Calendar Icon

Михаил Волынец: Шахтеры взбунтовались против коррупции в отрасли и «смотрящих»

Михаил Волынец: Шахтеры взбунтовались против коррупции в отрасли и «смотрящих»
12.01.2016 16:36

Шахтеры требуют свои зарплаты. Работникам ГП «Львовуголь» государство должно 150 млн гривень.

Украинские шахтеры вновь вышли на акцию протеста с требованием к правительству выплатить им зарплаты. Работникам ГП «Львовуголь» государство должно 150 млн гривень. Сегодня в 10 утра 300 горняков предприятия заблокировали движение по дороге «Львов-Рава-Русская». Таким способом страйкующие шахтеры пытаются привлечь внимание международной общественности к бесчинствам в украинской угольной отрасли, говорит глава Независимого профсоюза шахтеров Украины Михаил Волынец. По его словам, особое внимание горняки обращают на коррупцию в отрасли и наличие так называемых «смотрящих». Последние полностью контролируют работу государственных шахт: поставки оборудования, поставщиков, цены на уголь, кадровые вопросы. ««Смотрящим» по угольной отрасли является Сергей Тригубенко, народный депутат от БПП. И есть еще несколько десятков «смотрящих» от Демчишина, которых он в преимущественном большинстве уже смог устроить на должности в Министерстве», – заявил Волынец в разговоре с FaceNews.

Назовите причины, по которым шахтеры вышли на акцию протеста.

Акция перекрытия дороги «Львов–Рава-Русская» проходит на расстоянии 40 километров от города Червоноград, где находятся шахты «Львовуголь». На акцию выехали триста шахтеров на шести автобусах. Акция началась в 10 часов утра. В том сообщении, которое они мне прислали, не указано, когда она должна закончиться.

Требования шахтеров: погасить задолженность по заработной плате за ноябрь и декабрь, рассмотреть и принять объективный бюджет, чтобы шахты могли развиваться, а не доводиться до состояния закрытия и ликвидации рабочих мест. Особенное внимание шахтеры обращают на факт коррупции в отрасли, и наличие «смотрящих». К примеру, Андрей Венгрин там четко позиционирует себя как смотрящий в отрасли. Он формально является советником министра энергетики и угольной промышленности Владимира Демчишина.

Сам Венгрин предложил генеральному директору «Селидивуголь» криминальную схему – покупать оборудование в три раза дороже. Когда тот отказался, он сразу же был снят с должности. Подобные схемы они предлагают открыто, не стесняясь, и во «Львовугле», и в «Волыньугле». Шахтеров чрезвычайно возмущает такой факт неприкрытой коррупции, развала экономики, злоупотреблений и пренебрежения по отношению к людям.

Стоит ли считать акцию бессрочной?

Я бы так не сказал. Сейчас как раз «на проводе» шахтеры, уточняем, какая там погода. Ведь в том регионе объявляли штурмовое предупреждение. Понятное дело, что они не могут там это бессрочно продолжать. Главное – привлечь внимание международной общественности на то, что происходит в Украине.

Какая сейчас задолженность по заработной плате у шахтеров?

В целом по государственным шахтам в угольной промышленности она составляет где-то 850 млн гривень. По «Львовуглю» – 150 млн.

5 января на погашение задолженности было направлено 70 млн гривень. Что с этими деньгами: не хватило или не дошли по адресу?

Из этой суммы деньги частично поступили на счета «Львовугля», но удалось погасить только 24% задолженности по зарплате за ноябрь.

С конца прошлого года у «Львовугля» новый руководитель. Изменилась ли как-то ситуация на предприятии?

Никак она не изменилась. Потому что сам Дяченко (Андрей Дяченко, и.о. гендиректора ГП «Львовуголь», – Ред.) должен работать по правилам, которые ему устанавливает «смотрящий». Тут не преследуются интересы государства или шахтеров. Тут преследуются интересы тех, кто ставит задачи: сколько украсть, куда отнести. К сожалению, это ставится на первое место. «Смотрящим» по угольной отрасли является Сергей Тригубенко, народный депутат от БПП. И есть еще несколько десятков «смотрящих» от Демчишина, которых он в преимущественном большинстве уже смог устроить на должности в министерстве.

То есть, они контролируют полностью все шахты, которые работают на территории Украины?

Не полностью все, в частном секторе им не удается все контролировать. Там другая схема задействована, через тарифы и через не расчеты энергорынка за произведенную электроэнергию. А вот государственные шахты они четко контролируют: поставки оборудования, поставщиков, цены на уголь, кадровые вопросы.

Демчишин говорил, что вроде как государственные шахты убыточные. Так ли это?

Нужно учитывать, что украинский шахтный фонд наиболее сложный в мире. Это глубокие шахты, это старые шахты с устаревшим оборудованием и сложными горно-геологическими условиями. Но есть группа шахт, которые не могли быть убыточными. Их до этого довели искусственно.

