Calendar Icon

Валерий и Вероника Цепкало: Лукашенко ведет себя как террорист

05.02.2021 21:30

Бывший претендент на пост президента Беларуси Валерий Цепкало и его жена Вероника рассказали DW о том, почему утих протест, как белорусы относятся к РФ и Путину, и уйдет ли Лукашенко.Бывший претендент на пост президента Беларуси и экс-глава Парка высоких технологий Валерий Цепкало и его жена Вероникастали одними из самых ярких фигур белорусского протеста. После того, как Валерия Цепкало не зарегистрировали кандидатом на президентских выборах летом 2020 года, его супруга и лидер предвыборного штаба Вероника, совместно с главой штаба Виктора Бабарико Марией Колесниковой поддержала Светлану Тихановскую.

Сейчас супруги Цепкало находятся в Латвии, где Валерий создал Белорусский демократический форум, а Вероника - фонд поддержки белорусских женщин. В интервью Константину Эггерту они рассказали о том, почему пока утих протест, как должна вести себя Россия по отношению к Беларуси, и чего боится Александр Лукашенко.

Константин Эггерт: Валерий, вы недавно создали Белорусский демократический форум. Что это такое?

Валерий Цепкало: Это прототип электронного государства и электронной демократии. Идея заключается в том, чтобы каким-то образом связать прямую демократию и представительскую. Как это делается в Англии? Каждый человек имеет право запустить петицию. Если она набирает поддержку людей, то парламент обязан рассмотреть этот вопрос на заседании, а правительство обязано принять решение по нему. Таким будет белорусский демократический форум. Сегодня мы не можем, конечно, это реализовать в Беларуси по совершенно понятным причинам, потому что власть как раз заинтересована в том, чтобы все делать исподтишка и максимально непрозрачно.

Константин Эггерт: Вероника, вы создали фонд поддержки белорусских женщин. Как вы считаете, кто сейчас является движущей силой в гражданском обществе Беларуси?

Вероника Цепкало: На мой взгляд, движущей силой сегодня является абсолютно каждый гражданин республики Беларусь. Мы это видели на примере тех маршей, которые проходили в нашей стране: это были и женские марши солидарности, и марши пенсионеров, и марш рабочих, и марши врачей. Такого количества маршей, такого количества инициатив, которые исходили от гражданского общества, притом абсолютно от всех слоев, начиная от рабочих и заканчивая студентами, мы не видели в истории современной Беларуси.

Если говорить о белорусском женском фонде, который я создала сравнительно недавно, то главная цель нашего фонда - это оказание помощи тем женщинам, которые пострадали от репрессий. Мы работаем над тем, чтобы освободили всех женщин политических заключенных. Это и Мария Колесникова, которая вместе со мной поддержала Светлану Тихановскую, и еще 25 женщин-политзаключенных.

Константин Эггерт: Протесты в Беларуси сейчас далеко не такие масштабные, как в августе или сентябре. Значит, все закончилось?

Валерий Цепкало: Нет, конечно. Во-первых, сейчас зима. А во-вторых, осенью произошел огромный выброс адреналина у людей. Общественная психология сродни индивидуальной. У любого человека после высокого всплеска адреналина наступает естественная фаза стабилизации, а может быть даже и депрессии. Но это проходит и опять начинается эмоциональный подъем. Мы ожидаем, что весной возобновятся протесты, не обязательно это будет связано с какими-то определенными датами. Скорее всего, Лукашенко даст повод для того, чтобы произошел взрыв.

Константин Эггерт: Какое отношение сейчас в Беларуси и в протестном движении к Путину?

Валерий Цепкало: Конечно, мы разочарованы тем, что российское руководство помогает Лукашенко. Российское общественное мнение очень сильно симпатизировало Беларуси и тому, что происходило в нашей стране. Мы, конечно, ожидаем, что Россия сыграет роль в демократизации Беларуси. Лукашенко много раз демонстрировал, что он с Россией только пока ему тяжело. Он на самом деле не надежный союзник, если говорить политическим языком. Конечно, белорусы тоже понимают, что есть политика официального Кремля и есть симпатии со стороны российского общественного мнения. И я думаю, что российское руководство должно быть заинтересовано в том, чтобы все-таки в общественном мнении в Беларуси сохранялись симпатии ко всему, что связано с Россией.

Константин Эггерт: Вы хорошо знаете Лукашенко, вы с ним много работали, вы были его менеджером предвыборной кампании в 1994 году. Он может сам уйти?

Валерий Цепкало: Лукашенко образца 1994-го и Лукашенко образца 2020-го года - это два совершенно разных человека. Тогда это был человек, который шел во власть, который был в оппозиции, и в оппозиции он пытался сформировать команду. Ему нужны были союзники для того, чтобы стать президентом, чтобы победить. И он ходил и уговаривал и Гончара, и меня.

