• EUR 31.00 | 31.45
  • RUR 0.44 | 0.47
  • USD 26.15 | 26.45

Нардеп Роман Семенуха о 2014-м годе: Харьков стоял в нескольких миллиметрах от случившегося в Донецке

«Однажды, возвращаясь домой через наш Майдан, я увидел несколько тысяч людей с российскими флагами. Уже потом мы узнали, что флаг РФ над зданием ОГА поднял россиянин. Но тогда я тогда подумал: «Где были раньше эти ненавидящие Украину люди? Из какой канализации они вылезли?»

Нардеп Роман Семенуха о 2014-м годе: Харьков стоял в нескольких миллиметрах от случившегося в Донецке

Весной 2014 года украинский Харьков пережил не просто беспорядки, а даже заявления о создании так называемой «Харьковской народной республики». К счастью, этого удалось избежать.

Вспоминая те события сегодня, харьковчанин и народный депутат от «Самопомощи» Роман Семенуха, подчеркивает: «Теперь, будучи депутатом и зная чуть больше, я понимаю: мы стояли не за шаг, а за несколько миллиметров от того, что произошло в Донецке». Он добавляет: «Я думаю, мы отстояли Харьков, потому что была сильная украинская громада. Хотя скажу огромное спасибо и Арсену Авакову. Это не уменьшает, конечно, требований и критических вопросов к нему и дальнейшей работе, но тогда он сработал на Харьков».

Сегодня же, уверен Семенуха, запроса на создание так называемой «Харьковской народной республики» в городе нет. Он отмечает: «Сегодняшняя власть реализовывает сценарий «Малороссия». Это предусматривает сине-желтые флаги, имитацию уважения к гражданскому обществу, заигрывание с общественным сектором. У них есть чисто коммерческое задание – зарабатывать на государственных потоках».

Говоря о харьковской власти, народный депутат рассказывает, что в горсовете царит атмосфера запугивания и страха. «Иерархия власти в городе выстроена по принципам уголовного мира», – заявляет политик.

Подробнее о том, почему горожане избрали Геннадия Кернеса мэром, и том, что общего между древними римлянами и городской властью Харькова, в интервью FaceNews рассказал Роман Семенуха.

Также мы расспросили народного депутата о пенсионной реформе, представленной Владимиром Гройсманом.

Иерархия власти в Харькове выстроена по принципам уголовного мира

Роман, Вы – харьковчанин, много знаете о городской власти. По каким законам живет Харьков при мэре Геннадии Кернесе?

Чтобы ответить на этот вопрос, рекомендую посмотреть любые десять минут заседания Харьковского городского совета. Вы сами все поймете. Там царит тотальная атмосфера запугивания и страха. Я как народный депутат присутствовал на городских и областных сессиях в разных городах – ни на одной из них не происходит того, что я вижу в Харькове. Потому что иерархия власти в городе выстроена по принципам уголовного мира.

Эта система, конечно, строилась не один год. Первый шок случился еще в 2006 году, когда мэром Харькова выбрали Михаила Добкина. Помню, в то время я сочувствовал киевлянам в связи с избранием мэром Черновецкого. Но после скандального ролика с Добкиным, где он говорит «что текст немножко по-дебильному написан», стало понятно, что сочувствовать нужно харьковчанам. Кстати, по этому поводу один мой друг однажды сказал очень правильную фразу: «Вся страна смеялась, а на самом деле в 2006 году на десятилетие захватили Харьков».

Видео содержит нецензурную лексику

Кульминация этого – 22 февраля 2014 года, когда в Харьков на сепаратистский съезд приехали губернаторы Луганской, Днепропетровской, Донецкой областей, руководитель Совета министров Крыма, а также губернаторы из соседних российских областей. В этот же день Арсена Авакова назначили министром внутренних дел. Узнав об этом, многие харьковчане понадеялись на восстановление справедливости, которое должно было начаться с неизбежности наказания. Но этого не произошло. Для меня и тех харьковчан это наибольшее разочарование во власти.

После съезда Кернес резко уехал в Россию. Думаю, что в это время происходили консультации по линии Киев-Москва-Харьков, потому что первая фраза, которую он, вернувшись, сказал в аэропорту, была примерно такой: «Нужно уметь сделать своих врагов союзниками».

Затем были выборы мэра, на которых власть фактически пошла на «договорняк». Во-первых, сделала все, чтобы не было единого кандидата от проукраинских сил или тех, кто позиционируют себя как таковые. Во-вторых, Кернесу было важно победить в первом туре. Тем, что власть не реагировала на системные нарушения и фальсификации, которые были во время избирательной кампании, она фактически снова короновала Кернеса на мэра Харькова. И то, как сейчас ведут себя фракции «Блок Петра Порошенко» и «Возрождение» в регионе – это настоящая коалиция и в городской, и в областной власти.

