Calendar Icon

Гибель Ирины Славиной. Что говорят о журналистке ее друзья и коллеги

03.10.2020 21:10

Главный редактор нижегородского издания KozaPress Ирина Славина подожгла себя у здания областного МВД. Она скончалась на месте. DW поговорила с теми, кто знал журналистку.Главный редактор нижегородского издания KozaPress Ирина Славина днем 2 октября написала в своем Facebook "В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию", поставила точку и через несколько минут подожгла себя на скамейке у здания местного МВД. Славина погибла на месте, ей было 47 лет. Сейчас ее родные и близкие собирают деньги на похороны, у журналистки остались муж Алексей и дочь Маргарита. Она на следующий день вышла на пикет с плакатом: "Пока моя мама горела заживо, вы молчали".

"Она не могла выносить несправедливость"

Ирина Славина по образованию филолог, сначала она работала учителем русского языка и литературы, потом - журналистом в региональных изданиях. В 2015 году Славина уже в третий раз потеряла работу: она ушла из информагенства "Ньюс-НН" из-за цензуры, а СМИ, которые "рискнули бы ее взять" в регионе, по ее словам, больше не осталось. Тогда Славина основала свое независимое СМИ под названием KozaPress. В нем она была и учредителем, и редактором, и корреспондентом, издание существовало на пожертвования и дохода не приносило, но быстро стало одним из самых популярных СМИ в регионе.

Славину в городе хорошо знали, ее тексты читали, ее побаивались местные чиновники и бизнесмены, говорит юрист Центра защиты прав СМИ Светлана Кузеванова. В последние годы против журналистки велось около пяти административных дел и три гражданских: "как у обычного активного российского СМИ, которое не про цветочки и коров пишет", рассказывает Кузеванова. Штрафы у Славиной были, например, такие: 70 тысяч рублей по статье о неуважении к власти за пост в Facebook об установке мемориальной доски Иосифу Сталину, 65 тысяч рублей за распространение недостоверной информации из-за текста о коронавирусе в городе Кстово (хотя власти подтвердили случаи заражения), 5 тысяч рублей по статье о связях с нежелательной организацией - за материал о форуме "Свободные люди".

"Ее и штрафовали за всякую чушь, и листовки с оскорблениями в подъезде клеили, и шины резали. Она в этом аду много лет жила", - рассказывает нижегородский правозащитник Станислав Дмитриевский. Славина, по его словам, была очень спокойным и выдержанным человеком, "но внутри у нее вулкан клокотал, она не могла выносить несправедливость и тот ужас, в который погружается страна". Дмитриевской говорит: "Ее очень травмировало, что большинство людей молчат, было ощущение бессилия". К такому поступку журналистку, по его словам, окончательно подтолкнул прошедший у нее накануне обыск.

"Обыск стал последней каплей"

С обыском к Ирине Славиной 12 силовиков пришли в 6 утра, у них было средство для вскрытия дверей. У журналистки сразу отняли телефон, адвокату она позвонить не смогла. Обыск у нее провели в рамках уголовного дела о сотрудничестве с нежелательной организацией, журналистка проходит по нему свидетелем, у нее искали материалы "Открытой России".

Дело возбудили против предпринимателя Михаила Иосилевича, который ранее предоставил свои помещения для тренингов наблюдателей перед выборами. "Мы готовили наблюдателей вместе с "Голосом" и штабом Алексея Навального, связи с "Открытой Россией" не было никакой, дело полностью сфабриковано", - говорит заместитель председателя регионального отделения партии "Яблоко" в Нижнем Новгороде Алексей Садомовский. Он наряду со Славиной был в числе тех семи человек, у которых в этот день прошел обыск. "Обыск - это унизительно, тревожно, после этого ты ходишь и оглядываешься. Наверное, именно эти неоправданно жестокие действия стали последней каплей для нее", - говорит Садомовский.

