Calendar Icon

Леонид Волков: Теперь каждый штаб Навального будет самостоятельным

30.04.2021 17:40

Леонид Волков рассказал в интервью DW о том, как дело о признании ФБК экстремистской организацией связано с подготовкой к выборам в Госдуму, и о плане Путина по разгрому политической структуры вокруг Алексея Навального.Росфинмониторинг внес сеть региональных штабов Алексея Навального в "перечень террористов и экстремистов" 30 апреля - еще до того, как суд начал рассматривать иск прокуратуры Москвы с требованием присвоить им такой статус. Леонид Волков - близкий соратник находящегося в заключении основателя Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) - прокомментировал в интервью DW задержание адвоката Ивана Павлова, представляющего интересы штабов Навального и ФБК в деле о признании их "экстремистскими организациями", а также ужесточившиеся преследования сторонников оппозиционного политика и близких к нему структур и рассказал о том, что команда Навального собирается делать после роспуска региональных штабов.

DW: Леонид, как вы считаете, связано ли задержание адвоката Ивана Павлова с тем, что он представляет интересы ФБК в деле о признании фонда "экстремистской организацией"?

Леонид Волков: Мы с огромным уважением относимся к Ивану Павлову, "Команде 29" и их работе и были очень рады, когда они согласились защищать нас по этому делу.

Иван Павлов - человек, который всю свою профессиональную жизнь сознательно ходит по грани, когда берет самые сложные дела, связанные с гостайной и полной секретностью. Он человек очень смелый и прекрасно понимал, на какие риски идет. Не сомневаюсь, что морально он был абсолютно готов к таким вещам, как обыски и так далее. Уверен, что они сделают его сильнее, и посылаю ему всевозможные лучи поддержки.

По таймингу и по просто по фактуре совершенно понятно, что обыск и задержание Павлова - это вещь, которая может быть связана только с тем, что он и "Команда 29" взялись представлять интересы ФБК и штабов Навального в деле по экстремизму. Этот сигнал совершенно недвусмысленный. Цель всего этого - как-то изолировать нас, сделать париями, чтобы никто не соглашался с нами работать.

- Но "Команда 29" будет вас защищать и дальше?

- Я уверен, что "Команда 29" будет с нами работать дальше.

- Алексей Навальный заявил, что хочет лично участвовать в процессе по иску прокуратуры Москвы о признании ФБК "экстремистской организацией". Он считает, что в закрытом суде можно что-то доказать?

- Он просто делает логичные вещи. Экстремистской пытаются признать организацию, которую он основал и публичным лицом которой он был на протяжении десяти лет.

При этом он как бы ни при чем? С юридической точки зрения это абсурдно. Алексей Навальный, как всегда, использует ошибки государственной машины, чтобы указывать на ее абсурдность, несправедливость и незаконность. Это важно, в том числе, с точки зрения создания доказательной базы для последующих процессов в ЕСПЧ. Ведь у нас нет никаких иллюзий относительно того, чем закончатся процессы в России.

- В отношении вас, Ивана Жданова и Алексея Навального было возбуждено дело по новой, довольно экзотической статье о "создании некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан". Кажется, она еще ни разу не применялась в России?

- Это "антисектантская" статья, которая применялась уже несколько раз, например, по "секте виссарионовцев", по "секте бога Кузи" и еще по нескольким таким же экзотическим темам и историям. При этом оказалось, что дело по ней было возбуждено в начале февраля, а мы про него ничего не узнали, опять же в нарушение всех процессуальных норм. Ведь нас признали подозреваемыми и должны были уведомить об этом. В этом статусе у нас появляются и соответствующие процессуальные права.

В то же время надо отметить, что их (российских властей. - Ред.) нынешний подход немного расходится с обычным. Они же хотят сказать своей телевизионной аудитории, что Навальный - никакой не политик, он "блогер-мошенник" и сидит за экономические преступления, политики тут никакой нет. А эта статья - чисто политическая: создание общественной организации, посягающей на базовые права граждан. То есть Фонд борьбы с коррупцией, очевидно, посягает на право Владимира Путина на коррупцию. В этом смысле тут действительно все достаточно логично получается. Но, честно говоря, мне кажется, что эту статью они возбудили "про запас" и вряд ли она пойдет в ход.

- Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию вокруг ФБК и сети региональных штабов Навального?

- Сегодня реализуется, наверное, уже третья стадия плана Путина по разгрому нашей политической структуры. Первая стадия была летом 2019 года перед думским голосованием (выборы в Мосгордуму. - Ред.), когда было возбуждено так называемое "дело ФБК", в рамках которого вынесли всю технику и арестовали все счета. Они наивно думали, что этого будет достаточно. Но мы возродились, как птица феникс из пепла.

Вторая стадия началась летом 2020 года, и тоже, заметьте, перед выборами, перед "Умным голосованием" - отравление Алексея Навального. То есть раз они не смогли разрушить низовую структуру, то решили попробовать зайти сверху, через фронтмена. Тоже не получилось - Алексей Навальный уже лично восстал из пепла, как птица феникс.

И вот сейчас идет третья стадия: уничтожение офлайновой структуры жестким образом, через дело об экстремизме - и тоже перед выборами. На этот раз немножко заранее, не дожидаясь лета, но смысл тот же. Ведь и выборы важнее: в Государственную думу. Но у них опять ничего не получится, потому что наш главный предвыборный проект - "Умное голосование" - обязательно продолжит функционировать, а на месте штабов Навального возникнет, как мы вчера анонсировали, большое количество независимых, самостоятельных, сильных региональных политических структур, которые продолжат вести политическую борьбу. Так что, уничтожив одного врага, Путин получит вместо него 30 новых.

