xcounter
Calendar Icon

Немецкий эксперт: Смертная казнь для пленных - военное преступление

10.06.2022 17:05

Вынесенный в "ДНР" смертный приговор трем иностранцам, воевавшим в рядах Вооруженных сил Украины, является военным преступлением, сказал в интервью DW профессор международного права.Как расценивать вынесенный в самопровозглашенной "ДНР" смертный приговор трем иностранцам, воевавшим в рядах Вооруженных сил Украины, и можно ли считать это военным преступлением? Об этом рассказал в интервью DW профессор Потсдамского университета, руководитель кафедры европейского и международного права Андреас Циммерманн (Andreas Zimmermann).

DW: Профессор Циммерманн, с точки зрения России и боевиков самопровозглашенной "ДНР", иностранные военнослужащие, добровольно вступившие в ряды Вооруженных сил Украины, являются "наемниками и преступниками". Трое из них были вчера приговорены в Донецке к смертной казни. Как вы оцениваете такой приговор с точки зрения международного гуманитарного права?

Андреас Циммерманн: Этот приговор кажется мне очень проблематичным. А именно с учетом статьи 47 первого дополнительного протокола к Женевским конвенциям. Как Украина, так и Российская Федерация, являются договорными сторонами этого протокола с 1977 года. В этой статье 47 содержится определение, кто именно наемник. Таковым считается только лицо, соответствующее совокупно ряду критериев.

Наемник - это лицо, не являющееся военнослужащим вооруженных сил одной из сторон конфликта и получающее денежное вознаграждение, значительно выше обычной зарплаты военнослужащего, скажем в данном случае, Вооруженных сил Украины. Также эти люди не должны быть гражданами стран, являющихся стороной конфликта. Согласно тому, что нам известно, осужденные в данном случае не соответствуют этим критериям, следовательно, они не являются наемниками в соответствии с международным гуманитарным правом.

Согласно этому праву они являются комбатантами (лицо, принимающее непосредственное участие в боевых действиях в составе вооруженных сил одной из сторон конфликта. - Ред.), которые участвуют в конфликте на стороне Украины, а именно в рядах ее вооруженных сил. Согласно Третьей женевской конвенции, а именно первого дополнительного протокола, они - военнопленные. Добавлю еще один момент: учитывая контроль, осуществляемый Российской Федерацией над самопровозглашенными "ДНР" и "ЛНР", ответственность за деятельность органов власти так называемых "республик", с точки зрения международного права, приписывается Российской Федерации. Таким образом Российская Федерация может привлекаться к ответственности за приговоры судов этих так называемых "народных республик" в соответствии с международным правом.

- Все трое осужденных в "ДНР" иностранцев задолго до войны устроились по контракту в Вооруженные силы Украины на общих основаниях. Я правильно понимаю вас, что не всех иностранцев, которые служат в вооруженных силах другого государства с правовой точки зрения можно называть "наемниками", как это делается в данном случае?

- Судя по тому, что нам известно, эти лица не являются наемниками. Во-первых, они были рядовыми военнослужащими Вооруженных сил Украины. Во-вторых, они участвовали в конфликте не по финансовым соображениям. Согласно общеизвестным фактам, это касается большинства иностранцев, которые участвуют в конфликте на стороне Украины.

Вопрос в том, как можно защитить интересы обвиняемых, которых судят в судах так называемых "народных республиках", легитимность которых никто не признает. Как спасти жизнь этих военнопленных? Является ли это ответственностью международных организаций, таких как Красный Крест?

Как вы справедливо заметили, на Международный комитет Красного Креста в соответствии с Женевскими конвенциями возложена задача следить за соблюдением этих конвенций. Я уверен, что Красный Крест находится в постоянном контакте с Российской Федерацией и Украиной и настаивает на соблюдении норм международного гуманитарного права. Эта организация обычно делает это, не привлекая к своей работе внимание общественности. Это, так сказать, молчаливая дипломатия, которая в данном случае должна быть максимально эффективной.

Кроме того, государства, граждан которых осуждают, а в данном случае это Марокко и Великобритания, могут на дипломатическом уровне контактировать с Российской Федерацией. К тому же, в таких случаях существует компетенция Международного уголовного суда (МУС), то есть с точки зрения уголовной ответственности отдельных лиц, ответственных за военные преступления, совершаемые на территории Украины. Прокуроры Международного уголовного суда, как мы знаем, уже начали следствие по военным преступлениям в Украине. Если в данном случае будут исполнены смертные приговоры, то тогда нужно будет определить конкретных лиц, несущих за это ответственность. Например, судьи, вынесшие такой приговор или другие лица. Хотя очевидно, что принудительно этих людей в Гаагу доставить невозможно.

