Calendar Icon

Итальянский суд над сержантом Маркивым: детали дела

03.11.2020 15:10

Апелляционный суд в Милане завершает рассмотрение дела Виталия Маркива. Сержанта Национальной гвардии Украины в прошлом году осудили за убийство итальянского журналиста на войне в Донбассе. Что надо знать о деле.Если стороны процесса не подадут дополнительных ходатайств, уже 3 ноября суд может вынести решение по апелляции Виталия Маркива на прошлогодний приговор суда итальянского города Павия, которым украинца приговорили к 24 годам лишения свободы. Правозащитники называют приговор Маркиву беспрецедентным в истории итальянской юстиции: еще никогда до этого в Италии не осуждали за убийства журналистов в зоне боевых действий. После того, как к процессу во второй инстанции подключилось министерство внутренних дел Украины, дело приобрело и политический резонанс.

В чем обвиняют Маркива?

24 мая 2014 года в окрестностях Славянска Донецкой области, подконтрольного на тот момент вооруженным формированиям во главе с отставным российским офицером Игорем Гиркиным, в результате артиллерийского обстрела погибли итальянский журналист Андреа Рокелли и российский правозащитник Андрей Миронов. Французский журналист Уильям Рогелон, который находился вместе с ними, получил ранения. На тот момент Виталий Маркив нес службу в Национальной гвардии Украины, его подразделение находилось на позициях на горе Карачун близ Славянска.

Итальянские прокуроры обвиняют Маркива в умышленном убийстве Рокелли. Свою юрисдикцию итальянская сторона обосновывает тем, что убитый журналист - гражданин Италии, так же как и Маркив, у которого кроме украинского есть и итальянский паспорт. Виталий Маркив переехал в Италию, будучи подростком, вместе со своей матерью, которая вышла замуж за итальянца. Во время событий на Майдане в Киеве в 2013-2014 годах он приехал в Киев, чтобы поддержать протесты против президента Виктора Януковича, а с началом войны в Донбассе пошел служить в Национальную гвардию Украины. В 2017 году Маркив, который возвращался из Украины, был арестован в аэропорту по подозрению в убийстве Рокелли.

Какие доказательства есть у прокуратуры

Одним из ключевых доказательств обвинения является статья в итальянской газете Corriere della Sera, вышедшая 25 мая 2014 года - на следующий день после гибели Рокелли и Миронова. В статье процитировано телефонное интервью с Маркивым, которого автор назвала "капитаном, который координировал оборону города": "Мы здесь не шутим. Для нас это стратегическая позиция", - сказал украинский военный.

"Обычно мы не стреляем в направлении города и по гражданским, но как только мы видим какое-то движение, мы применяем тяжелую артиллерию. Так случилось и с автомобилем двух журналистов и переводчика. Мы стреляем отсюда в радиусе полутора километров. Здесь нет четкой линии фронта, это не война как в Ливии. Есть действия по всему городу, мы только ждем "зеленый свет" для последнего наступления ", - приводит издание слова Маркива. Эти слова итальянская прокуратора расценила как признание украинца в убийстве журналистов.

Сначала обвинение заявляло, что Маркив командовал подразделением, осуществившим минометный обстрел, в результате которого погиб Рокелли, лично видел журналистов и, осознавая, что речь идет о гражданских лицах, нанес удар. Впрочем, уже при рассмотрении дела в суде первой инстанции документы украинского МВД подтвердили, что в подразделении Маркива не было на вооружении минометов, а только автоматы "АК-74". После этого прокуроры изменили обвинение, заявив, что украинец сам стрелял в журналистов из автомата, но также передал их координаты минометчикам вооруженных сил.

Кроме цитаты в газете, еще одним доказательством, на основании которого присяжные суда в Павии осудили в прошлом году Маркива за умышленное убийство, было "внесудебное признание" украинца в убийстве. Отправив Маркива после задержания в следственный изолятор, прокуратура распорядилась прослушивать разговоры в его камере, где вместе с Маркивым находился еще один украинец. В одном из разговоров с сокамерником подозреваемый якобы признался в убийстве, сказав: "в 2014 году мы грохнули журналиста".

Сомнения в суде растут

Из показаний свидетелей еще во время рассмотрения дела в первой инстанции выяснилось, что журналистка, которая привела в своей статье цитату Маркива, которую прокуроры считают признанием в убийстве, лично даже не разговаривала с ним. По словам самой журналистки, она слушала через громкую связь телефонный разговор с Маркивым двух коллег на английском и итальянском языках, находясь в одном из баров Донецка. В то же время коллеги журналистки, вспоминая этот разговор, не увидели в нем признания в убийстве, а прежде всего расценили его слова как совет не приближаться к горе Карачун, где идут активные боевые действия.

