• EUR 29.70 | 30.50
  • RUR 0.43 | 0.46
  • USD 25.75 | 26.10

«ПриватБанк» и схемы Коломойского: то, о чем не говорили раньше

«ПриватБанк» – самый большой банк Украины и его клиентом является каждый второй украинец. Полгода назад он стал государственным, но что с ним случилось на самом деле? Кто будет отдавать кредиты, которые «ПриватБанк» раздавал фирмам-пустышкам? (Программа "Схемы: коррупция в деталях" за 11 мая 2017 года).

«ПриватБанк» и схемы Коломойского: то, о чем не говорили раньше

Приват банк обслуживает 20 миллионов украинцев, полмиллиона ФОП, 700 корпоративных клиентов. Он занимает первое место по количеству банкоматов и терминалов. Перед национализацией Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов были его бенефициарными владельцами - им принадлежали, прямо или косвенно, 91,5% акций. Остальные 8,5% принадлежали миноритарным акционерам, в том числе менеджменту во главе с председателем правления Александром Дубилетом.

В НБУ считают, что к национализации привела раздача миллиардных кредитов фирмам, связанным с акционерами, которые теперь не могут вернуть эти деньги. То есть Приват получал деньги у физических и юридических лиц и выдавал кредиты связанным с акционерами фирмам. Таким образом из банка были выведены 150 млрд гривен.

Тогда Нацбанк сделал заявление, что частные акционеры (это структуры олигархов Коломойского и Боголюбова), миллиардами выводили деньги за рубеж на связанные между собой фирмы. Это, мол, и сделало большую дыру. Но никаких документов по этому поводу не было обнародовано. Сами же акционеры заявляли, что стали жертвами злоупотребления властью.

В "ПриватБанке" не согласны и считают, что национализация стала вынужденным шагом, который связан с информационной атакой. После распространения информации про проблемы в банке клиенты в течении нескольких недель снимали по 2 млрд гривен ежедневно. Коломойский считает, что к национализации привело злоупотребление властью Нацбанком. У Привата был сбалансированный кредитный портфель и это подтверждено международным аудитом. Но НБУ, постоянно меняя свои собственные нормативы, придумывал все новые и новые способы искусственного снижения капитализации банка. Это заявление было сделано самим Коломойским на подконтрольном ему телеканале.

Что же на самом деле произошло?

Национализация происходила в несколько этапов. В начале Фонд гарантирования вкладов физических лиц ввел в «ПриватБанк» временную администрацию, а потом продал 100% его акций Министерству финансов за условную 1 гривну. Чтобы покрыть дыру в 150 млрд грн, Минфин внес в капитал гособлигации на сумму 116 млрд грн.

В распоряжении редакции оказался подготовленный независимой аудиторской компанией “Ernst & Young” проект анализа финансово-хозяйственной деятельности «ПриватБанка» от 22 ноября 2016 года. Это последний перед национализацией банка независимый отчет, который показал реальное положение дел. Документ имеет гриф «конфиденциально для ограниченного использования». Но юристы из Медиа-права объяснили, что информация в этом документе является предметом общественного интереса и поэтому может быть опубликована.

Согласно документам, аудиторы проверили самых крупных заемщиков. Выяснилось, что если по состоянию на 1 апреля 2015 год риск невозврата кредитов был 82 млрд грн, то уже ровно через год сумма увеличилась почти до 140 млрд грн.

Почему НБУ ранее не предпринял по этому поводу никаких решительных действий?

В НБУ утверждают, что первая диагностика качества активов «ПриватБанка» была проведена еще в 2015 году и тогда вместе с акционерами был разработан план. В него входило исчезновение компаний–пустышек и появление компаний, занимающихся операционной деятельностью. Во-вторых, кредиты нужно было реструктуризовать на рыночных условиях, чтобы банк не нес убытки. И под эти кредиты необходимы были нормальные залоги.

По документам, «ПриватБанк» провел реструктуризацию портфелей: задолженность 170 предыдущих заемщиков была переведена на 30 новых, которые стали должны банку более 110 млрд грн. А это сумма бюджета двух вместе взятых министерств: Минобороны и МВД.

И кто же эти заемщики, которые задолжали уже государственному банку такую астрономическую сумму?

Журналисты с помощью единого реестра юридических лиц узнали адреса регистрации этих фирм и отправились по данным адресам, чтобы спросить у их владельцев и директоров, как им удалось получить в «ПриватБанке» миллиардные кредиты? За счет чего они собираются рассчитываться? Но журналистам не удалось пообщаться ни с одним из них. Все эти малоизвестные фирмы оказались пустышками, зарегистрированными в жилых домах-хрущевках, полуподвалах или на заправках. Ни одного из директоров или владельцев не удалось застать на месте в рабочее время. Зачастую двери офисов были закрыты, а по телефонам, указанным в реестре, никто не отвечал либо номера давно не обслуживаются. Все это означает, что либо данные всех этих лиц использовали без их ведома, либо они осознанно согласились представлять фирмы, которые должны «ПриватБанку» миллиарды.

Почему менеджмент Привата, собирая деньги у населения, выдавал кредиты малоизвестным фирмам?

Это было сделано с согласия акционеров Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова, или они про это не знали и это вина менеджмента? Журналисты пытались связаться в акционерами, чтобы прояснить их позицию по этому вопросу, но они на связь так и не вышли.

Выходит, что когда банк был частным, то раздал более 100 млрд грн фирмам-пустышкам. А теперь эти фирмы должны деньги уже государственному «ПриватБанку». И если кредиты они не вернут, то деньги будем отдавать мы, налогоплательщики. Потому что государство уже влило в капитал банка облигации внутреннего государственного займа на сумму 100 млрд грн, чтобы банк не обанкротился.

В НБУ говорят, что у заемщиков еще есть время для возврата кредитов до 1 июля. Но как могут вернуть такие огромные долги маленькие, никому неизвестные фирмы, на которых банк, похоже, повесил кредиты, чтобы кинуть концы в воду перед национализацией?

Александр Шлапак, который возглавил банк после его национализации, не захотел давать комментарии. Остается вопрос к НБУ, почему не национализировали «ПриватБанк» раньше, когда дыра в балансе была меньше? Экономисты считают, что это должно стать предметом отдельного расследования.

Эрик Найман, экономист и управляющий партнер инвестиционной компании Capital Times, уверен, что специалисты НБУ прекрасно знали о бизнес-модели функционирования «ПриватБанка», но покрывали такую деятельность.

Ерик Найман, экономист и управляющий партнер инвестиционной компании Capital Times

В течение трех лет с банковского рынка Украины было выведено около 90 банков, но ни один руководитель или владелец до сих пор не был наказан за сознательное доведение банка до банкротства. Остается вопрос: понесут ли наказание те, кто довел до банкротства «ПриватБанк», выдавая миллиардные кредиты фирмам-пустышкам? Ведь за это будем расплачиваться мы с вами, украинские налогоплательщики.

Программа "Схемы: коррупция в деталях"" за 11 мая 2017 года на телеканале "UA: перший" совместно с Радио Свобода

Присоединяйтесь к нам в Facebook:

Популярные видео на YouTUBE

Материалы по теме