- Вы сказали, что не будете опускать руки и переформатируете свою работу. Но ведь есть ряд практических проблем. Например, как в такой ситуации собирать пожертвования?

- Теперь региональные штабы будут делать это самостоятельно. Мы предложим тем, кто раньше донатил (переводил пожертвования. - Ред.) на сеть штабов, выбрать свой любимый штаб и поддерживать его. Тем, кто донатил на ФБК, мы предложим другие формы участия в финансировании нашей работы, которая обязательно продолжится, - от биткоинов до многого другого.

Мы всегда были сильны тем, что делали из наших проблем преимущество. В ФБК мы всегда ревностно следили, чтобы нам не упала на счет ни одна копейка из-за рубежа, ни в коем случае! Нельзя было заплатить с иностранной карточки, нельзя было ничего. При этом толпы наших сторонников из числа российских граждан, живущих в Европе, говорили: "Как же вам донатят? Мы хотим!" А мы говорили: "Нет, мы от вас не можем принять пожертвования, только со счета в российском банке". И вот несмотря на полное отсутствие иностранных пожертвований, нас объявили иностранным агентом, а теперь еще и экстремистом.

В этой ситуации мне кажется довольно логичным создать новую финансовую инфраструктуру для пожертвований и обратиться к экспатам, которые работают в Европе, в Америке и до этого не могли нас поддерживать финансово: "Теперь ваша очередь!" Оговорюсь, однако, что никаких окончательных решений на эту тему не принято, мы еще работаем над перестройкой финансовой инфраструктуры.

- Исходя из того, что вами занимается ФСБ, а возможно, и другие спецслужбы Российской Федерации, вы ощущаете себя врагом государства?

- Они (российские власти. - Ред.) пытаются сделать из нас и лично из меня такого Эммануэля Голдстейна (персонаж романа Джорджа Оруэлла "1984", которого пропаганда представляет главным врагом государства Океания. - Ред.).

Это такой враг-демиург, который сидит где-то за границей и насылает на Россиюшку злобное зло. Я это вижу, это скоординированная пиар-кампания всех государственных СМИ. Ничего приятного в этом нет, но наше оружие было и остается в полной открытости. Мы даем огромное количество интервью, рассказываем публично и прозрачно о нашей работе, о том, как все у нас устроено, и даем возможность интернет-аудитории самостоятельно делать выводы. Телевизионная аудитория остается в плену у Киселева, Соловьева и Маргариты Симоньян. Но эта аудитория уменьшается, и власть Путина над ней уже не является безраздельной.

- Как вы оцениваете новую тактику силовиков по задержанию участников митингов постфактум?

- Это эффективный метод террора, и он действительно пугает. Раньше мы всегда знали: если человек идет на акцию протеста и видит полицейского, он может выбрать маршрут обхода, не идти в первых рядах, и будет в безопасности. Московская мэрия с подачи Кремля пытается этот расклад переиграть, и это очень неприятно. Однако нельзя скатываться в виктимблейминг (перекладывание ответственности за преступление или несчастный случай на его жертву. - Ред.). Протестующие или организаторы митингов ни в чем не виноваты. Надо понимать, что когда государство применяет террористические методы против своих граждан, то виновато в этом само государство, которое является государством-террористом.

- Собираетесь ли вы в таких условиях объявлять новые акции протеста?

- Я не могу предсказать этого. Чтобы объявлять акции, нужен повод, серьезный общественный стимул. Понятно, что наша возможность проводить и координировать акции федерального масштаба существенно снизится после реформирования системы штабов. Террористические методы государства также возымеют некоторый эффект и приведут к тому, что собрать крупную протестную акцию будет еще сложнее. Это объективная реальность. Однако другая ее часть заключается в том, что фундаментальные причины для протестной активности никуда не делись, не стала лучше ситуация с уровнем доходов населения, с уровнем коррупции, с тем что Путин уже почти 22 года у власти.

- Может ли, по вашему мнению, Ангела Меркель (Angela Merkel) сделать что-то, чтобы помочь Навальному?

- Реальный способ давления на Путина, необходимого для того, чтобы он освободил Навального и других политзаключенных, вернулся к политическому диалогу с гражданским обществом, а не к репрессиям, заключается в том, чтобы накладывать точечные, персональные санкции на деньги, украденные у российских налогоплательщиков.

Путин - вор. Он начинал свою политическую карьеру как вор. Вспомним доклад комиссии Салье (комиссия Санкт-Петербургского Совета народных депутатов под председательством Марины Салье и Юрия Гладкова, созданная для расследования деятельности Владимира Путина на посту председателя комитета по внешним связям при мэре Санкт-Петербурга . - Ред.), вспомним историю с воровством редкоземельных металлов из стратегического запаса Санкт-Петербурга, с раздербаниванием санкт-петербургского морского порта.

Путин - человек, для которого важнее всего деньги, и это его болевая точка, его слабое место. Надо давить на деньги, то есть надо арестовывать активы ближайшего путинского окружения. Это деньги, украденные у российских налогоплательщиков. И с этой позиции уже вести с ним разговор, с позиции силы. Это - то, что Европа, США, Великобритания могут сейчас сделать для сдерживания Путина.

Эта новость также на сайте Deutsche Welle.

Лучшие криптовалютные биржи 2021 года для начинающих трейдеров

Лучшие криптовалютные биржи 2021 года для начинающих трейдеров

Популярные видео на YouTUBE
Материалы по теме
А-9834,04 грн./литр
А-95+30,68 грн./литр
А-9529,25 грн./литр
А-9228,21 грн./литр
ДТ28,35 грн./литр
LPG15,83 грн./литр
Это интересно
Самые читаемые новости
Лучшие видео с YouTUBE
Популярные блоги
Погода и гороскоп
Автоновости