Мы стояли не за шаг, а за несколько миллиметров от того, что произошло в Донецке

Давайте еще раз вернемся назад. Вы говорили о Харькове времен Революции достоинства. В 2014 году в городе были не просто беспорядки, но даже заявления о создании так называемой «Харьковской народной республики». К счастью, этого удалось избежать. Спустя годы, какой вывод Вы сделали – вина за те события лежит на «туристах» или были и местные организации, даже элементы власти, готовые пойти на такой сценарий?

Я помню свои ощущения тогда. Возвращаясь домой через наш Майдан, я увидел несколько тысяч людей с российскими флагами. Уже потом мы узнали, что флаг РФ над зданием ОГА поднял россиянин. Но тогда я тогда подумал: «Где были раньше эти ненавидящие Украину люди? Из какой канализации они вылезли?».

Прошло где-то два-три месяца, и стало понятно, что таким людям нужно давать физический отпор. Извините, я скажу это, но им нужно было отвечать физической силой, потому что они нас били. В какой- то момент я понял: если мы не начнем давать им сдачу, потеряем Харьков.

Теперь, будучи депутатом и зная чуть больше, я понимаю: мы стояли не за шаг, а за несколько миллиметров от того, что произошло в Донецке.

Я помню также те первые митинги и марши, когда объединились ультрас. Это было демонстрацией украинских сил. Я не говорю о языковом признаке, а имею в виду государственную принадлежность. Кроме того, с каждым митингом нас становилось все больше, и мы с друзьями-бизнесменами начали финансово помогать людям, которые осуществляли физическое сопротивление.

А власть... Что мы хотим от власти? В Харькове она никогда не была украинской. Более того, я считаю, она до сих пор не является украинской. Я, конечно, не о национальности говорю. Вот вам пример. Впервые в кабинет к Кернесу я попал в 2015 или 2016 году, уже став депутатом. Я ответственно заявляю: в кабинете мэра украинского города-миллионника на столе нет государственного флага. У Игоря Терехова, первого заместителя городского главы, в кабинете есть прообраз сине-желтого флага на стене, но именно флага нет. Мне говорили: «Почему ты заморачиваешься по этому поводу?». Потому что это символ государства и показатель отношения к нему.

Правильно ли я понимаю, что в 2014 году Харьков отстояли люди?

Я думаю, мы отстояли Харьков, потому что была сильная украинская громада. Хотя скажу огромное спасибо и Арсену Авакову. Это не уменьшает, конечно, требований и критических вопросов к нему и дальнейшей работе, но тогда он сработал на Харьков.

Сегодняшняя власть реализовывает сценарий «Малороссия»

Есть ли сейчас какой-либо риск создания так называемой «Харьковской народной республики»? Есть ли хоть у кого-то в городе запрос на это?

Нет. Сегодняшняя власть реализовывает сценарий «Малороссия». Это предусматривает сине-желтые флаги, имитацию уважения к гражданскому обществу, заигрывание с общественным сектором. У них есть чисто коммерческое задание – зарабатывать на государственных потоках. Они будут левобережными гетманами, которые под сине-желтыми флагами, и если нужно флагами Евросоюза, продолжат разворовывать страну.

Роман Семенуха

Харьков никогда не видел альтернативы

Геннадий Кернес выиграл выборы мэра с результатом более 60%. В чем, по Вашему мнению, секрет такого успеха?

Меня сложно заподозрить в симпатии к нему, но я скажу. Во-первых, он достаточно трудоспособный и эффективный. Это позволяет Кернесу только в его криминальном стиле, но выжимать из прогнившей системы местного самоуправления, которая досталась ему в наследство, значительно лучший результат, чем предшественники. Люди это видят. Метро достроили, город стал чище, улучшили дороги. А теперь вследствие децентрализации денег объективно стало больше, и часть этих средств он и его команда все равно вкладывают в город.

Во-вторых, он использует принцип хлеба и зрелищ. Вспомните, каким образом наращивали рейтинги древние римляне? Колизеем. Таким Колизеем в Харькове является Парк Горького, о котором он рассказывает как о личном достижении.

Но важно сказать, что Харьков никогда не видел альтернативы. Приходили или «коммунисты», или люди, пришедшие на определенную каденцию заработать денег, или сторонники криминального порядка. А когда ты находишься в джунглях, и попадаешь в тюремную камеру, где есть хоть и своеобразный, но порядок, то в итоге получаем такую реакцию: «Этот ворует, но хоть что-то делает». Это очень часто употребляемая фраза среди харьковчан.

