Calendar Icon

Вольфганг Шойбле: Позиции Меркель ослабли, но она еще сильна

30.10.2018 19:00

В эксклюзивном интервью DW председатель бундестага Вольфганг Шойбле рассказал, что думают в ХДС об отказе Меркель от поста лидера партии и представляет ли АдГ опасность для Германии.Канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) заявила, что не будет вновь выдвигать свою кандидатуру на пост председателя Христианско-демократического союза (ХДС) и уйдет из политики после завершения ее канцлерского срока в 2021 году. В интервью программе DW Conflict Zone председатель бундестага и соратник Меркель по ХДС Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schäuble) рассказал о том, как восприняли это решение в партии, и прокомментировал неутешительные для ХДС итоги недавних региональных выборов в Гессене.

DW: Для Ангелы Меркель как политика это начало конца?

Вольфганг Шойбле: Да, конечно. Она объявила, что больше не будет выдвигать свою кандидатуру на пост председателя партии, и заявила, что не станет претендовать на должность канцлера по истечении ее нынешнего срока, который продлится с 2017 по 2021 год.

- А она сможет так долго продержаться на посту канцлера - до 2021 года?

- Да, конечно

- Но ее позиции сильно ослаблены.

- Не слишком. Думаю, она приняла правильное решение в подходящее время. Смотрите, позиция избранного канцлера в нашей конституции - на основании того опыта, который мы приобрели после падения Веймарской республики, - очень сильна.

Если вас избрали канцлером, то лишиться этого поста против вашей воли и без вашего согласия вы можете лишь в том случае, если в парламенте большинство изберет другого канцлера. К слову сказать, со всем должным уважением, в нынешнем парламенте такое просто немыслимо, невозможно представить. Поэтому у нее сильная позиция в конституционном отношении.

- Но внутри партии у нее, конечно, есть свои критики и враги, не так ли?

- Да, но партия довольна тем, что федеральный канцлер из ее рядов, а не из другой партии. Поэтому, я думаю, что у нас как у партии не будет с этим проблем.

- Может, Меркель уже признала, что потеряла доверие людей. Она уже говорила это до выборов. То есть она теряет позиции. Вопрос только в том, как быстро.

- Этого никто не знает. Здесь совпало сразу несколько причин. В каком-то смысле наша, как мы называем ее, западная демократическая система, верховенство закона, парламентаризм находятся под давлением. Что произошло в Великобритании? Великобритания, колыбель современного парламентаризма, приняла самое важное для себя решение за первое десятилетия нынешнего столетия не в Вестминстере, а путем референдума. С ума сойти! А что происходит по всей континентальной Европе, в странах-членах Европейского Союза? Огромная волатильность, серьезный сдвиг. Посмотрите, что произошло во Франции два года назад.

- Но ваша партия теряет связь с избирателями. Вы понесли серьезные потери в Гессене. Ваша сестринская партия (Христианско-социальный союз. - Ред.) понесла большие потери в Баварии. Вы теряете связь с избирателями. Вы обеспечиваете им отличную экономику, прекрасные зарплаты, полную занятость, а они больше не хотят вас.

- Большинство партий по всей Европе были бы счастливы получить 27 процентов голосов избирателей. Поэтому…

- Но не те, кто в прошлый раз получил 41 процент. Это огромная потеря.

- Любой длительный период правления, стабильного правления, успешного правления - с этим не поспоришь, без всяких сомнений, канцлерство Ангелы Меркель было долгое время чрезвычайно и впечатляюще успешным…

- Да, но теперь это уже не так, это не так. И кто от этого выиграл? От этого выиграли крайние правые и левые, "зеленые" и "Альтернатива для Германии" (АдГ).

- Это нормальное течение жизни. Все в жизни приходит в свое время.

- И ее время истекло.

- Не истекло, но ее время подходит к концу.

- Она ослаблена, не так ли?

- Она не так сильна, как была раньше, но не так уж и слаба. Она приняла очень независимое решение.

