xcounter
Calendar Icon

Дмитрий Белоцерковец: На место пророссийских активистов в Крым массово свозят варяг из других регионов

11.01.2016 09:45

«Нас преследовали. Матери угрожали, что обольют меня кислотой, под дверь вешали убитого кота»

Государство Украина никогда не помогало проукраинским активистам в Крыму. Как в эпоху Ющенко, так и в эпоху Януковича местные администрации не только не помогали общественникам, но и не давали возможности проводить популяризирующие Украину акции, отмечает севастополец Дмитрий Белоцерковец. Сегодня он живет в столице и возглавляет Департамент благоустройства и сохранения природной среды КГГА, однако несколько лет Белоцерковец был одним из лидеров проукраинского движения в родном Севастополе. В то время как поддерживающие Украину организации не могли претендовать ни на копейку из бюджета Украины, пророссийским деятелям деньги, в том числе, давал и Кремль. При этом лоббисты «русского мира» активно боролись между собой за эти средства, ежегодно получая от 1 до 2 миллионов долларов. Пророссийских активистов в разговоре Белоцерковец называет «фашистами», ведь они не принимали позитивной отдачи и шли исключительно на уничтожение. Однако, отмечает он, у многих крымчан было какое-то подсознательное признание Украины. Например, колеса машины Белоцерковца проткнули так, чтобы их можно было легко восстановить, а авто покрасили легко смываемой краской. Даже гаишники, пытавшиеся задержать севастопольца на пути в аэропорт для вылета в Киев на Майдан, говорили: «Извини, ты должен понять, отдан приказ. Мы сами понимаем, кто ты, что ты. Мы тебя поддерживаем, но мы выполняем приказ». Если еще во время Евромайдана кто-то отдавал приказы, то после победы Революции Достоинства приказов от новосозданных властей так и не дождались украинские военные, СБУшники, милиционеры в Крыму. «Представьте: СБУшники выходили на работу вплоть до 13 марта и ждали приказа из Киева», – рассказывает Белоцерковец. О подвешенных под дверью котах, слежке за проукраинскими активистами, реальной дате аннексии и отличии ситуации на полуострове от событий на востоке Украины и в Грузии Дмитрий Белоцерковец рассказал в интервью FaceNews.

Крым становится пенсионерcкой здравницей

Некоторым проукраински настроенным деятелям закрыли въезд в Крым. У Вас есть возможность посещать родной город – Севастополь?

Я не знаю, запрещен мне въезд или не запрещен, потому что даже не пробую туда приехать. Учитывая, что перед отъездом меня на короткое время похищали, я не рискую вернуться обратно, понимая, что будут проблемы не столько у меня, сколько у окружающих. Если меня пропустят, то вряд ли оттуда уже выпустят в связи с моей активной гражданской позицией. Вряд ли специальные структуры Российской Федерации поверят, что я просто так поеду в Крым.

Наверняка Вы поддерживаете отношения с друзьями из Крыма. Расскажите, как сегодня живут крымчане.

Могу видеть тенденцию, что Крым становится пенсионерcкой здравницей. Все трудоспособное молодое население максимально быстро и активно выезжает с территории полуострова, а миграция естественным путем преобладает среди людей послепенсионного возраста со стороны Российской Федерации.

Напомню, как это было раньше. На территории Крыма в большинстве своем всегда были проукраинские настроения, спорная ситуация была исключительно в Севастополе, и то, раздутая естественным путем. Давайте посчитаем: десять тысяч российских военных, десять тысяч граждан Украины, работающих на Черноморском флоте, плюс ежегодная естественная миграция граждан России в Севастополь, составляющая порядка двух тысяч человек. За пятнадцать лет мы получаем около тридцати тысяч человек естественной миграции, плюс десять тысяч (российских военных, – FaceNews), плюс десять тысячь (украинцев, работающих на Черноморском флоте, – FaceNews), всего получается пятьдесят тысяч. Пятьдесят тысяч умножаем на коэффициент семейности, составляющий 2,7, и получаем около 130-140 тысяч населения. Население города равно 360 тысячам, то есть, половина населения Севастополя жило за счет бюджета Российской Федерации. Из-за этого пророссийская активность раздувалась естественным путем.

Севастопольцы, хотят этого или нет, являются демократами и украинцами

Однако во многом эта ситуация нивелировалась благодаря тому, что молодое поколение, независимо от того, являлось оно приезжим из Российской Федерации или откуда-то из других регионов, в подавляющем большинстве было проукраинским за счет естественных процессов под названием демократия. В Севастополе всегда присутствовала демократия, мы даже видим ее отголоски сейчас, когда, например, на территории Севастополя происходит активная фаза митингов против псевдогубернатора Меняйло. То есть, севастопольцы как истинные граждане Украины научились жить в демократических процессах и воспринимать Украину как демократическое государство. В своей голове они, хотят этого или нет, уже являются демократами и украинцами. Что такое украинец на сегодняшний день? Это человек, признающий процессы свободы и процессы демократии, то есть, либеральные основы. За последние двадцать лет в восприятии украинцев это преобладает.