- То есть, вы лично как юрист считаете военным преступлением исполнение такого судебного приговора?

- Если мы исходим из того, что осужденные - не наемники, то они подпадают под нормы о защите военнопленных в соответствии с первым дополнительным протоколом к Третьей женевской конвенции от 1949 года. Поэтому и отношение к ним должно быть соответствующим. Убийство военнопленных - это преступление с точки зрения международного права. То есть, вынесение и исполнение такого смертного приговора является военным преступлением в соответствии с Римским уставом Международного уголовного суда.

- Если внимательно почитать законодательство так называемой "ДНР", то смертная казнь там предусмотрена не за то, что человек является наемником, а за то, что человек "участвует в вооруженном восстании с целью свержения власти или нарушения территориальной целостности". С таким подходом в "ДНР" к смертной казни могут приговорить и всех взятых в плен бойцов Вооруженных сил Украины. Возможно, иностранцев показательно приговаривают к смертной казни, чтобы отпугнуть других добровольцев, воюющих за Украину?

- Важно, что речь идет о комбатантах украинской армии. В этом случае они находятся под защитой Третьей женевской конвенции, первого дополнительного протокола. Их нельзя привлекать к ответственности за участие в боевых действиях. К ним нужно относиться как к военнопленным и после завершения боевых действий они должны быть возвращены на родину. Другое дело, если они совершили военные преступления. Взять, например, российского военнослужащего, которого недавно украинская сторона осудила именно за это, хотя подробно я не знаком с тем делом. Во всяком случае, военным преступлением является, например, целенаправленное убийство гражданских лиц. За это военное преступление можно судить и комбатанта. Насколько я знаю, в данном случае троих иностранцев осудили не по обвинению в военных преступлениях.

- Вопрос касается плененных в Мариуполе украинских бойцов. Их тысячи. Часть из них предположительно этапировали в Россию. Остальные остаются в заключении в так называемой "ДНР". Им может грозить такой же процесс со смертным приговором? Что может сделать международное сообщество, чтобы удержать Россию от того, чтобы вместе с контролируемыми ею "республиками" таким образом расправляться с этими военнопленными?

- С юридической точки зрения, все параметры в случае взятых в плен в Мариуполе такие же, как и в случае трех ныне осужденных. Здесь даже еще более очевидно, что речь идет о комбатантах Вооруженных cил Украины. Соответствующее должно быть и обращение с ними как c военнопленными. Их нельзя привлекать к ответственности за участие в вооруженном конфликте. Есть ли возможность оказывать на Российскую Федерацию политическое давление с требованием соблюдать эти международные нормы, каждый может судить сам. Мне такие возможности в данном случае кажутся очень ограниченными.

- Если таких приговоров будет больше, возможно, стоит говорить об ответственности за нарушение международных норм не только выносящих приговоры судей, но и тех, кто принимает соответствующие политические решения, стоящие за этими приговорами?

- Согласно Римскому уставу Международного уголовного суда, к ответственности могут привлекаться все лица, ответственные за совершение конкретного военного преступления, если возможно доказать причинно-следственную связь, то есть установить цепь, по которой отдавались приказы. В таких случаях следует задокументировать и доказать, что высокопоставленные государственные лица в Российской Федерации могут быть привлечены к ответственности за эти действия.

- То есть, это могут быть и лица в Москве?

- Конечно, и в Москве тоже. Вопрос в том, отдавались ли соответствующие указания высокопоставленным политикам или военным в России. Можно ли доказать, что ответственность за определенное решение несет "лицо икс", что именно оно давало указания устраивать судебные процессы. Если нет доступа к доказательствам того, что давались указания, то доказать это будет сложно. Но, конечно, уже были известны случаи, когда высокопоставленные лица привлекались к ответственности. К примеру, за преступления во время войны в бывшей Югославии привлекались к ответственности генералы за отданные ими приказы, хотя они лично не были исполнителями преступлений.

Эта новость также на сайте Deutsche Welle.

Лучшие криптовалютные биржи 2021 года для начинающих трейдеров

Лучшие криптовалютные биржи 2021 года для начинающих трейдеров

Популярные видео на YouTUBE
Материалы по теме
Binance
А-9834,58 грн./литр
А-95+31,39 грн./литр
А-9529,72 грн./литр
А-9228,7 грн./литр
ДТ28,44 грн./литр
LPG15,83 грн./литр
Это интересно
Самые читаемые новости
Лучшие видео с YouTUBE
Популярные блоги
Погода и гороскоп
Автоновости