• EUR 28.80 | 29.30
  • RUR 0.42 | 0.46
  • USD 25.85 | 26.20

Нардеп Андрей Журжий рассказал о злоупотреблениях ГФС и перспективах дела Насирова – интервью

«Фактически ГФС – это преступная организованная группа, которая под прикрытием государственной институции, к огромному сожалению, занимается выбиванием денег из бизнеса».

Нардеп Андрей Журжий рассказал о злоупотреблениях ГФС и перспективах дела Насирова – интервью

В последние несколько недель в центре внимания украинцев оказался Роман Насиров – нынче отстраненный от работы глава Государственной фискальной службы. Казалось, страна следила за каждым шагом этого громкого дела, а котором было все – и заявления об инфаркте, и несколько дней в СИЗО, и выход оттуда под залог в 100 миллионов гривень.

Говоря о так называемом деле Насирова, народный депутат от «Самопомощи» Андрей Журжий отмечает: «Оно имеет все шансы завершиться в суде реальным сроком для господина Насирова».

Сам Журжий уже давненько высказывал отстраненному главе Фискальной службы претензии, а в декабре прошлого года стал одним из инициаторов постановления об отставке Насирова. В документе необходимость уволить чиновника аргументирована, в частности, злоупотреблениями с НДС, низкой эффективностью налоговой милиции, уголовным преследованием бизнеса.

«Фактически ГФС как государственная институция разрушена. И разрушена она, возможно, даже не господином Насировым, но он продолжал ее разрушать», – объясняет Журжий.

Подробнее о том, что сейчас происходит в Фискальной службе и том, чего ждать от преемника Романа Насирова, и.о. главы ведомства Мирослава Продана, в интервью FaceNews рассказал Андрей Журжий.

Также мы расспросили народного депутата о подноготной судебных заседаний и том, кто в их ходе выглядел убедительней – сторона обвинения или защиты.

Власть не контролирует ситуацию и не была готова к таким событиям

Андрей, Вы активно следите за так называемым делом Насирова, были и в «Феофании», и на судебных заседаниях по избранию меры пресечения. Все эти события в Украине же успели окрестить сериалом или реалити-шоу. Не вдаваясь в процессуальные детали, каковы Ваши личные впечатления от происходящего?

По большому счету у представителей власти есть определенный шок, и шок достаточно большой, потому что я не припоминаю истории, когда бы действующего чиновника такого ранга, завязанного на достаточно серьезных финансовых потоках в государстве, брали под арест и отправляли в СИЗО. Поэтому то, что происходит вокруг, в том числе, попытки подать это как цирк или представление – это результаты этого шока, потому что власть не контролирует ситуацию и не была готова к таким событиям.

По факту было задержано чиновника не по надуманному делу, а с реальным составом преступления, и это дело имеет все шансы завершиться в суде реальным сроком для господина Насирова. Поэтому есть попытки сказать, что это представление, что антикоррупционный орган устраивает шоу ночью.

Однако никто же не говорит, что подозрение ему было согласовано утром. Они пытались найти его на работе, но господин Насиров был предупрежден и не явился туда. А в соответствии с действующим Уголовно-процессуальным кодексом, подозрение должно быть вручено в день его подписания. Если оно не вручено, то должно быть отправлено почтой.

Поэтому НАБУ и осуществляло действия, чтобы вручить документ в этот день, а господин Насиров со своей стороны, зная это, предпринимал действия, чтобы его не получить. Ничего другого не было.

Не могу не спросить о подноготной судебных заседаний. Многие видели видео, как нардепы от «Блока Петра Порошенко» препятствовали НАБУ в проведении медицинской экспертизы Насирова. Но сложно поверить, что помощь Насирову не пытались другие. Например, сам глава ГФС, как Вы отмечали в Facebook, просил в суде прокомментировать вопрос предоставления рассрочки представителя «Народного фронта» Александра Кирша. Кто и как из политических фигур пытался спасти Насирова?

Под Институтом Стражеско мы видели часть депутатов от БПП. Часть из этих депутатов, и в апелляции это озвучивалось, заявляли о готовности взять Насирова на поруки, были соответствующие заявления.

Также в прессе «разгонялись» статьи в его поддержку, в том числе, статьи Кирша (Александр Кирш – народный депутат, член фракции «Народный фронт», – FaceNews). Адвокат в ходе судебного заседания заявил, что это – экономическое исследование. Но исследования там нет и близко, есть просто голословная статья человека, который не разобрался в материалах производства в поддержку господина Насирова.

Поэтому была попытка его спасти. Единственное: на сегодняшний день господин Насиров является настолько токсичным, что власти сложно поддерживать его напрямую. Однако я знаю, что административно они делали все, чтобы помочь ему. В том числе, по моей информации, было давление на Апелляционный суд, и давление достаточно серьезное.

Ему угрожает реальный срок заключения

В суде мы увидели классическую картину: прокуроры настаивают на своих обвинениях, а Насиров их отрицает. Что скажете об аргументах и контраргументах, которые услышали от сторон в ходе судебных заседаний?

