пятничную рассылку.