xcounter
Calendar Icon

Если бы не война: как переселенка из Донецка открыла необычную кофейню в Киеве

07.01.2016 09:45

Уезжая из родного Донецка летом 2014-го, 26-летняя Анастасия Ларкина и подумать не могла, как круто изменится ее жизнь. Врач-офтальмолог по образованию, сегодня она – владелица небольшой уютной кофейни в центре Киева.

Ее история началась с курсов предпринимательства для переселенцев в Центре занятости Свободных людей и грантовой программы от «Крым-SOS». Написав бизнес-план на небольшую кофейню в Киеве, Ларкина не верила, что действительно станет грантером. «И это было началом самого ужасного», – с улыбкой вспоминает она. Гордое название «грант» на самом деле составлял всего 55 тысяч гривень, что для открытия своего дела очень мало. У Анастасии особых средств или ресурсов не было, к тому же часть ее семьи затею о кофейне не поддерживала. Начались долгие месяцы поиска подходящего помещения, собственноручного ремонта и облагораживания интерьера. Долгое время их трудовой коллектив, состоящий из нескольких человек, работал без выходных до глубокой ночи, но труд себя оправдал. Сегодня Love Cake – это милое местечко, где всегда играет приятная музыка, пахнет вкусной домашней выпечкой и ароматным кофе. «Мы не утонули, и тонуть не собираемся», – говорит, улыбаясь, молодая хозяйка.

Сейчас Вы – владелица кофейни в центре Киева, однако еще не так давно у Вас была другая жизнь. Когда Вы уехали из родного Донецка, и что побудило решиться на этот шаг?

Мне 26, я врач-офтальмолог. Родилась и выросла в Донецке, получила там высшее образование, в августе 2014-го должна была приступить к работе. Но поскольку я жила возле аэропорта, там было небезопасно оставаться. Кульминационным моментом стал случай с моим дедушкой, который из-за обстрела не мог получить медицинскую помощь. Это стало последней каплей для всей нашей семьи, было принято решение уехать, и мы переехали в Хмельницкий.

Почему именно туда, было к кому ехать?

Нет, мы выбрали город просто как пальцем в небо. Там не было родных или знакомых, жилья. Все остались без работы. В Донецке, помимо медицины, я много лет занималась танцами и выпечкой. Поэтому когда стало понятно, что работу по специальности не найду, впервые в жизни начала продвигать выпечку. Достаточно непродолжительное время я пекла на заказ и преподавала танцы. Параллельно с этим моя мама увидела в Facebook объявление от Центра занятости Свободных людей (общественная организация, – Ред.) о первой волне обучения для переселенцев. Решили: почему не попробовать предпринимательство? Ездили в Киев на месячные курсы.

Вы стали грантером от «Крым-SOS». Ваше участие в программе – дело случая или спланированный шаг? Ощутимо ли этот грант помог в открытии своего дела?

В конце октября мама мне скинула ссылку на объявление о грантовой программе и сказала: попробуй. Откровенно говоря, я не воспринимала это всерьез, не думала, что действительно могу получить какие-то деньги. Поэтому могла себе позволить фантазировать и написала в бизнес-плане о кондитерской. Написала и забыла об этом на три недели. А через три недели мне прислали письмо – вы стали грантером (от ООН, – Ред.). И это было началом самого ужасного (смеется, – Ред.).

На тот момент мы уже получили сертификаты о предпринимательстве и почувствовали, так сказать, нашу мощь. Стали смотреть какие-то вебинары, начали искать информацию и средства. Потому что грант, конечно, звучит гордо, но, во-первых, он был в гривневом эквиваленте – порядка 55 тысяч гривень. Во-вторых, выдавался не в виде денег – производилась закупка, в моем случае, оборудования. Мне нужна была профессиональная печь, миксер и кофе-машина, то есть тот базис, без которого никакая кофейня существовать не могла. Но из-за скачка курса у меня не осталось шансов на профессиональную печь, только на бытовую духовку. При этом я находилась в Хмельницком, а грант писала на кофейню в Киеве, просто потому что это был «полет фантазии».

Какой же в Вашем «полете фантазии» виделась кофейня?

В бизнес-плане я прописала небольшую кофейню семейного формата с домашней выпечкой в отдаленном районе Киева – это, например, Троещина или Академгородок. На протяжении 2,5 месяцев мы искали помещение именно такого типа, но ничего не находили.

Как Вы нашли «то самое»?