Я думаю, что Роман Насиров, когда давал отсрочки этих платежей, не ожидал, что это будет предметом какого-то рассмотрения в будущем, тем более, публичного. Он действительно пытался аргументировать (свою невиновность, – FaceNews) тем, что, во-первых, процедура является устойчивой практикой, во-вторых, такие рассрочки подписываются тысячами, и у него фактически нет возможности отказать.

Действительно для рядового гражданина может сложиться впечатление, что так оно и есть. Но тот, кто хоть раз сталкивался с попыткой рассрочить платежи или пытался получить информацию касательно этого, понимает, что это не так.

Я могу сказать, что со своей стороны около полугода пытался получить информацию о рассроченных и отсроченных платежах в целом, в том числе, и по этим трем компаниям отдельно (в Антикоррупционной прокуратуре отмечают, что в течение 2015-2016 годов Насиров принял безосновательные и незаконные решения о рассрочке налогового долга и обязательств для трех компаний – ООО «Фирма «Хас»,ООО «Карпатнадраинвест», ООО «НадраГеоцентр», – FaceNews).

Мне как народному депутату это не удалось. Господин Насиров отказывал мне в представлении этой информации, сообщая, что у него ее нет, но есть в его территориальных подразделениях. То есть у его подчиненных есть, а он не владеет. Подчиненные отвечали, что «у нас тоже не все есть, все у Насирова».

По факту это препятствование депутатской деятельности. На сегодняшний день материалы фактически переданы в Аппарат Верховной Рады и дальше пойдут в суд касательно привлечения господина Насирова к ответственности по этому факту.

Если же говорить конкретно о рассрочках, которые предоставлялись господину Онищенко, то прокуроры, мне кажется, были достаточно убедительными в суде и навели очень простые вещи. Во-первых, рассрочка действительно может быть предоставлена, но если вы предоставили финансовую отчетность, аргументы, что в случае непредоставления отсрочки задолженность будет увеличиваться.

Мало того, если вам предоставлено рассрочку или отсрочку платежа, то вы обязаны каждый месяц выплачивать его фактически равными частями, составляется соответствующий договор. Если вы этого не делаете, то ГФС имеет право разорвать с вами этот договор.

А дальше очень простая вещь – когда только начинались рассрочки этих платежей, задолженность компаний Онищенко составляла 2 миллиона гривень. На сегодня эта сумма составляет 2 миллиарда гривень. То есть мы четко видим, что не было достаточных оснований говорить о том, что мы имеем возможность что-то получить в будущем. Договор о рассрочке не выполнялся, он должен был быть разорван еще на этапе, когда не было погашено два миллиона, не говоря уже о том, чтобы предоставлять новые рассрочки, как это фактически осуществлялось.

Мало того, компания, обращаясь, подает экономическое обоснование, за счет чего будет погашать эту задолженность. И прокуроры навели достаточно понятный аргумент, что газ, который продавали компании Онищенка, они продавали по цене ниже, чем сама рента. Соответственно, было сразу понятно, что рента уплачена не будет. Тем не менее, это не помешало Насирову дать рассрочки.

Также налоги рассрочивались компаниям Онищенко, но газ добывался фактически совместной деятельностью с «Укргаздобычей». «Укргазвидобыча» не единожды спрашивало у Фискальной службы, есть ли задолженность по этой совместной деятельности касательно ренты. ГФС отвечала, что нет, при этом давая рассрочки платежи задними числами.

Это банальная схема, которая давала возможность господину Онищенко не платить миллиарды в бюджет, и Роман Насиров является абсолютно сознательным участником этой схемы.

Действительно ему угрожает реальный срок заключения. И это не какое-то дело, которое может развалиться. Если прокуроры сейчас качественно доработают материалы, подадут их в суд, увидите, что там состав преступления есть.

Фактически ГФС как государственная институция разрушена

Еще в средине декабря прошлого года Вы стали одним из инициаторов постановления об отставке Романа Насирова и его первого заместителя Сергея Билана. В частности, аргументировали эту необходимость злоупотреблениями с НДС, низкой эффективности налоговой милиции, инициированием уголовных производств с целью давления на бизнес. Расскажите, пожалуйста, подробней об этих фактах.

О каких фактах идет речь? Это действительно незаконные злоупотребления с возмещением налога на добавленную стоимость. По соответствующим фактам сейчас возбуждено уголовное дело в отношении господина Насирова, потому что он напрямую не придерживался норм закона касательно открытости информации, кому, сколько и в какой период возмещается. Это должно было обезопасить от злоупотреблений. Когда мы получили эту информацию, кому и сколько, то понятно, почему она не раскрывалась. Закон не выполняется и поочередность не выполняется.

Дальше – вмешательство в систему электронного администрирования НДС, когда тем или иным компаниям дорисовывался налог на добавочную стоимость.

Сессионный зал парламента - фото с Facebook Андрея Журжия

Вручную?

Да. И так же есть соответствующее уголовное дело, расследуется НАБУ.

В-третьих, недостаточная деятельность конвертационных центров. С одной стороны, руководство Фискальной службы заявляет, что они кого-то задержали, прекратили и изъяли. Однако дальше разговоров это не идет, реальной уголовной ответственности не понес никто из организаторов.