К примеру, шахту «Южнодонбасская № 3». Там еще частично не выплатили зарплату за 2014 год – за октябрь, за декабрь. А шахта эта – самая новая в Украине. Двухметровые пласты, коксующийся уголь, цена на который значительно выше, потому что он может использоваться, когда необходимо, и в энергетике. Там стационарное оборудование намного лучше, чем в других. Но она доведена до банкротства. Шахта «Краснолиманская» путем рейдерских захватов и всего другого тоже доведена до убыточности. Шахта «Стаханова», где тоже 100 млн баланса запасов и 4 тысячи работников, доведена до плачевного состояния. И так везде.

А в Донецкой области шахтеры протестуют?

Там преимущественно протестуют стихийно. К примеру, в «Селидовугле», где тоже есть задолженность, в конце прошлого года прошло три акции в стихийном режиме. Последняя происходила таким способом: жены шахтеров вышли на дорогу, остановили автобусы и не пустили своих мужей на шахту, и те потом начали протестовать. Поскольку профсоюзы там оказались не на высоте, то возглавил акцию «Правый сектор». В «Красноармейскугле» тоже «Правый сектор» присоединялся к руководству акции. Присоединялся потому, что когда люди чувствуют себя незащищенными, они ищут под защиту ко всем, кто может ее хоть каким-то образом предоставить.

Независимый профсоюз горняков Украины, который я возглавляю, постоянно с людьми. Если где-то какой-то лидер не сработал, то другие лидеры идут к людям, пытаемся как-то ситуацию скоординировать. Во «Львовугле» акция началась также стихийно, 2 января. Это не совсем нормально, когда на праздники начинаются протесты. Министр и вся его команда празднуют, их шахтеры не волнуют. И были дополнительные сложности в оперативном решении вопросов. Но уже праздники закончились, а зарплаты не выплачиваются, шахтеры продолжают страйковать, поэтому профсоюзы взяли на себя ответственность. Вот сегодня два профсоюза проплатили по три автобуса, чтобы шахтеры могли выехать и уже привлечь внимание на более высоком уровне. Потому что когда вчера шахтеры стихийно перекрывали дорогу «Львов-Коваль» рядом с Червоноградом, никто не обратил внимания, кроме СМИ.

Есть ли альтернативный способ протеста? Зачем перекрывать трассу, а не поехать под Министерство?

Если не платят зарплату, то ни у профсоюзов, ни у шахтеров нет денег ездить каждую неделю к Министерству. Когда последний раз пикетировали Министерство, Демчишин спрятался. Даже в парламент не явился. Конечно, вы правильно говорите, что нужно искать другие способы взаимодействия. А лучший способ – это социальный диалог. Садиться за стол переговоров и разобраться, почему не выделены средства, а если выделены, кто их украл? Почему оборудование закупается по таким высоким ценам? Почему украинский уголь реализуется по цене 1100 грн, а из-за границы и из России его покупают по почти 2 тысячи гривень? Есть вопросы.

Вы готовы к диалогу с Демчишиным?

Абсолютно, да. Но Демчишин дал указание охране, чтобы меня не пускали в помещение. Я член коллегии Министерства топлива и энергетики, являюсь главой отраслевого профсоюза и подписантом отраслевого договора, подписантом генерального договора, вхожу в состав руководящих органов мировых профсоюзов. Но Демчишин решил, что социальный диалог должен быть таким: он будет чудить и творить, разваливать экономику, но ни к кому не будет прислушиваться. Привел несколько десятков в отрасль, сам ходит под «смотрящими». Вот такое управление.

Отношения с министром начали ухудшаться с тех пор, когда они загнали в проблемный банк «Киевская Русь» 240 млн гривень, которые предусматривались на выплату зарплат горнякам. Я критически к этому отнесся, потому что разобрался, кто и как это сделал.

Если после сегодняшнего протеста реакции Министерства снова не будет, какими будут дальнейшие действия?

Ко львовским шахтерам присоединятся волынские, донецкие, луганские.

Предприятия на это время остановят работу?

Остановят. Не будет другого выхода у шахтеров. А профсоюзу нужно будет координировать деятельность всех протестных движений шахтеров, потому что независимый профсоюз обязан этим заниматься. Мне сегодня сказал один народный депутат: «Это нехорошо во время войны перекрывать дорогу». Я понимаю, он АТОшник, патриот. Я предложил ему присоединяться к решению вопроса, и мы друг друга поняли.

Без какой части угля мы останемся в случае остановки работы этих шахт? Сейчас ведь продолжается отопительный сезон…

У нас сейчас на складах осталось 2,5 тысячи тонн угля. Это месячная норма потребления. На «Антрацитугле» – меньше 1 млн тонн. А у нас же никто не думает о людях, о печном отоплении, о том, что людям вообще негде купить уголь, даже если есть какая-то копейка, потому что нет этого угля, нет угольных складов – их уничтожили. Как-то там еще работает тепловая генерация, чтобы перекрыть дефицит электроэнергии, а дальше – как там работают предприятия или как живет население – это уже никого не волнует.

загрузка...
Популярные видео на YouTUBE
Материалы по теме
загрузка...
А-9834,05 грн./литр
А-95+31,61 грн./литр
А-9530,2 грн./литр
А-9229,17 грн./литр
ДТ29,57 грн./литр
LPG13,51 грн./литр