Совершенно случайно в жуткий ливень мы проезжали мимо места, где мы сейчас (Горького, 13 – Ред.). Помещение было закрыто, висело объявление об аренде. Я под дождем переписывала контакты, а в это время к помещению подошли трое мужчин, и я поняла, что это просмотр. Попросилась к ним присоединиться, а когда попала в помещение, поняла – это оно. Там даже была душевая кабина, а поскольку я понимала, что денег у меня не будет, и первое время придется жить прямо здесь, она сделала 90% дела (смеется, – Ред.).

Однако помещение это было в центре Киева и раза в три больше, чем изначально планировалось. Это было цокольное помещение с вшивенькой краской на стенах и офисным потолком. До нас здесь был магазин велосипедов, а последние два года помещение вообще пустовало.

И как же Вы решили вопрос с «вшивенькой краской» и всем остальным? Кто занимался ремонтом?

У нас не было денег на дизайн-проект, дизайнера, на каких-то рабочих, поэтому мы знали, что все будет сделано своими руками. Например, близкий друг нашей семьи вырвался из Донецка и две недели прожил с нами здесь, в помещении, помогал делать ремонт, выкладывал барную стойку кирпичом.

Я научилась «состаривать» древесину, шлифовать, красить, морить, вся колористика была на мне. Многими навыками обзавелась просто потому, что больше некому было делать. Работали по 14-16 часов, ночевали там же. Напоследок оставили вход, который мы все еще дорабатываем. Но в целом ремонт много времени не отнял, около 2-х месяцев.

Что касается облагораживания интерьера, то этот поток не прекращается до сих пор. А люди, которые приходят к нам с художественными возможностями, обычно просто так не уходят. У нас есть минимум три картины, которые девчонки нарисовали, пока пили латте. Теперь они висят у нас на стенах, и это наша гордость. Очень многие женщины у нас спрашивают: «Ой, а вот у меня есть такая штучка, можно я вам принесу?». Мы всегда говорим: «Конечно, несите!». Потому что чем больше таких вот деталей, тем больше души у помещения.

Очень много сообщений приходит мне на Facebook с подобным текстом: «Знаете, я вот какими-то особыми талантами не обладаю, но очень хочу помочь. А можно я что-нибудь сделаю?». Для меня было шокирующем открытием, что люди абсолютно безвозмездно хотят помочь.

К сожалению, мебель своими руками не слепишь. Мы начали ездить по магазинам, искать стулья. Нам это виделось Провансом, соответственно, мебель нужна была деревянная и белая. То, что мы находили, стоило для нас диких денег. Сначала приуныли, а потом муж тети нашел какой-то закарпатский сайт, где нам по гуманным ценам сделали мебель. Пришла она, правда, бракованная, упакованная на не высохшую краску, поэтому смотрелось убого.

И что же Вы сделали?

Промышленный фен в одну руку, шпатель – в другую. Со всех столов мы полностью снимали краску, заново их шлифовали, красили, вскрывали сами. К тому моменту, когда мы почти закончили ремонт, стало понятно, что нужно открываться, аренда капала. Хотя, конечно, еще куча всего было не доделано. Тяжело передать объем информации и необходимых действий, которые мы должны были предпринять перед открытием, не имея ни малейшего опыта, никаких знакомых в Киеве. Это было безумно тяжело, я не знаю, как мы справились.

Сейчас я смогу открыть маленькую кофейню в любом городе

Вы чувствуете изменения внутри себя: Вы уже киевская или все еще донецкая?

Я думаю, что теперь не принадлежу никакому месту на земле. Нет, киевлянкой я себя не чувствую, а дончанкой себя чувствовать тяжело, не находясь полтора года в родном городе. С Киевом, откровенно говоря, нет возможности знакомиться, как-то свыкаться, не до того. Но пока я не знаю места, которому могла бы принадлежать в будущем или настоящем времени.

Что должно случиться, чтобы Вы вернулись в Донецк?

Во-первых, я на донецкую землю ступлю только тогда, когда эта территория вернется под контроль Украины. Во-вторых, я вообще пока не рассматриваю вариант возвращения в город насовсем. Я на него обижена, он стал для меня чужим в каком-то смысле. Да, я обязательно туда поеду, когда Украина восстановит контроль над территорией, но насовсем вряд ли останусь. Сейчас у меня нет такого желания по отношению ни к какому из городов.

Что для Вас было сложнее всего в совершенно новом деле? Возможно, ремонт или какие-то бюрократические моменты…

Мы постарались максимально большую часть бюрократизма переложить на плечи специалиста. Это настолько сложно для меня, что я, наверное, и не взялась бы. Наверное, самое сложное – это осознание своего непрофессионализма. Вот, ты открываешь двери для людей, и боишься где-то не дотянуть. Сейчас уже этого нет, но поначалу постоянно сравнивали себя с какими-то раскрученными местами.

Почему LoveCake?