Могу привести простой пример. В прошлом году руководство налоговой наговорило на то, что они во время прекращения конвертационных центров изъяли 200 миллионов налички. Когда мы спросили, где деньги, нам ответили, что «мы не ведем централизованный учет, поэтому не можем предоставить информацию». Но есть официальная отчетность, которую должна подавать Фискальная служба, в том числе, налоговая милиция. Она размещена на сайте ГФС и там есть графа «изъятые наличные средства». В этой графе на 2016-й год обозначено 780 тысяч гривень.

Поэтому публичные заявления о факте изъятия есть, но эти средства фактически не были надлежащим образом оформлены, задекларированы. Это еще раз подтверждает, что нет борьбы с организованной преступностью в сфере налогообложения и прекращения деятельности конвертационных центров, а есть просто, с одной стороны, крышевание, с другой стороны, нивелирование конкурентов или неугодных компаний, в том числе, с попытками на этом зарабатывать.

Так же незаконные уголовные дела. Больше всего их (возбуждается, – FaceNews) за уклонение от оплаты налогов. Специфический состав преступления, потому что фактически статья 212 говорит: чтобы реальное непоступление обязательств в бюджет произошло, у вас должно быть обязательство.

В ситуации, когда вам просто пришли, досчитали что-то или, например, налоговая милиция составила аналитическую справку и сказала, что она считает, что тут, например, 80 миллионов не оплачено, то, извините, это не свидетельствует о фактическом непоступлении обязательств в бюджет, потому что нет согласованного обязательства. Сначала нужно это доказать в суде или плательщик должен признать, и тогда можно говорить, что есть обязательство, а значит и основания для уголовного производства.

У нас по большому счету на основании справочек, подписанных на коленях, возбуждаются уголовные дела. Вследствие 85% возбужденных уголовных дел, расследование по которым завершилось, закрываются из-за отсутствия состава преступления. Возникает вопрос – зачем возбуждали? Для давления на бизнес и политических оппонентов.

Если подытоживать и говорить простым языком, что происходило в ГФС за почти два года руководства Романа Насирова?

Фактически государственная фискальная службы как государственная институция разрушена. И разрушена она, возможно, даже не господином Насировым, но он продолжал ее разрушать.

ГФС не существует как институция, которая должна предоставлять налогоплательщикам сервис, заботиться, консультировать бизнес. Единственное задание – прийти, донасчитать, стянуть или прийти, изъять, украсть. Мы сейчас взяли ряд дел на контроль, и пришли к тому, что в конце компании, которым передают на ответственное сохранение изъятую продукцию, исчезают. Возбуждается уголовное дело по факту исчезновения этой компании, но это ничем не завершится.

Поэтому фактически действует преступная организованная группа, которая под прикрытием государственной институции, к огромному сожалению, занимается выбиванием денег из бизнеса.

Господин Продан является более осторожным

Исходя из этого, что скажете о новом и.о. обязанности главы ГФС Мирославе Продане, которого, вероятно, тоже можно назвать человеком из системы, ведь он не первый день работает в этой отрасли?

Действительно, это человек системы, причем, который был назначен заместителем еще тогда господина Насирова, имея два уголовных дела, которые странным способом были закрыты (как отмечают журналисты программы «Схемы», Продан фигурировал в уголовном деле об «ореховой мафии», – FaceNews).

У меня нет иллюзий касательно господина Продана, потому что он является человеком из системы. Однако, слушая его на комитете на прошлой неделе, я в определенной степени был приятно удивлен. Возможно, это какая-то иллюзия, но были определенные вещи, которые закидывались ГФС, о которых он четко сказал: «Там, где нет руководителей таможен, я уже назначил конкурс», что «по этим вопросам я сделал такие шаги, а по этим – такие».

Мне кажется, он, как минимум, понимая, что зашел не в лучшее время, будет сейчас все же пытаться предпринять определенные шаги, чтобы изменить ситуацию в системе. Уже сейчас коммуникация между ГФС и Министерством финансов, которой вообще не было, стала лучше.

Господин Продан является более осторожным. И я еще раз акцентирую: мне показалось, что он будет пытаться осуществить определенные системные шаги для, в том числе, реформирования Фискальной службы.

Министерство финансов сообща с отдельными депутатами сейчас добиваются, что эта институция должна быть изменена не простым сокращением людей, а сокращением функций и функционала, которое и даст возможность уменьшить численность юридических лиц.

Фискальная служба на сегодня – это 200 юридических лиц. Кто работал в бизнесе, понимает, что это неуправляемая институция. ГФС должна существовать как одно юридическое лицо. Это то, к чему сейчас нужно стремиться. Тогда вы будете видеть фактически всю деятельность в рамках одной документации, одного баланса, она будет полностью управляемой.

Это важный шаг, и мне кажется, что он сейчас может (быть реализован, – FaceNews), учитывая, что у нас есть исполняющий обязанности в немного подвешенном состоянии. Но опять-таки без иллюзий.

Присоединяйтесь к нам в Facebook:

Популярные видео на YouTUBE

Материалы по теме