- Но вы не можете игнорировать тот факт, что теперь Меркель стала частью проблемы вашей партии, разве не так? Она перестала быть решением проблем. Она стала частью проблемы. Ведь в политике - и вы знаете это куда лучше меня - ты либо идешь вверх, либо падаешь вниз. Третьего не дано. Ты не можешь стоять на месте.

- Это просто жизнь: ты либо поднимаешься вверх, либо падаешь вниз.

- Она падает вниз.

- Возможно, но она сильная. И останется сильной.

- Но никто не будет видеть ее сильной. Теперь все смотрят на нее, как на слабую.

- Она стала слабее, но она по-прежнему сильна. И то, и другое. Так что я бы не был столь категоричным. Она объявила, что не станет претендовать на должность канцлера по истечении своего срока. И это важный шаг - сделать такое заявление. Думаю, у нее хорошие шансы, и мы внутри партии постараемся сделать все возможное, чтобы ни у кого не складывалось ощущения, что она "хромая утка". Так что посмотрим, время покажет.

- Но некоторые уже называют ее "хромой уткой". И битва между преемниками Меркель уже началась?

- Да, но это же нормально.

- И эта битва будет кровавой, не так ли? После 13 лет затишья вашу партию ожидает кровавая битва.

- Поживем - увидим. Думаю, большинство претендентов выживут. Настолько кровавой борьба не будет.

- А вам не кажется, что худшим последствием недавних выборов стал тот факт, что правопопулистская партия "Альтернатива для Германии" получила места во всех 16 земельных парламентах и стала единственной партией, помимо вашей, которая вообще прошла во все региональные парламенты. Для АдГ это невероятное достижение. А для вас - худшее, что можно было представить, вы согласны?

- Такая относительная сила правопопулистской партии АдГ, конечно, соглашусь с вами, стала худшим аспектом выборов, на мой взгляд. Но это проблема, от которой страдают все в Европе. Посмотрите на то, что происходит во Франции на протяжении последних десятилетий, посмотрите, что стало причиной "Брекзита" и референдума в Великобритании, если мне не изменяет память.

- Ваша политика, политика вашей партии, открыла двери АдГ, разве не так?

- Нет, это не так.

- Но политика вашей партии в отношении мигрантов создала для партии АдГ точку опоры, не так ли? Миграционная политика вашей партии позволила ей надавить на кнопку страха, разве нет?

- Да, но это было в начале. Не иммиграция, а европейская интеграция послужила отправной точкой для создания этой партии.

- В прошлом году вы сказали: "Думаю, Германия больше никогда не вернется на путь национализма".

- Я в этом уверен. Давайте внесем ясность: партия АдГ набрала (на выборах в Гессене - Ред.) 13 процентов. Это значит, что 87 процентов - абсолютно чистые. Думаю, многие государства в Европе, страны-члены Евросоюза, были бы счастливы, если бы у них крайне правые партии набирали всего 13 процентов.

- Но еще пять лет назад такое невозможно было себе даже представить. Чтобы правые популисты получили 90 мест в бундестаге и были представлены во всех 16 региональных парламентах.

- Но это же и есть демократия. Это демократия.

- В свете того, каких результатов удалось добиться АдГ, не хотите ли вы пересмотреть ваше обнадеживающее утверждение, что Германия никогда не вернется на путь национализма?

- Германия никогда и ни за что не вернется на этот путь. Большинство жителей Германии никогда не сделают шаг в сторону национализма, я в этом уверен.

Эта новость также на сайте Deutsche Welle.

загрузка...
Популярные видео на YouTUBE
Материалы по теме
А-9833,22 грн./литр
А-95+30,24 грн./литр
А-9528,89 грн./литр
А-9227,85 грн./литр
ДТ28,16 грн./литр
LPG12,08 грн./литр
загрузка...
Самые читаемые новости
Лучшие видео с YouTUBE
Популярные блоги
Погода и гороскоп
Автоновости