У Славиной изъяли всю технику и ее записи. После этого сразу несколько человек предложили ей и юридическую, и финансовую поддержку. "Я ей позвонил, сказал: не волнуйся, соберем деньги на технику. Она ответила: "Спасибо, я сейчас просто не очень хорошо соображаю, не осознаю произошедшее", - рассказывает Дмитриевский. Они договорились, что созвонятся позже.

Давление на оппозицию в Нижнем Новгороде усилилось

"Ирина Славина - очень сильная женщина, и я не думаю, что это была попытка уйти, это был, прежде всего, политический жест, попытка обратить внимание на проблемы, о которых она говорила", - считает Садомовский. Он говорит, что в последнее время, особенно на фоне местных выборов, давление на оппозицию в Нижнем Новгороде серьезно усилилось, но Славина в компаниях "в основном шутила об этом", и не было заметно, что она "падает духом".

"Она не жаловалась, не говорила, что ей тяжело, но мы все, видимо, все же недооценили масштаб этого давления, были недостаточно внимательны", - считает председатель нижегородского отделения правозащитной организации "Международный мемориал" Аркадий Галкер. "Это не самоубийство уставшей женщины, а результат государственного терроризма, невероятного государственного давления", - подчеркивает Галкер. Он призывает привлечь к ответственности тех, "кто терроризировал ее в последние годы", кто возбудил дело, кто решил провести у нее обыск.

Главный редактор радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов обратился к генеральному прокурору России Игорю Краснову с просьбой провести проверку в связи с самоубийством Славиной. Того же требует движение "Голос". Исполнительный директор "Открытой России" Андрей Пивоваров заявил, что Славина не имела никакого отношения к этой организации, и предположил, что в постановлении о возбуждении уголовного дела следователи просто перепутали Нижний Новгород с Великим.

Последний суд

"Еще лет пять-десять назад Нижний Новгород был живым, проходили протестные митинги, иногда довольно массовые, а в последнее время какое-то оцепенение навалилось: кто уезжает отсюда, кто рукой на все машет. Это оцепенение и было для Славиной самым страшным", - считает правозащитник Дмитриевский.

"Ирина Славина - честнейший и добрейший человек, который очень сильно хотел сделать свой город и свою страну лучше. Доносить правду для нее было важнейшей миссией", - так вспоминает о ней Садомовский. Славина много шутила, рассказывала про свою семью, собаку, говорила: "Уйду из журналистики - буду платки вязать" (вязание было ее хобби. - Ред.)

Она была очень легким, но очень последовательным человеком, а суды считала неотъемлемой частью своей деятельности, говорит юрист Светлана Кузеванова, которая защищала журналистку. Дела журналистки также вела правозащитная группа "Агора", ее глава Павел Чиков сообщил, что 13 октября суд рассмотрит жалобу Славиной на штраф в 65 тысяч рублей за текст о коронавирусе. "Заседание будет открытое, посетители могут почтить память Ирины Славиной своим присутствием", - написал Чиков.

Вечером после гибели журналистки почтить ее память в центре города собрались около 150 человек. "Это та горстка неравнодушных людей, которая есть в городе, а остальное все - глыба ледяная, тяжелый город, но, наверное, слепок того, что в России происходит. У нас не Хабаровск, и я не знаю, что здесь должно произойти, чтобы люди проснулись, это просто болезнь какая-то", - говорит Дмитриевский. Славина, по его словам, была очень сильным человеком и ушла как очень сильный человек: она "швырнула свой поступок в лицо и обществу, и власти". К месту гибели журналистки в тот день принесли цветы, фотографии, плакаты и свечи, утром коммунальные службы все это убрали.

Эта новость также на сайте Deutsche Welle.

Популярные видео на YouTUBE
Материалы по теме
А-9828,98 грн./литр
А-95+25,04 грн./литр
А-9523,61 грн./литр
А-9222,51 грн./литр
ДТ22,73 грн./литр
LPG12,42 грн./литр
Это интересно
Самые читаемые новости
Лучшие видео с YouTUBE
Популярные блоги
Погода и гороскоп
Автоновости