Чего не хватает крымчанам?

Мы, например, должны понимать, что визы они могут получать только в Киеве, а выехать в тот же Киев могут не все. Мне, например, активно звонит украинская прокуратура Крыма. Они хотят показания по поводу депутата Галичия, которого не так давно задержали (Владимир Галичий, экс-депутат Севастопольского городского совета, голосовавший за вхождение Крыма в состав Российской Федерации. В сентябре был задержан при выезде с материковой части Украины, – FaceNews). Галичий, кстати, в эпоху Ющенко по квоте партии «Собор» был назначен головой Ленинской районной администрации, то есть, он всегда являлся проукраинским. Зачем он пришел на те сессии, только самому Богу известно.

То есть, во-первых, неудобства крымчанам создает некомфортность перемещения. Во-вторых, отсутствие нормальных логистических путей. О чем идет речь? В любой момент Украина может или уже отрубила доступ к сырью, а давайте не забывать, что самые крупные заводы Крыма зависят от материковой части страны, например «Крымский титан», получающий сырье исключительно из Житомирской области. Это завод Фирташа, и если транспортная блокада действительно добьется, чтобы сырье не поступало на этот завод, то он остановится и будет социальное напряжение. При том, что, напомню, север Крыма в подавляющем большинстве до сих пор является проукраинским.

Как обстоит ситуация в аспекте бытовых условий, продуктов питания?

Конечно же, есть дискомфорт, потому что российские товары не пользуются популярностью, у них гораздо ниже качество, чем у украинских продуктов. Между тем, к украинским товарам существует тяжелый доступ в связи с тем, что их доставка крайне усложнена. Крымчане не привыкли к российским продуктам, которые, кроме того, крайне сложно доставлять.

Крымчане просто боятся

Как крымчане чувствуют себя морально и политически?

Они просто боятся. Напомню, что во время аннексии полуострова спецслужбы Российской Федерации использовали наиболее примитивную тактику – они высекали активных деятелей проукраинской стороны и путем репрессий поддавали их определенным мучениям, чтобы потом в прямом эфире или в записи показывать это для запугивания населения на местных каналах. Информация о каждой выломанной двери, каждом побитом или похищенном украинском активисте активно встречалась в СМИ местного разлива. Задача была поставлена исключительно на одно – запугать местное население, чтобы они поняли, что нужно сидеть дома и никуда не выходить.

Еще до аннексии Вам сжигали машину, вешали под квартирой животных, неоднократно угрожали физическими расправами. Как в Крыму боролись с проукраинскими активистами? Когда это началось, и какие основные камни преткновения были у пророссийских и проукраинских организаций?

Где-то начиная с восемнадцати лет, мы занимались активной проукраинской деятельностью. Мы – это группа проукраинских ребят, объединенных идеей. Наш проукраинский интерес, видимо, шел от спорта. Как спортсмены мы были активными фанатами сборной Украины, киевского «Динамо», донецкого «Шахтера». За счет активной фазы проукраинской деятельности у нас пробуждалось самосознание, то есть, мы любили свою страну, мы видели, что в родном городе Севастополе над ней пытаются издеваться через спецслужбы иностранного государства. Мы как активные севастопольцы выступали против этого, начали постепенно объединяться и проводить ответные акции на примирение. Эти акции мы проводили на протяжении десяти лет. У нашей организации даже не было названия, это было просто объединение группы людей, которая постоянно увеличивалась в геометрической прогрессии. Активных ребят было больше ста, пассивных доходило до тысячи. И это – в маленьком городе с населением в 360 тысяч человек.

На деятельность пророссийских организаций в Севастополе выделялось 1-2 млн долларов в год

В чем заключались различия в деятельности вашей организации с пророссийскими?

Любые бюджеты пророссийских организаций утверждались в Кремле, они финансировались из Кремля. Ежегодно, начиная где-то с 2005 года, в Севастополе на деятельность пророссийских организаций выделялось где-то от 1 до 2 миллионов долларов. В свою очередь, мы не получали и не могли получать ни копейки из бюджета Украины, мы могли получать только противовес и периодические помехи со стороны местных властей. Как в эпоху Ющенко, так и в эпоху Януковича местные администрации не то, что нам не помогали, они мешали и не давали возможности проводить активные акции с точки зрения популяризации Украины в нашем регионе. Мы проводили десятки этих акций на протяжении года, тратя деньги, которые берез бизнес сами и зарабатывали. Начиналось все с проведения различных митингов и автопробегов. Например, у нас всегда было соревнование с пророссийскими активистами, у кого больше автопробег. Они выведут тридцать машин – мы выведем пятьдесят. Они выведут сто машин – мы выведем сто пятьдесят. Это говорило о том, что нас было не меньше. Однако у нас отсутствовало финансирование и иногда из-за естественных демократических процессов могли быть проблемы с консолидацией. Мы полагались исключительно на свои силы, а не на помощь государства. Государство, к сожалению, нам никогда не помогало.