Более того, Кернес моментально уничтожает все потенциально конкурентное. Поэтому поливается грязью «Самопомощь». Задача традиционная – расщепить, дискредитировать, запугать. Традиционный набор КГБ, который он и его команда использует, потому что они – плоть от плоти той системы.

Каким в таком случае Вы видите механизм вхождения этой альтернативы, как минимум, в мировоззрение харьковчан?

Во-первых, механизм ежедневного противостояния этой системе. Во-вторых, людям, готовым противостоять, очень важно сегодня показывать, что может быть другая, качественная работа депутатов городского, областного советов.

Я всем людям желаю добра и здоровья, в том числе, Геннадию Адольфовичу, но в силу физических законов природы кто-то будет следующим городским головой.

Рано или поздно, но следующий все равно будет.

В этот момент, я думаю, и появится окно возможностей.

Главной идеи, которую должна нести пенсионная реформа, в слайдах Гройсмана нет

С Харьковом понятно. Роман, теперь о кардинально другой теме. Вы в «Самопомощи» курируете пенсионную реформу. Еще до представления концепции правительственной реформы в парламенте Вы акцентировали, что необходимой консультативной работы с депутатским корпусом Кабмин Владимира Гройсмана не ведет. Теперь концепция представлена. Ведется ли сейчас какая-либо совместная работа?

Нет, консультаций нет, потому что текста нет.

Также Вы говорили, что есть вопросы к Владимиру Борисовичу касательно реформы. Какие плюсы и минусы видите в концепции правительства, где речь идет, например, об осовременивании пенсий?

Из хорошего. Во-первых, это повышение или как нам говорят осовременивание пенсий. Во-вторых, отмена коэффициента 0,85 для пенсий работающих пенсионеров и пересчет людям пенсии. Во-вторых, то, что часть расходов – средства на спецпенсии, соцвыплаты – выделят в отдельные статьи бюджета, то есть вне расходной части бюджета Пенсионного фонда. Однако на этом добрые намерения, к сожалению, заканчиваются.

Что меня смущает? Во-первых, отсутствие аудита Пенсионного фонда. Вице-премьер Павел Розенко признал, что есть злоупотребления, чиновники признают, что есть выплаты «мертвым душам». Так что, аудит Пенсионного фонда должен был бы предшествовать любой пенсионной реформе. Я думаю, правильно было бы привлечь западную компанию, потому что репутация для них имеет значение, и они не пошли бы на фальсификации.

Противники такого шага говорят, что это очень дорого. Да, но думаю, можно найти консенсус с Международным валютным фондом и Всемирным банком. Это позволило бы нам, в том числе, уменьшить сумму расходов на администрирование Пенсионного фонда. Сейчас налогоплательщикам он обходится в три миллиарда гривен ежегодно.

Также необходима верификация. Я владею информацией, что группа по верификации, которая была создана при министре финансов Яресько, недавно была распущена господином Ревой. Увы, я не получил возможности публично спросить об этом у Гройсмана (имеется в виду на часе вопросов к правительству 26 мая, – FaceNews).

Третье – создание Единого национального реестра всех получателей любых социальных выплат. Это очень важно. Наши западные партнеры готовы это финансировать. Я думаю, все заинтересованы, чтобы все было прозрачно и понятно.

В-четвертых, смущает введение коридоров по страховому стажу. Это ничто другое, как повышение пенсионного возраста.

Следующий риск. Мы вообще не увидели пенсионных и демографических расчетов на 15-20 лет, как это происходит в любой цивилизованной стране. Любой законопроект на эту тему, который зарегистрируется в парламенте, должен быть с математическими расчетами.

Кроме того, под вопросом остается запуск второго и полноценная работа третьего уровня пенсионной системы (имеется в виду государственно-накопительный уровень и негосударственный накопительный уровень, – FaceNews).

Не внедрив это сегодня, Гройсман, к сожалению, станет не премьер-министром, который провел настоящую пенсионную реформу, а очередным главой правительства, который выдал людям подачку в размере 200-300 гривен. А мне бы хотелось, чтобы он вошел в историю как первый премьер-министр, который не только отстоит нашу позицию перед Валютным фондом, но также внедрит второй-третий этап.

Так что, самой главной идеи, которую должна нести пенсионная реформа, в слайдах Гройсмана нет. Речь идет о том, что пенсионная реформа – это вопрос не только действующих пенсионеров, а в первую очередь будущих поколений. Осовременивание пенсий – это, безусловно, хорошо, но реформа должна продемонстрировать, как обеспечить достойную пенсию украинцам, которым сейчас 25-35-45 лет.

Присоединяйтесь к нам в Facebook:

Популярные видео на YouTUBE

Материалы по теме