Calendar Icon

Фонд гарантирования вкладов можно считать банкротом: что пошло не так и как это исправить

14.05.2019 15:18 (Обновлено 14.05.2019 в 15:21)
Андрей Кияк, «Лига.net»

За красивыми цифрами в официальных релизах скрывается нелицеприятная правда.

За красивыми цифрами в официальных релизах скрывается нелицеприятная правда. Фонд не просто отягощен огромными долгами перед правительством, которые пришлось привлекать во времена банкопада. Проблема и на стороне управления активами: вместо 14 млрд грн, полученных от их продажи в 2017-2019 годах, Фонд мог получить минимум 30 млрд грн.

Для этого были все предпосылки. Их фундамент был заложен еще в 2014 году, когда новая (на тот момент) команда фонда "с нуля" создавала одну из наиболее эффективных моделей управления активами банков, выведенных с рынка.

Что пошло не так и как это исправить?

Ноу-хау, о которых "забыли"

В 2014-2015 годах перед Фондом стояла фундаментальная задача, которая заключалась не просто в формировании системы управления активами, но и в создании основы для развития отечественного рынка проблемных активов.

Для этого нужно было решить несколько ключевых проблем.

Уменьшить чрезмерную нагрузку на Фонд, а значит и на вкладчиков проблемных банков. Фонд изначально отстаивал идею большей вовлеченности своих специалистов к анализу любого банка еще на этапе его проблемности. К сожалению, НБУ не поддержал нас в этом начинании, хотя именно в тот период это было наиболее необходимо.

Будь иначе, НБУ и Фонду удалось бы удержать огромное количество активов в проблемных банках и потом эффективно ими управлять. Более того, многие банки могли бы избежать этапа ликвидации – например, государство могло поддержать/национализировать Дельта Банк и VAB.

Можно было спасти и всех вкладчиков-физических лиц банка Форум (выше гарантированной суммы – 4 группа, включительно), но запланированная передача активов-пассивов в принимающий банк в самый последний день временной администрации была сорвана.

Научиться мгновенно, системно и целиком принимать банк, выведенный с рынка. Мгновенно – значит, что наши команды входили в банк по четко согласованным инструкциям для каждого. Даже ночью.

Целиком – формирование наиболее высоких требований к уполномоченным лицам, имеющими необходимые знания и обладающими достаточной репутацией для управления большими коллективами. При этом ликвидаторы, для экономии средств, могли руководить несколькими банками (кластеры), а также подвергаться ротации.

Также было важно моментально определять сомнительные сделки, которые проходили в банках до их выведения с рынка. Таким образом Фонд признал сотни операций и транзакций ничтожными. Это позволило вернуть залоги под кредиты, развернув обратно взаимозачеты и дробление крупных депозитов на множество мелких – до гарантированных Фондом 200 тыс. грн. Увы, многим "дробителям" удалось оспорить в судах действия Фонда, юристы которого не смогли ничего с этим поелать.

Системно – Фонд самостоятельно разработал и внедрил консолидированную отчетность всех банков в управлении, что позволило централизованно их контролировать. В дальнейшем от этой модели отказались, используя только отдельные ее элементы, из чего ликвидаторы получили слишком большую свободу действий. Многие коррупционные скандалы последних двух лет – одно из следствий этого решения.

Сохранить активы, чтобы гарантировать вкладчикам возврат денег. Фонд не переходил к продаже активов пока коллегиально не согласовал следующие принципы:

- В ликвидационную массу должны войти на продажу все активы банка – даже те, по которым шли судебные разбирательства. Закон четко определяет полномочия Фонда гарантирования: активы выводящихся с рынка банков находятся в полном распоряжении ФГВФЛ, вне зависимости от судебных разбирательств по ним: Фонд может продавать такие имущественные права, просто уже покупателю придется доводить дело до логического конца в судебных разбирательствах. После 2016 года от такой практики отказались, сейчас Фонд потоками проигрывает подобные суды, активы "зависают" на годы. Кстати, такие прецеденты и стали первопричиной, если хотите, проигранных судов по отмене ликвидации многих банков.

- Начальную стоимость каждого актива нужно пересматривать в сторону повышения. Даже оцененное в одну гривню мы предлагали выставлять по цене не меньше 30% от балансовой стоимости. Начиная со второй половины 2016 года Фонд решил выставлять все по балансовой цене. В целом это нормальная практика, но заявляя о том, что цена в конечном итоге упадет до 0,8%, Фонд дает сигнал рынку – зачем покупать дорого, если потом все равно будет дешевле.

- Приоритет электронным торгам. Концепция собственной площадки Фонда, как администратора аукционов, была готова уже в 2015 году. К сожалению, руководство Фонда не поддержало эту идею. Как следствие мы постоянно сталкиваемся с некачественной и нерыночной подготовке к продажам. Собственная площадка должна была решить проблему информационного дефицита по каждому активу. Еще одна спорная позиция – стоимость услуг платформы Prozorro. 20% комиссии любой площадки отходит именно ей, а могло бы в Фонд.

- Эффективно управлять активами – это не только продавать. Фонд создал сеть малых комитетов управления активами в каждом банке, которые подчинялись "большому комитету", после которого проект решения о судьбе каждого актива уходил на Дирекцию Фонда. Весь процесс был автоматизирован. В него вовлечено более 40 человек, что полностью нивелирует возможность любого влияния со стороны – на этот пункт стоит обратить внимание представителям наших силовых органов, которые, как известно не отказываются от легких путей в своей работе.

- Максимальное внимание основным средствам. Даже малоценку (стоимостью меньше 10 минимальных окладов) нам удалось продать в 2015 году на 27,4 млн грн. Увы, сейчас можно утверждать, что огромное количество подобных активов попросту разворовано – а чтобы закрыть явные недостачи их просто присоединяют к какому-нибудь "понятному" активу и продают пулом.