Никто и никогда, кроме нас, слово «мир» не обновлял

В каком году Вы начали проводить проукраинские акции?

Активно – в 2007 году, когда мы первый раз нарисовали украинский флаг на стене Инженерной бухты. Эта акция началась с того, что пророссийские активисты, настоящие «фашисты», нарисовали большой российский флаг на стене Инженерной бухты с северной стороны в Севастополе. Это напротив городской пристани, по сути, через пролив. Когда едешь на катере с южной стороны на северную, эту стенку очень хорошо видно. Мы в ответ нарисовали большой украинский флаг и посередине написали слово «дружба». Акция была построена исключительно на позитиве. Через год пророссийские «фашисты» зарисовали половину слова «дружба» и нарисовали Андреевский флаг (российский военный флаг, – FaceNews). Мы в свою очередь закрасили вторую половину слова «дружба», нарисовали флаг ВМС Украины и написали посередине слово «мир». Это как раз был период российско-грузинской войны. Основной тезис был: «если пророссийские организации против дружбы, то мы будем принуждать к миру». Начиная с того года, мы ежегодно обновляли украинскую часть флага и слово «мир». Только мы обновляли слово «мир», никто и никогда, кроме нас, не обновлял его. В наших акциях принимали активное участие такие деятели как Александр Черненко, Олесь Доний, Андрей Шевченко (политик, – FaceNews).

Одной из первых активных акций стало появление Дмитрия Белоцерковца в программе Савика Шустера

Кстати, это мероприятие в свое время мы придумали и реализовывали вместе с нынешним губернатором Тернопольской области Степаном Барной, который тогда активно поддерживал проукраинские движения в Севастополе. Например, один из случаев, когда во время Дня флота Украины пророссийские активисты решили снять с городской пристани украинский флаг и повесить российский. Тогда Степан Барна, видя, что произошло, видимо, как потомок украинских повстанцев, взобрался на дерево напротив городской пристани, перепрыгнул на крышу городской пристани, снял российский флаг и поднял украинский!

Мы раздавали множество украинской символики во время праздников. Наша деятельность активно кипела. Мы видели, что такие организации как «Просвита» или политические партии в своем большинстве являлись достаточно пассивными. Но их можно понять... Тогда в самом Крыму еще не было более прогрессивной партии «УДАР». Все остальные партии, например, «Собор», «Просвита» и так далее в основном консолидировали вокруг себя пятнадцать-двадцать человек пожилого возраста, руководство которых максимум могло только собраться за одним столом, поговорить, но ничего не делало. Большое различие было в том, что мы, прежде всего, делали, а потом говорили.

Дальше мы видим, что начинается революция. Перед революцией для нас, как для проукраинской молодежи в Севастополе, были как минимум две знаковые вещи. Во-первых, это поход на выборы. Умирает один из депутатов городского совета Севастополя Михаил Танасенко, у него было что-то с сердцем. Хоть он и был членом «Партии регионов», но молодым человеком был более-менее адекватный.

Я понимаю, что будут выборы на округе, где я прописан. Посоветовавшись с нашими ребятами, побратимами, мы решили идти на эти выборы. Я заявился от политической партии «УДАР», лидером молодежного крыла которой тогда уже являлся (лидером молодежного крыла партии Белоцерковец является с 2013 года, – FaceNews). Против меня тогда пошел действующий губернатор Севастополя, довольно легендарная личность в эпоху Януковича – Владимир Яцуба. Выборы были в апреле 2013 года, а избирательная кампания началась в марте. Кампания была достаточно интересная, резонансная. Бюджета у нас практически не было, а Владимир Яцуба вложил порядка 2,5 миллионов гривень. Представьте: округ восемь тысяч избирателей, а Яцуба вложил 2,5 миллиона гривень. Каждый голос обошелся ему в 1700 гривень, на тот момент это 200-220 долларов.

Какой была позиция "регионалов"? В центре Севастополя никогда не проголосуют за проукраинского активиста. Они даже издевались, говорили: «Вот, мы уже подготовили листовку о том, ты проукраинский, за тебя не проголосуют. Мы ее распространим, ты ничего не сможешь сделать». Они ее неоднократно распространяли, было много грязной агитации, доходило даже до того, что на центральных севастопольских каналах из-за одного несчастного округа крутили сюжеты против меня, то есть, против молодого человека, который никогда не входил ни в какие органы власти, был исключительно проукраинским активистом. Там, кстати, в одной из листовок было написано, что я являюсь криминальным авторитетом из 1990-х. Знаете, что самое забавное?

Догадываюсь. Сколько лет Вам было в конце 1990-х?

В 1999 году мне было тринадцать лет. Эта избирательная кампания прошла достаточно ярко, меня пытались снять с выборов. Тогда Виталий Кличко пристыдил Яцубу в парламенте. Он выступил с парламентской трибуны и сказал, что действующий губернатор Севастополя, дважды министр, трижды депутат Верховной Рады, губернатор Днепропетровской области испугался молодого 27-летнего активиста, пытается снять его с выборов. После этого даже представители «Партии регионов» в Верховной Раде начали как-то пристыживать Владимира Яцубу, и тот решил все-таки довести кампанию до конца и не снимать меня с выборов.