Вопросы в апелляционном суде вызвал и другой довод - "признание в следственном изоляторе". Прокуроры, как отмечают адвокаты Маркива, которых цитируют итальянские СМИ, опустили в обвинительном акте ремарку переводчика в скобках о том, что в момент, когда украинец будто говорил "мы грохнули журналиста", звук записи был неразборчивым из-за шума в коридоре. Учитывая эти сомнения, апелляционный суд постановил сделать полную расшифровку разговора - 50 минут - другим переводчиком. В новой версии перевода слова Маркива уже звучат так: "в 2014 году грохнули журналиста и теперь все хотят повесить на меня".

Аргументы защиты

Адвокаты Виталия Маркива называют приговор украинцу в первой инстанции опасным прецедентом, поскольку он обратил презумпцию невиновности в "презумпцию виновности". В частности, критикует защита, Маркива признали виновным, основываясь исключительно на том, что он "мог быть ответственным за это убийство". Такое предположение обвинения базируется на том, что на одном из фото в соцсетях на автомате бойца виден оптический прицел, "с помощью которого он мог видеть журналистов ", а также рация, с помощью которой он якобы "мог передать их координаты" тем, кто совершил минометный обстрел. При этом версия о том, что огонь мог вестись не украинской стороной, а вооруженными формированиями под командованием россиянина Гиркина, судом не рассматривалась.

Украинское МВД заявляет, что неоднократно приглашало итальянских коллег в Украину, чтобы на месте событий провести следственные действия. Славянск, где погибли журналисты, находится на подконтрольной правительству территории, украинская сторона подчеркивает, что в рамках правовой помощи возможен был бы допрос свидетелей, которых идентифицировали и опросили украинские следователи - местного жителя, который оказался рядом с журналистами в момент обстрела, а также водителя, который вез журналистов. Украинские правоохранительные органы заявляют, что в рамках собственного расследования провели 11 экспертиз и следственных экспериментов.

Установлено, в частности, что с позиции, на которой в мае 2014 года находился Маркив, из-за густой растительности не видно места гибели журналистов. Расстояние между Маркивым и журналистами составляло 1760 метров, а автомат АК-74, который был на вооружении бойца, не предусмотрен для прицельной стрельбы по целям на расстоянии более полутора километров. Однако критика адвокатов Виталия Маркива касается прежде всего того, что итальянское следствие вообще не выясняло, выполнял ли подозреваемый в момент гибели журналистов боевые задачи. Ведь ротация предусматривала дежурство на позиции только в течение четырех часов. Еще четыре часа бойцы подразделения были в резерве, следующие четыре часа отдыхали.

Перекрестный огонь или умышленное убийство?

После того, как Виталий Маркив был осужден в прошлом году за умышленное убийство, российская правозащитная организация "Мемориал" создала вместе с украинским Центром гражданских свобод и французским Центром содействия международной защите рабочую группу для независимого анализа расследования гибели Андреа Рокелли и Андрея Миронова.

Погибший вместе с итальянцем Миронов был членом "Мемориала" и известным в России правозащитником, который, в частности, в качестве наблюдателя освещал вооруженные конфликты в Чечне. В своем отчете, обнародованном в конце сентября, правозащитники отметили, что Маркив вообще не может быть подсудимым в гражданском суде. Ведь на момент гибели журналиста украинец участвовал в вооруженном конфликте в рядах регулярного вооруженного формирования Украины, что "гарантирует ему функциональный иммунитет от преследования в иностранных юрисдикциях, даже несмотря на двойное гражданство обвиняемого". Международная группа юристов раскритиковала также "недостаточность исследования фактов и непонятность методологии при проведении анализа" при рассмотрении дела в суде первой инстанции.

Правозащитники критикуют также, что суд не принял во внимание вероятность того, что журналисты, находясь между позициями правительственных сил и сепаратистов, могли попасть под перекрестный огонь. В частности, на видеозаписи, сделанной Андреем Мироновым перед смертью, россиянин, имевший опыт работы в зонах боевых действий, сказал сопровождающим его журналистам, что они попали под перекрестный огонь. При этом на записи слышны выстрелы, которые раздаются совсем рядом, что может свидетельствовать о том, что огонь велся не только с расстояния почти в два километра, где были позиции украинских сил.

"Судом не предоставлено ни одной оценки присутствия и возможного участия в перестрелке членов вооруженных формирований под командованием гражданина РФ Игоря Гиркина (Стрелкова), присутствие которых обнаруживается непосредственно на месте гибели журналистов", - говорится в отчете. Правозащитники также отмечают вероятное влияние СМИ на результат судебного процесса над Виталием Маркивым, приговор в котором выносили присяжные. В отчете критикуется, что немало публикаций после ареста Маркива называли его "убийцей Рокелли", даже не предполагая возможной невиновности украинца.

Эта новость также на сайте Deutsche Welle.

Популярные видео на YouTUBE
Материалы по теме
А-9829,81 грн./литр
А-95+26,05 грн./литр
А-9524,73 грн./литр
А-9223,61 грн./литр
ДТ23,73 грн./литр
LPG12,74 грн./литр
Это интересно
Самые читаемые новости
Лучшие видео с YouTUBE
Популярные блоги
Погода и гороскоп
Автоновости