- Продавать быстро. Мы никогда не задерживали появление активов на аукционе, что стало залогом лучших результатов в новейшей истории Фонда (2014-2016 гг). В 2019 году я готов констатировать, что сознательная (или бессознательная) задержка с продажами привела к ничтожным результатам, как итог – на продажу выставляются целые пулы активов, достигая цены 0,8% от баланса.

"Свой путь" в никуда

Все вышеуказанное подтверждается цифрами – статистикой продаж за 2015-2019 годы. Для сравнения результатов принято использовать следующие показатели: маркетинговая эффективность продаж (соотношение балансовой суммы проданных активов к балансовой сумме выставленных активов), конверсия продаж (соотношение продажной цены активов к балансовой сумме выставленных на продажу активов), ценовая эффективность (соотношение продажной цены активов к балансовой стоимости проданных).

Важно заметить, что в 2014-начале 2016 годов торговались активы банков, в целом далеко не первой-второй группы по объему активов, а результат оказался очевидно лучшим чем в 2017-2019 гг.

Из таблицы видно, что:

  1. Наиболее сбалансированная система продаж ("быстро и дорого") была выстроена в 2015 и первой половине 2016 годов.
  2. В 2017 объем продаж (маркетинговая эффективность) и их ценовая эффективность значительно упали.
  3. В 2018 объемы проданных активов растут, но их цена, а соответственно и поступление в ФГВФЛ, продолжают снижаться.
  4. По прогнозам, при сохранении статус-кво, в 2019 году объем проданных активов стремительно увеличится (только из желания закрыть дыры Фондом), а их цена продажи будет также стремительно снижаться.

Резюме: тренд падения стоимости активов берет свое начало в конце 2016 года, было потеряно время – самое ценное в случае продажи проблемных активов. С внедрением голландской модели аукционов (на понижение) был заложен фундамент "обнуления" цен. Фактически, это превратило систему аукционов проблемных активов в тендеры публичных закупок ("кто даст меньше"). Удовлетворяются интересы кого угодно, только не ФГВФЛ.

Время исправляться. 10 простых шагов

Ситуацию можно исправить. Для этого прямо сейчас необходимо сделать несколько важных шагов.

  1. ФГВФЛ и НБУ (который является залогодержателем многих активов ликвидируемых банков) должны работать единым фронтом. Во-первых, важно принять единые принципы управления и продажи всех активов, включая те, которые находятся в залоге НБУ. Во-вторых, таким образом удастся дать сигнал и другим залогодержателям (кроме НБУ это коммерческие банки, в том числе государственные) активов ликвидируемых банков;
  2. Фонд должен стать наиболее значимым участником рынка проблемных активов (не путать с регулятором и администратором). Непозволительно допускать снижение стоимости активов до 0,8% и ниже (как сейчас). Речь не только о сохранении потенциала. Активная позиция Фонда на этом рынке даст сигнал коммерческим банкам к активизации кредитования: их менеджеры будут понимать, что аналогичные активы могут стать залогом под будущие кредиты, поскольку они не только не теряют в цене, но и, наоборот, могут вырасти в стоимости в будущем.
  3. Завершить цикл продажи пулов ("гиперпулов"), начатый ранее и провести переоценку принципов их формирования. В каждом пуле должен быть один-два якорных актива, которые и сформируют в целом его стоимость.
  4. Максимально активизировать продажи имущественных прав по кредитам физических лиц, в том числе обеспеченных ипотекой, для облегчения нагрузки на заемщиков путем, в частности реструктуризации кредитных обязательств новыми кредиторами.
  5. Отказаться от практики продажи отдельных пулов, которые состоят в том числе из активов, пребывающих в залоге НБУ, на отдельных торговых площадках (с иностранным представительством в них) и с привлечением так называемых консультантов "по формированию пулов" (т.е., мимо системы Прозорро.Продажи). Хотя бы потому, что основную работу по подготовке активов за эти учреждения выполняет сам Фонд, а стоимость их услуг составляет 5% от суммы продажи пула (но не более 7 млн грн, сейчас речь идет о повышении до 10 млн грн).
  6. Создать специализированное учреждения при Фонде (готовый бизнес-план такого учреждения активно обсуждался в фонде в 2015-2016 и в целом не вызвал значительных разногласий). Его задачей будет принятие непроданных активов на свой баланс и эффективное управление ими. В перспективе можно будет передавать в учреждение проблемные активы, в частности государственных банков.
  7. В рамках специализированного учреждения провести реструктуризацию портфелей активов (например, на 5 лет) с заемщиками, которые выразили желание это сделать, а не продавать их кредиты за бесценок.
  8. Разработать и внедрить собственную электронную торговую платформу фонда (возможно, в сотрудничестве с платформой Prozorro). Или провести переговоры по снижению стоимости услуг Prozorro для Фонда и добиться ее большей рыночной открытости.
  9. По-настоящему консолидировать процесс продажи оставшихся активов, окончательно переложив контроль и выполнение основных функций по продажам от банков в Фонд.
  10. Сократить штат Фонда. Но при этом важно приобщать к его работе Но важно сохранить порядочных профессионалов, которым по силам исправить ошибки прошлого и заложить правильный крепкий фундамент для эффективного движения Фонда вперед.
загрузка...
Популярные видео на YouTUBE
Материалы по теме
А-9833,22 грн./литр
А-95+30,25 грн./литр
А-9528,83 грн./литр
А-9227,78 грн./литр
ДТ28,06 грн./литр
LPG11,78 грн./литр
загрузка...
Самые читаемые новости
Лучшие видео с YouTUBE
Популярные блоги
Погода и гороскоп
Автоновости