Я знаю, что по их социологии мы за пять дней до выборов побеждали. Наша ошибка тогда была в том, что мы рассчитывали на низкую явку, мы понимали, что на довыборах явка не может превысить 20-25%, и семисот голосов, на которые мы рассчитывали, должно хватить. Но «Партия регионов» тогда подняла явку. На довыборах в Севастополе тогда явка составляла 36-37%. Это колоссальная явка, на которую мы не рассчитывали. Именно по этой причине мы и проиграли. Было 58% у Яцубы, 30% – у нас, и всего 8% у коммунистов, при том, что это исторический округ коммунистов, на котором они исторически всегда набирали около 30%. Это первые выборы.

Потом были выборы против Вадима Новинского, потому что меня направила партия, а конкретно – Виталий Ковальчук. Я просил не давать мне возможность заявляться на ту кампанию, потому что после округа с восьмью тысячами избирателей баллотироваться на округе с 160 тысячами избирателей, не имея никакого ресурса и против такой личности как Вадим Новиснкий с сумасшедшим ресурсом и сумасшедшими финансовыми возможностями, было достаточно сложно. На тех выборах, если я не ошибаюсь, я занял четвертое место, мы взяли около 4%. На больше мы рассчитывать и не могли. Единственное, тогда мы активно мониторили кампанию Новинского, решив показать, что он – не белый ангел. Мы показывали его агитацию в детских садах, школах, на военных кораблях и провели несколько резонансных ярких акций.

Многие силовики в Севастополе поддерживали проукраинскую сторону и были верны присяге

В этот раз «УДАР» наверняка выделял Вам деньги на кампанию. О какой сумме идет речь?

Нет. Можете когда-нибудь спросить у Виталия Анатолиевича, почему тогда меня оставили одного. Виталий Анатолиевич тогда за это отвечал.

Следующим этапом уже был Майдан. С Майданом мы видим возникновение каких-то странных вещей. Насколько мы сейчас понимаем, была дана команда из Киева в УБОП региона с перечнем людей, которых нужно остановить от активной деятельности в Киеве. Поскольку мы занимались активной деятельностью в Киеве, то проводили достаточно большое количество резонансных акций, например, акция в поддержку журналистов «Не закрывайте нам рты». Мы как молодежное крыло партии «УДАР» привлекли внимание Администрации президента, и тогда администрация Януковича направила списки в регионы с наиболее активными майдановцами. Такие списки отправляли по всем регионам. Насколько мне известно, эти списки были направлены в УБОП и параллельно на тот момент российскими спецслужбами уже активно контролировались силовые органы Украины.

Первые репрессии начинались с того, что мне разрисовали машину и проткнули колеса. При этом чувствовалось, что какая-то внутренняя симпатия у тех людей, которые это делали, была. Почему? Можно было просто ножом провести – и уже нужно перекрашивать машину, а можно колесо проткнуть и прокрутить так, чтобы его было не восстановить. А колеса проткнули, чтобы их можно было восстановить. Машину покрасили краской, которая легко отмылась. На самом деле, такое ощущение, что у тех людей, видимо, действовала какая-то проукраинская симпатия в душе. Все-таки многие силовики в Севастополе поддерживали проукраинскую сторону, они были верны присяге.

Дальше, конечно же, действия начали радикализироваться, видимо, начали поступать по-другому. Потом мы стали обращать внимание на слежку, постоянно присутствовала слежка за матерью, слежка за мной.

Расскажите подробней о слежке.

Люди просто ходили. Например, матери начали активно названивать на телефон и говорить, что меня обольют кислотой. Не совсем, конечно, приятно было ей это слушать, но тем не менее. Дальше мать рассказывала, что за ней ходила женщина с завернутым в одеяльце ребенком. Мать не выдержала, видит, что женщина явно за ней ходит, подошла, убрала одеяльце, а там оказалась кукла. Даже до таких вещей доходило.

Потом яркими событиями было наполнено 31 декабря. Я планировал выехать из Севастополя в Симферополь и попасть в Киев на Майдан на Новый год. Посередине трассы меня остановили гаишники. Они убеждали меня в том, что я пьян, хотя я в принципе не употребляю алкоголь. Я им предложил дать мне мундштук, чтобы как можно быстрее пройти тест, поскольку скоро самолет. На это они ответили, что мундштука у них нет, и предложили проехать с ними в больницу, чтобы сделать тест. Я отказался, сказав: «Везите мундштук». Мундштук они везли почти два часа. Было очень странно, что подъехала затонированная машина с синими номерами. Автомобиль просто стоял. В свою очередь остановившие меня гаишники, когда я отошел подальше от этой машины, сказали: «Извини, ты должен понять, отдан приказ. Мы сами понимаем, кто ты, что ты. Мы тебя поддерживаем, но мы выполняем приказ». Они извинялись, говорили: «Мы выполняем приказ, так нужно», показывая рукой на машину, находящуюся вдалеке.

