• USD 27.85 | 28.10
  • EUR 31.80 | 32.40
  • RUR 0.41 | 0.44

Почему Россия сохраняет нейтралитет в конфликте Израиля и Ирана

В противостоянии между Израилем и Ираном Сирия становится ареной военных действий. На чью поддержку может рассчитывать Тель-Авив, DW объяснил эксперт по Ближнему Востоку Жиль Мурчиано.Противостояние между Израилем и Ираном серьезно обострилось после того, как в минувшие выходные в воздушное пространство Израиля вторгся иранский беспилотник, запущенный с территории Сирии. В тот же день израильские ВВС уничтожили иранский пункт управления беспилотными летательными аппаратами в Сирии.

В ответ сирийцы запустили зенитные ракеты по израильским истребителям. Один самолет был сбит, пилотам пришлось катапультироваться. После этого израильская авиация нанесла удар по 12 сирийским и иранским военным объектам, расположенным в Сирии. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху заявил, что страна и впредь будет решительно пресекать любые попытки нарушения израильского суверенитета.

DW расспросила эксперта по Ближнему Востоку, сотрудника берлинского фонда "Наука и политика" Жиля Мурчиано о возможности открытого военного противостояния Израиля и Ирана, о роли Сирии в этом конфликте и об отношении к нему России и США.

DW: Господин Мурчиано, Израиль уничтожил иранский пункт управления беспилотниками в Сирии, сирийские войска ПВО сбили израильский истребитель. Похоже на то, что Сирия становится ареной военных действий в открытом противостоянии между Израилем и Ираном.

Жиль Мурчиано: Хаос гражданской войны в Сирии постепенно преобразуется в новый порядок, и Иран пытается извлечь из этого выгоду и одновременно укрепить свое влияние в регионе. Тегеран хочет построить в Сирии военно-морские и воздушные военные базы и укрепить ливанскую "Хизболлах".

Израильское правительство, в свою очередь, решило не вмешиваться в ситуацию в Сирии в период царившего там хаоса, и теперь ему приходится столкнуться с новым положением вещей, при котором Тель-Авив занимает менее выгодную стратегическую позицию. Израиль впервые оказался отделен от своего заклятого врага Ирана лишь границей с Сирией, при этом Тегеран собирается превратить Сирию в своего рода военную базу для операций против Израиля. Так что израильское правительство сейчас полностью меняет свою политику и готово пойти на гораздо больший риск с тем, чтобы остановить эту динамику событий.

- Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху не исключил дальнейших военных действий. Как далеко может зайти Израиль?

- До сих пор израильтяне всегда старались избегать прямой конфронтации с Тегераном. Теперь ситуация обострилась. В минувшие выходные Израиль продемонстрировал свою готовность атаковать иранские вооруженные силы. Таким образом, усиливается вероятность того, что этот порочный круг из военных атак и ответных мер приведет к открытой эскалации. С израильской точки зрения, вопрос заключается не в том, перейдет ли эскалация на следующий уровень, а лишь в том, когда это произойдет.

- Какова численность вооруженных сил в Сирии, находящихся под контролем Ирана?

- Численность проиранских военизированных формирований на территории Сирии составляет от 7 до 10 тысяч человек. Сюда я бы добавил несколько сотен иранских инструкторов из Корпуса стражей исламской революции и его спецподразделения Аль-Кудс. Но, прежде всего, Израиль обеспокоен происходящим в Сирии перераспределением власти между Ираном и режимом сирийского президента Башара Асада.

До начала гражданской войны сирийское правительство могло контролировать уровень влияния Ирана в стране. В настоящий момент политическое выживание режима Асада зависит от Ирана. Поэтому Тегеран может продвигать свои собственные интересы: строить на территории Сирии военные базы для дальнейших военных операций против Израиля, интегрировать иранских военных в структуры сирийской армии, чтобы затем в их составе продвинуться к израильской границе.

- Но действительно ли правительство Асада готово позволить Ирану вести войну против Израиля с территории Сирии?

- Порой кажется, что Иран и режим Асада говорят на одном языке. Но если присмотреться, между ними, безусловно, есть различия. Несколько месяцев назад в Сирию прибыл один из руководителей иранского Генштаба с целым рядом требований, касавшихся отраслей экономики и безопасности. Речь, в частности, шла о правах на добычу полезных ископаемых и урана, а также о строительстве баз для спецопераций. Все эти требования сирийцы успешно заблокировали. В сегодняшней неустойчивой ситуации режим Асада стремится избегать прямой конфронтации с Израилем и удерживать под контролем влияние Ирана. К слову, так же поступает и Россия.

- Как относится Россия к конфликту между Израилем и Ираном?

- Москва позволила Израилю нанести воздушные удары по иранским базам в Сирии, но она также терпимо относится к действиям Ирана. В целом, Россия пытается сохранить нейтралитет в этом вопросе. Основная цель России - это дальнейшая поддержка режима Башара Асада и укрепление собственного независимого потенциала. Москва больше не стремится к каким-либо победам в Сирии, ее нынешняя задача - минимизация ущерба. Я думаю, что в будущем россияне сделают все возможное, чтобы не вступать ни в какие союзы.

- Может ли Израиль в случае прямой конфронтации с Ираном в Сирии рассчитывать на поддержку США?

- В прошлом американцы играли важную роль в сирийской и ливанской политике Израиля. Сегодня мы видим, что США уступили эту арену действий России. Это одна из причин, по которым Израиль уже два года активно выстраивает дипломатические отношения с Москвой. Во внешнеполитической повестке дня Соединенных Штатов нет места сирийскому вопросу.

Эта новость также на сайте Deutsche Welle.

Популярные видео на YouTUBE

Материалы по теме

Самые важные новости

Чтобы не пропустить главные новости недели, подпишись на пятничную рассылку.