На самом деле я много месяцев думала над названием, в итоге пришла к этому. В нем я решила выразить любовь в трех ипостасях. Выразить любовь к своему делу, любовь к выпечке, к сладенькому и любовь к людям. Те отзывы, которые мы получаем, когда человек уходит с улыбкой, отражают наше название, пожалуй.

Оглядываясь на месяцы работы, как Вы оцениваете старт кофейни?

Я не могу сказать, что мы лихо стартонули. Тяжело, аренда большая, 22 тысячи гривень, практически весь месяц мы работаем на аренду, плюс 8-10 тысяч выходит коммуналка. То есть это объективно много. Сейчас я не могу себе позволить штат, работаю я, моя тетя и девочка на баре, ну и женщина приходит убирает. Хочешь жить – умей вертеться, поэтому постоянно приходится предпринимать какие-то шаги. Стараемся уже играться с лояльностью наших постоянных гостей. Не так давно распечатали карточки для тех, кто ходит к нам постоянно, седьмая чашка бесплатно, как «во взрослых» кафе. И вообще, имея опыт и понимание, меня теперь в любой город посади, я маленькую кофейню открою везде.

И много ли тех, кто уже ходит постоянно? Как обстоят дела с посетителями?

Наполняемость непредсказуемая. Абсолютно нет системы. Мы не можем рассчитывать, что в субботу и воскресенье будет такая-то выручка, а в будни – такая-то. Мы не можем рассчитывать, что в первую половину дня будет столько-то посетителей, а во вторую – столько-то. Бывают дни, когда у нас практически пусто. Поэтому стараемся как-то заинтересовывать.

С подачи нашей постоянной гостьи – ведущей на радио, которая работает недалеко от нас и очень хорошо знает нашу историю, у нас были вечера поэзии, вечера музыки под гитару, декламация стихов. Собственно, мы сами позиционируем себя не просто как кофейня, а как место для проведения событий. Это и нам выгодно, и людям приятно. Самое главное даже не в том, чтобы как можно больше гостей к нам попали, а чтобы как можно больше вернулись.

Ведь еще когда мы делали ремонт, нам хотелось создать место с приятной атмосферой, куда приходишь и релаксируешь. Поэтому у нас играет приятная музыка, приглушенный свет, пастельные цвета. Захотелось немножко побаловать свое самолюбие, поэтому купили красивенький блокнотик, открыточек, положили ручек, чтобы каждый мог оставить отзыв. Пока плохих, слава Богу, не было. Есть отзывы на разных языках, что тоже очень приятно.

Каким Вы видите свой бизнес в дальнейшем? Есть ли четкие планы развития?

Безусловно, в целях сеть, возможно, разноплановая. Но это относительно отдаленные планы. Сейчас же мы обкатываем модель. Ведь, не имея ни малейшего понимания, опыта, никаких знаний, мы ввязались непонятно во что. Теперь мы уже в этом что-то смыслим, появилось какое-то понимание процесса, какие-то контакты. Уже практически в ноль выходим, а это очень хорошая динамика за восемь месяцев. Люди идут на атмосферу, на доброжелательность и на качественный продукт. Год стабильно работать в минус – это нормально. Мы не утонули и тонуть пока не собираемся.

Ранее Вы сказали, что теперь сможете открыть кофейню в любом городе. Учитывая планы формировать сеть, в каком городе может быть следующее заведение?

Хотела бы, конечно, в Хмельницком. Все-таки там по-прежнему моя семья, и люди там по-особенному тепло принимают посторонних. И просто это чудесный город. К тому же, там не очень большая выборка подобных вот заведений, очень хотелось бы привнести свое туда.

Старт без денег – возможен

Что нужно сделать переселенцу, чтобы начать свой бизнес, не получая перед этим грант?

С учетом того, что грант составил лишь мизерную часть вложений, я не могу утверждать, что получение гранта обеспечит открытие бизнеса и успешный бизнес. Вовсе нет. Это зависит от того, кем человек изначально был. Я знаю очень много переселенцев, у которых есть предпринимательский опыт, им я не могу давать советы, потому что у меня как такового опыта еще нету.

Но если люди из другой области и отрасли, как мы, как моя семья, им рекомендую читать и учиться. Семинары, тренинги, вебинары – это обязательная часть программы. Тяжело быть специалистом широкого профиля во всех областях, но тем не менее, по чуть-чуть основы нужно знать и в бухгалтерии, и в юриспруденции, и в маркетинге. То есть нужно начать с самообразования.

И, безусловно, как мне кажется, очень важно продолжать общаться в среде переселенцев, в том же «Доме свободных людей», Крым-SOS. Общение – это не просто залог моральной и эмоциональной поддержки, это в том числе основа для будущего сотрудничества начинающих стартаперов-переселенцев. При желании ты даже можешь найти себе компаньона на свое дело. То есть важно поддерживать связь с братьями по несчастью.