Приезжает мундштук, я прохожу тест, который показывает 0,0%, еду дальше, думаю: «Мало ли, из-за гололеда мог задержаться рейс». Тут происходит странная вещь – мне начинают звонить на мобильный телефон и говорить, что моя мать находится в реанимации и нужно срочно ехать в первую горбольницу. Я – по тормозам, меня начинает заносить, переживаю, не могу дозвониться потому что, как потом оказалось, входящие вызовы на ее номер телефона блокировали. Рядом оказался интернет-модем, я позвонил матери в Skype. Она взяла трубку и сказала, что все нормально. Такая вот странная ситуация.

Приехав в аэропорт, я понял, что не успел на самолет. Пока я ехал назад, матери на двери повесили убитого черного кота. Уже начались более жесткие репрессии. Хотя я не тот человек, который будет отступать от своих убеждений из-за репрессий, наоборот, меня это вдохновляет. Значит, я нахожусь на правильном пути, значит, я отстаиваю интересы государства, если на меня столько усилий тратят спецслужбы.

Естественная среда борьбы поднимает патриотический дух на максимальный возможный уровень

А если интересы государства пересекаются с безопасностью Вашей семьи?

Я понимаю, что государство важнее, чем, скажем, личная безопасность. Условно говоря, это не во Львове коммунистов «гонять», мы были рождены в Севастополе, в единственном городе Украины, где была естественная агрессивная среда. У нас было реальное противостояние, поэтому наши убеждения воспитывались во времени, наши убеждения подкреплялись идеей и борьбой. Мы действительно верили и до сих пор верим в то, что мы делали. Мы понимали, зачем мы это делали. Мы пытались обеспечивать национальную безопасность в самом сложном регионе для нашей страны. Естественная среда борьбы поднимает патриотический дух на максимальный возможный уровень. Соответственно, частичка страха никак не воспринимается, при реальной борьбе страх отсутствует.

Точно так же можно вспомнить любой эпизод борьбы за независимость Украины, когда люди гибли, исходя из агрессивной среды, исходя из своего патриотически сильного духа, который в наших согражданах очень силен. Из-за этого в нас чувство страха нивелировалось, то есть, преобладали интересы государства.

Возвращаясь к репрессиям, хочу отметить, что в январе 2014 года продолжались мелкие угрозы, звонки, слежка и так далее. В феврале пытались сорвать свадьбу одного из моих активистов, что я не дал сделать.

Речь идет о свадьбе Ивана Клипы, который сейчас возглавляет одно из коммунальных предприятий департамента, который Вы возглавляете?

Да. Через два дня ему сожгли машину. Потом еще мою машину сожгли. При этом я даже не знал, где находится моя машина. На ней, видимо, был GPS-датчик. За пару дней до поджога я поехал на тренировку. Пока я бегал на стадионе, кто-то разбил мне окно. Я думал, что хотели обокрасть, но, видимо, разбили намеренно, чтобы я отвез машину на СТО. Я отдал тогда ключи нашим проукраинским активистам, которые отвезли машину на дружественное СТО. Я не знал даже, где моя машина. Через два дня автомобиль сожгли. В принципе, ничего страшного в этом нет, это, к сожалению, достаточно естественно и нормально для того времени.

Потом победила революция, пошел надлом. Я, видя это, поехал в Крым, понимая, что Севастополь будет основным очагом противостояния со стороны то ли антимайдановцев, то ли российских спецслужб. 23 февраля прошла акция пророссийских активистов в Севастополе, на самом деле, гоняли представителей Черноморского флота и их семьи, пророссийских активистов. На площадь Нахимова вышло около 10 тысяч человек. Знаете, что самое интересное? Эту акцию они назвали, но уже через два дня на улицу не вышло и триста человек. О чем это свидетельствует? Они понимают, что идет явное электоральное падение, то есть, никто ничем заниматься не хочет.

26 февраля прошла акция в Симферополе, где евромайдановцев, украинцев, россиян, крымских татар вышло раза в два-три больше. По моему мнению, тогда Путин, а он тогда лично, я думаю, мониторил все эти события, стал прекрасно понимать, что по предпочтениям проиграл даже Крым. То есть, если крымчан выходит гораздо больше со стороны Евромайдана, чем Антимайдана, то это говорит о явном поражении Кремля. Я думаю, что именно тогда они начали предпринимать действия путем силового захвата. То есть, план у них этот был наработан раньше, но, по моему мнению, они никогда не знали, когда его воплотить. Здесь они банально пошли ва-банк. Дальше ввели войска в Крым, начались репрессии, противостояние.

В Крыму люди от 15 лет до 30 лет на 70% были за Украину

Вы несколько лет работали помощником народного депутата Украины от «УДАРа», но при этом жили на два города – Киев и Севастополь. Однако после аннексии были вынуждены окончательно перебраться в столицу. Какие ментальные различия Вы заметили у жителей материковой Украины и полуострова?