Вероника Цепкало: В 94-м году он был голодным. Он знал жизнь, он знал людей, знал проблемы. Сейчас, спустя 26 лет, он полностью оторван от общественности и от людей. Он не знает, как живут обычные люди. Он не ходит в магазин, не получает зарплату. Он не знает, что такое прожить на зарплату.

Валерий Цепкало: Я сейчас скажу, наверное, непопулярную мысль. У Лукашенко в 94-м году было представление о том, какая должна быть Беларусь: почищенные дорожки, покрашенные бордюрчики, засеянные и постриженные поля. Он как директор колхоза идеальную страну для себя представлял именно так. И в течение десяти лет он реализовал именно то понятие, которое у него было. А что дальше? А дальше он жизни не знает. Он не может ничего предложить белорусскому народу сейчас.

Константин Эггерт: Учитывая упрямство политического режима в Беларуси, многие говорят, что белорусам нужно вступить в бой. Это может произойти?

Вероника Цепкало: Я против любого насилия и силового вмешательства, потому что невозможно победить вооруженных людей. Мы понимаем, что сейчас все бюджетные средства Лукашенко и любая помощь, которую он получает извне, идут на оплату силового аппарата. Поэтому невозможно противостоять вооруженным людям. И мы со своей стороны никогда не будем призывать людей оказывать силовое сопротивление, потому что это заведомо повлечет к огромным потерям мирного населения. Поэтому, на мой взгляд, именно международное давление, а также давление внутри страны, забастовки, мирные акции протеста - вот это все действительно подрывает режим изнутри.

Константин Эггерт: Вы довольны тем, как Запад относится к происходящему в Беларуси сейчас?

Вероника Цепкало: Мне бы очень хотелось, чтобы мы эту помощь больше осязали. У нас действительно было огромное количество встреч и договоренностей, но мы видим, что многие международные организации очень бюрократические, поэтому нужно пройти много уровней для того, чтобы получить эту помощь. Поэтому было образовано огромное количество фондов поддержки гражданского общества в Беларуси. Именно поэтому большинство из тех средств, которые были привлечены, - это частные средства, а не средства международных организаций или стран. Мы благодарны за то, что Лукашенко был признан нелегитимным президентом. Мы благодарны за то, что было приостановлено проведение международных мероприятий. Но я думаю, что мы скажем еще большее спасибо за то, что будет сделано.

Константин Эггерт: Что можно сделать для того, чтобы добиться освобождения политзаключенных?

Валерий Цепкало: Лукашенко ведет себя как террорист. Он берет людей в качестве заложников и требует за них выкуп. И это работало в 2010-м, когда были посажены в тюрьму его политические оппоненты, кандидаты в президенты. Он вел переговоры с Западом, а после того, как получал какие-то кредиты Международного валютного фонда, он отпускал их за рубеж. Так же он вел себя и с Россией, когда он взял в заложники "вагнеровцев", [Владислава] Баумгертнера, российских журналистов.

Естественно, сейчас надо не предлагать деньги и просить выпустить этих людей, а надо разработать санкции и предъявлять ультиматум. Так как ведут себя с террористами. И я, кстати, считаю, что это, в первую очередь, должна делать Россия, потому что российские граждане, российский топ-менеджер находится сегодня в заключении у Лукашенко. Захвачен Российский банк, который принадлежит крупнейшей корпорации, национальному достоянию России. Так вот России надо не кредиты давать Лукашенко, а требовать освобождения своих людей, которых Лукашенко взял в качестве заложников.

Константин Эггерт: Когда и как уйдет Александр Лукашенко?

Валерий Цепкало: В 2021 году. Это может произойти абсолютно непредсказуемым образом, потому что нет в истории опыта, когда человек, которого в буквальном смысле ненавидит все общество, который токсичен и для всех лидеров зарубежных стран, и для общественных деятелей, и для спортивных деятелей, мог продолжать управлять страной. И Беларусь продемонстрировала, что человек, который еще вчера был в глазах большинства и белорусов, и людей за рубежом, легитимным руководителем, сейчас представляет собой достаточно жалкое зрелище - человека, который синими пальцами вцепился в кресло руководителя и не хочет его отпускать. Но отпустить придется, потому что он не Бог, не царь и не герой. Он обычный человек, который имеет свои недостатки и который не имеет права оставаться на этой должности, если его в этом не поддерживает народ.

Эта новость также на сайте Deutsche Welle.

Популярные видео на YouTUBE
Материалы по теме
А-9833,27 грн./литр
А-95+29,92 грн./литр
А-9528,59 грн./литр
А-9227,57 грн./литр
ДТ27,78 грн./литр
LPG15,45 грн./литр
Это интересно
Самые читаемые новости
Лучшие видео с YouTUBE
Популярные блоги
Погода и гороскоп
Автоновости