У вас эта связь есть? Как в Вашем случае она реализуется, ведь сама-то кофейня – дело исключительно семейное.

К пониманию того, что у нас есть внутренняя потребность в сотрудничестве с переселенцами, мы пришли не так давно, но очень остро, скажем так. Началось все с того, что на какой-то встрече Центра занятости Свободных людей, которая проходила в кофейне, мы очень хорошо пообщались с двумя девушками из Луганска, которые занимаются лимонными джемами и курдами. У нас наладился контакт, и я предложила нас как площадку. Девушкам, разумеется, идея понравилась. Теперь мы работаем как точка выдачи или люди просто покупают у нас их продукцию. Это, во-первых.

Во-вторых, сейчас я разослала по всем организациям, которые знаю, Крым-SOS, Донбасс-SOS, ЦЗВЛ, письмо, в котором говорю, что нам очень хотелось бы помочь переселенцам. Финансовой возможности сейчас нет, но мы предлагаем себя как площадка. Вот недавно у нас был бесплатный семинар по английскому языку для переселенцев.

Я стараюсь говорить, что мы открыты к сотрудничеству. На станции метро Льва Толстого две сестры-крымчанки занимаются флористикой, замечательные девчонки, где могу, даю их контакты. Такие вот связи – это колоссальная поддержка, в первую очередь моральная, где-то всплакнуть, где-то полезную визитку дать, и я хочу это развивать максимально.

Ведь, как часто бывает, есть какой-то план, но постоянно находится «что-то»: недостаточно благоприятные обстоятельства, не хватает денег на полный спектр чего-то желаемого, какие-то не те люди. Все ждешь подходящего момента. В голове у всех следующая мысль: вот у меня нет денег, я не могу стартануть без денег, это невозможно. И этот стереотип до сих пор очень тяжело перебороть.

В моем случае, по сути, меня выпихнули в это дело. У нас не было идеальных условий. Половина семьи меня не поддерживала. Это абсолютно чужой и незнакомый мне город. Но пока не начинаешь двигаться, возможности не появляются.

Последнее время я стала думать, что мне было бы интересно оказывать психологическую помощь, проводить какие-то семинары для ВПЛ (внутренне перемещенные лица, – Ред.) или даже ветеранов. Поэтому в перспективе, возможно, хотелось бы пройти какие-то курсы психологической помощи.

Вы очень много времени и сил отдаете кофейне. Остается ли время на жизнь за ее пределами?

Нет, я не буду лукавить. Все эти месяцы, начиная с февраля прошлого года, когда мы подписали договор, вся моя жизнь исключительно здесь. Еще совсем недавно работали вообще без выходных, сейчас можем себе позволить один выходной в неделю.

Стоит оно того?

Да. Тяжело, безусловно. Иногда хочется опустить руки, свесить лапки. Но я вижу прогресс своего дела, вижу, что людям нравится. Вижу, что если у нас не получится, многие расстроятся, а не только я. Есть цель, есть планы, и нам нельзя сдаваться, не сейчас.

Сегодня Рождество. Что Вы пожелаете своим друзьям по несчастью?

До сих пор почти для всех нас самый болезненный вопрос – это возвращение домой. Я боюсь, что нескоро мы сможем это сделать. Поэтому я последнее время полюбила фразу: надейся на лучшее, но готовься к худшему. Поэтому я бы, наверное, пожелала всем братьям и сестрам по несчастью суметь закрыть для себя предыдущую страницу. Да, пусть с надеждой и какой-то верой, что когда-то мы вернемся, но чтобы жить дальше, нужно бросить ту ступеньку и шагнуть на следующую.

Всем тяжело, все вспоминают, все хотят домой, я тоже плачу, как и все нормальные люди, но пока мы не оставим предыдущую, мы не сможем здесь построить новую жизнь. Насколько затянется ситуация там, никто не знает, а жизнь-то проходит, и нужно жить-дальше, как бы это не звучало банально. Не люблю банальности, но они иногда работают.

Лучшие криптовалютные биржи 2021 года для начинающих трейдеров

Лучшие криптовалютные биржи 2021 года для начинающих трейдеров

Популярные видео на YouTUBE
Материалы по теме
Binance
А-9834,58 грн./литр
А-95+31,39 грн./литр
А-9529,72 грн./литр
А-9228,7 грн./литр
ДТ28,44 грн./литр
LPG15,83 грн./литр
Это интересно
Самые читаемые новости
Лучшие видео с YouTUBE
Популярные блоги
Погода и гороскоп
Автоновости