Не поверите – никаких.

Не поверю.

Единственная разница, которая реально чувствуется – в Киеве гораздо выше активность. В Севастополе, в маленьком городе на 360 тысяч, мы чувствовали себя спокойно, не было никакой активности, а мы были самыми «сумасшедшими» и безкомпромиссными представителями политической среды Севастополя. В Севастополе таких очень мало. Все было очень вальяжно, медленно, активность власти, властных структур была минимальной, то есть, все жили в достаточно спокойном мире без лишней активности, все шло своим чередом, а время тикало. В Киеве, конечно же, активность гораздо больше, конкурентность гораздо выше. Однако за счет того, что мы получили нужную практику в Севастополе, нам было достаточно легко здесь освоиться. Здесь ты находишься в политической дружественной среде по сравнению с Севастополем. Здесь ты понимаешь, что, в принципе, люди, как и ты, любят свою страну, так же, как ты, хотят для нее лучшего, просто хотят этого разными путями. Несложно находить правильные пути решения среди своих, это не так сложно, чем когда ты находишься в абсолютно враждебной среде, когда против тебя работают спецслужбы иностранного государства, активно финансируется деятельность этих пророссийских организаций, когда ты становишься столпом защиты государственных интересов в своем городе. Там было сложнее.

Что в Крыму тяготело к Украине?

Молодежь в подавляющем большинстве, около 70%. Условно говоря, люди от 15 лет до 30 лет на 70% были за Украину. За Россию выступали либо старшее поколение, либо находящиеся на окладе бюджета Российской Федерации.

За время нашего разговора Вы несколько раз назвали пророссийских активистов фашистами. Почему?

Да, пророссийские фашисты, такие как «Русский блок» (пророссийски ориентированная политическая партия, – FaceNews), различные пророссийские праворадикальные организации, настоящие фашисты, идущие исключительно на уничтожение, то есть не на какую-то позитивную отдачу. Можно достигать результата позитивными вещами, например, через популяризацию культуры, а можно исходить из негативных вещей и достигать результата путем попыток физического противостояния, что неоднократно было со стороны «Русского блока» и других радикальных пророссийских организаций.

Эти организации активно между собой конкурировали за финансирование Кремля и периодически сбрасывали нам бюджеты, которые подавали в Кремль, чтобы мы их освещали. Даже до такого доходило, когда одна пророссийская организация сливает бюджет другой, поданный в Кремле, чтобы эти деньги не выделили на акции. Эта информация попадала к нам, мы ее освещали, и Кремль уже не мог выделять на это деньги, потому что было слишком явно. Исходя из этого, одна организация отсеивалась, а другая могла получить бюджет. У них была сумасшедшая внутренняя конкуренция.

Украинские военные, украинские СБУшники, украинские милиционеры в Крыму ждали приказа. Любого приказа!

Описывая Крым после событий Революции Достоинства, Тарас Березовец пишет, что «Крым на фоне тех бурных событий казался райским островком, где ничего не происходило, жизнь была тихой и спокойной». Как проходил Евромайдан в Крыму и как местные жители воспринимали революцию на материковой части страны?

В Севастополе тоже присутствовал Евромайдан. Я, к сожалению, в нем ни разу не принял участия, потому что все время находился в Киеве, а те пару дней, которые проводил в Севастополе, я проводил исключительно с точки зрения безопасности семьи. В Симферополе же Евромайдан был достаточно широким. Опять же напомню, что Крым и Симферополь были патологически проукраинскими. В Крыму действительно проходил Евромайдан, он был активен. Кстати, не было какого-то яркого противостояния между людьми, агрессии, драк и так далее.

Что такое Европа в понимании крымчан и почему они больше норовят присоединиться к авторитарной России, а не демократической Европе?

Крымчане – нет. В Крыму было подавляющее большинство пенсионеров. Все молодое население поддерживало Евромайдан, они поддерживали Евросоюз, потому что считали это возможностью привлечь дополнительные инвестиции для развития экономики. Попадая в Евросоюз, мы попадаем в зону, в сферу интересов европейских туристов. В таком случае гораздо выше возможность капитализации.

Крым был легкой целью для России?

С точки зрения готовности украинской армии на тот момент – да.

С точки зрения ментальной подготовки людей?

Не сказал бы.

Почему Крым в таком случае относительно легко, например, по сравнению с ситуацией на Донбассе, стал частью России?

Из-за пассивности господина Турчинова, из-за того, что он ничего не делал. Я думаю, что Турчинов тогда был достаточно самостоятельной персоной, к сожалению, по моему личному мнению, крайне слабохарактерным. Что Тенюх (Игорь Тенюх, исполняющий обязанности министра обороны Украины с 27 февраля по 24 марта 2014 года, – FaceNews), что Турчинов тогда просто испугались этой ситуации и боялись взять на себя ответственность. Украинские военные, украинские СБУшники, украинские милиционеры в Крыму ждали приказа. Любого приказа! Однако у них просто не было никакой связи с Киевом. Представьте: СБУшники выходили на работу вплоть до 13 марта и ждали приказа из Киева, что и как делать.

В той ситуации я могу похвалить Виталия Маликова, являющегося сейчас первым заместителем председателя СБУ и возглавляющего АТО Украины.

Некоторые СМИ ругали Виталия Маликова и говорили, что он был сепаратистом. Это полный бред. Он с самого начала, с первых дней после победы революции находился рядом с нами, спрашивал, чем может помочь. Потом его назначили главным милиционером Севастополя, он зашел в РУВД и заставил их поднять украинский флаг и выйти на улицы охранять правопорядок. На тот момент он действительно был героем. Его вклад и попытки что-то сделать были очень существенными. К сожалению, на тот момент у нас не было такого влияния, чтобы суметь заставить господина Турчинова действовать, а не сидеть, сложа руки, слушая каких-то послов и боясь взять на себя ответственность. Ему нужно было просто действовать.

То есть, иностранные послы влияли на Турчинова?

Я думаю, что очень существенно.

Стран Евросоюза или США?

Я не знаю, какие. Знаю, что послы.

Часть времени до аннексии Вы провели в кулуарах Верховной Рады, объясняя сложность ситуации. С кем разговаривали из народных депутатов и кто из них, по Вашему мнению, наиболее адекватно воспринимал ситуацию в Крыму?

Общался с Виталием Ковальчуком, который, будучи одним из руководителей «УДАРа», не совсем правильно воспринимал ситуацию. Я множество раз подчеркивал важность вещей, которые мы хотим сделать для Крыма. К сожалению, он не очень активно слушал и не воспринимал достаточно серьезно происходящее в Крыму. Виталий Кличко очень активно воспринимал все, со своей стороны пробовал максимально повлиять на Турчинова, на Сенченко (депутат от «Батькивщины», 11 марта был назначен временно и.о. заместителя председателя Администрации президента, – FaceNews). Виталий Кличко тогда был одним из немногих политиков, которые лично обратились к крымчанам. Не так давно я начал активно слушать, что господин Сенченко обвинял Виталия Кличко в бездеятельности, будучи первым заместителем председателя Администрации президента.

Он, скорее, обвинял Виталия Кличко в нежелании что-то предпринимать до передела «портфелей»…

Это смешно. Многие неоднократно обращались к господину Сенченко и просили повлиять на Турчинова. Я знаю из кулуаров, какими были его фразы. Мне лично он этого не говорил, но по слухам: «Я разберусь в Крыму, не переживайте. Я знаю. Я уже договорился с Аксеновым, мы поделим сферы влияния, и все будет нормально. Не переживайте». Я думаю, что Сенченко очень активно убеждал в этом Турчинова, в том числе, влиял на то, чтобы он бездействовал. То есть, ответственность Сенченко присутствует.

Кроме того, я говорил с Андреем Шевченко, он прислушивался, действительно пробовал повлиять на ситуацию, но, видимо, его влияние внутри своей фракции не было достаточно весомым. Существенным образом помогал Ростислав Павленко депутат (ныне – заместитель председателя Администрации президента, – FaceNews). Он пытался донести до руководства парламента на тот момент важность ситуации в Крыму.

Как ситуацию оценивал и что предпринимал нынешний президент Украины Петр Порошенко?

Я тогда не был с ним знаком и не вел никаких диалогов. Единственное, что скажу, мы тогда воспринимали как храбрый поступок, когда он поехал в Крым. Это был храбрый поступок, как и поступок Виталия Кличко, поехавшего на Донбасс.

Турчинов и Тенюх просто побоялись взять на себя отвественность

Сергей Пашинский рассказывает, что Крым захватили 20 февраля, когда Евромайдан еще стоял, а Виктор Янукович не сбежал из страны. При этом захват Верховной Рады Крыма произошел аж 27 февраля, а референдум – 16 марта. Когда, по Вашему мнению, произошла аннексия Крыма?

У Российской Федерации стопроцентно был план по захвату Крыма. Он был всегда, но они никогда не верили, что будут его реализовывать. Думаю, реализовывать этот план они решили только в ночь с 26 на 27. Причину объясняю еще раз – Путин лично увидел, что политически проиграл Крым, что большинство крымчан выступило за Евромайдан. Он понимал, что евромайдановцы вот-вот захватят Верховную Раду Крыма, и влияние Антимайдана и пророссийских организаций нивелируется на 100%. Путин просто пошел ва-банк, он сам не понимал, на что идет. Почему? Вы вспомните, что три раза менялись условия референдума. Вы знаете, каким образом сгоняли депутатов Верховной Рады Крыма? Угрожали родственникам, что «если Вы не придете на сессию парламента, будут проблемы».

Реально аннексия произошла в ночь с 26 на 27 февраля. При том, первое время мы считали, что это сделали (захватили Верховную Раду Крыма, – FaceNews) беркутовцы Севастополя, которые в ту ночь уехали с базы со всем оружием. А как потом оказалось, что они уехали на Чонгар. А мы не могли понять, кто на Чонгаре, а кто – в Верховной Раде Крыма. Оказалось, что в Верховной Раде Крыма были российские спецслужбы и российский спецназ.

Когда начались попытки аннексировать Донбасс, многие граждане создали батальоны и вышли с оружием защищать свои дома и национальную принадлежность. Почему этого не сделали крымчане?

На Донбассе все произошло довольно резко. В Крыму первые десять дней они системно запугивали всех проукраиснких активистов путем репрессий. Они делали это с первых дней после победы революции, параллельно показывая на местных каналах. Это, во-первых. Во-вторых, они вели агитационную кампанию с позиции так называемой вежливой силы. На самом деле, они вели себя очень агрессивно, захватывали людей, избивали, запугивали и параллельно вели поляризационную кампанию. Если бы Турчинов дал команду украинским военным защищать интересы государства…

Они бы это сделали?

Никто не был готов идти на что-либо без поддержки…

Центральных властей?

Так же, как это произошло бы на Донбассе, просто там уже команду дали.

На место пророссийских активистов массово свозят варяг из других регионов

Вы отмечаете, что общественные организаций, сидящие на российском финансировании, «не хотели в Россию, потому что они понимали: как только Севастополь станет Россией, у них автоматически обрубается все финансирование». Какая была их роль в захвате Крыма?

Никакая. Вообще. Это связано с тем, что на них не делали ставку, понимали, что они крайне слабые, неэффективные.

Выгодно ли Путину, по Вашему мнению, держать Аксенова у руля. Если нет, на кого он его заменит?

Пока что еще выгодно, потому что он боится. Кстати, обратите внимание, что все пророссийские активисты эпохи до аннексии проиграли на всех псевдо выборах после аннексии, что только возможно. Они даже проиграли у них местные псевдовыборы. Это свидетельствует о том, что на деятельность местных бывших пророссийских активистов постепенно перестают обращать внимание. Их влияние нивелируется, а эту нишу заполняют варягами из других регионов, массово свозят чиновников из других городов. Я так понимаю, что в Крыму пока Российская Федерация немного боится это сделать по отношению к Аксенову по той причине, что это все-таки бывший бандит, сгруппировавший бандитский клан вокруг себя. И в случае, если его попробуют свергнуть, он стопроцентно воспользуется своими бандитскими способностями и своим бандитским окружением, чтобы этому противостоять. Я думаю, боятся, что Крым уйдет в свободное плавание.

Крым вернется в 2017 году

Несколько месяцев назад Вы говорили мне, что Крым вернется в состав Украины в 2017 году. Почему в 2017 году?

Интуиция. У меня есть такое интуитивное мнение, что будут все предпосылки, к 2017 году так сложатся обстоятельства.

Подавляющее большинство украинцев хотят возвращения Крыма, однако на полуострове нет света, существует торговая блокада. Вероятно, крымчане озлобились на Киев.

Кто-то озлобился, кто-то относится с пониманием. Абсолютно по-разному. Много векторов, на которые стоит обращать внимание. Первое, на чем бы я сделал акцент – это все-таки на сырье, доставка не продуктов, а сырья.

Петр Порошенко говорит: «Придется тяжело работать, потому что если жизненные стандарты в Украине будут выше, чем в Крыму, то они захотят сюда вернуться».

Я это понимаю, но думаю, что может все гораздо раньше произойти. Понятие жизненных стандартов очень условное. Его нельзя ставить в приоритет, то есть, здесь большую роль играет моральная составляющая того, когда крымчане будут готовы сказать свое слово.

Россия оккупировала Грузию. Почему Украина должна пойти по другому сценарию?

Потому что Крым – это не Осетия и не Абхазия. Там все будет немножко по-другому и немножко проще. Вот с Донбассом попытка именно такая – сделать Осетию и Абхазию.

А с Крымом – нет?

С Крымом – нет. Тут совершенно другое.

В чем заключается разница?

Разница в том, что Крым – это победа, которая была нужна России для моральной и политической составляющей, чтобы поддерживать свой рейтинг. Российские власти настолько довели до абсурда ситуацию в самой стране, что если они начнут вести себя по-другому, их свергнут. Они настолько убедили россиян в империалистических амбициях, в важности захвата территории и так далее, что если они перестанут это делать, то их свергнут россияне, которых они воспитали уже как империалистическую нацию.

Россияне найдут себе еще более сильную руку?

Будут пытаться. И здесь может им «обломиться».

Лучшие криптовалютные биржи 2021 года для начинающих трейдеров

Лучшие криптовалютные биржи 2021 года для начинающих трейдеров

Популярные видео на YouTUBE
Материалы по теме
Binance
А-9834,58 грн./литр
А-95+31,39 грн./литр
А-9529,72 грн./литр
А-9228,7 грн./литр
ДТ28,44 грн./литр
LPG15,83 грн./литр
Это интересно
Самые читаемые новости
Лучшие видео с YouTUBE
Популярные блоги
Погода и гороскоп
Автоновости