• EUR 31.30 | 31.70
  • RUR 0.44 | 0.46
  • USD 26.55 | 26.80

Борьба за «деньги Онищенко» и признаки паралича системы правосудия

​8 ноября НАБУ объявило, ищет арестованные средства депутата Александра Онищенко, которые исчезли со счетов в Ощадбанке.

Борьба за «деньги Онищенко» и признаки паралича системы правосудия

Вскоре выяснилось, что деньги ушли в Казначейство согласно решению суда в г. Краматорск. ГПУ, со своей стороны заявило, что всё законно и проходит в рамках процесса по возврату «денег Януковича». Начались словесные баталии между представителями различных структур, которые, по роду своих занятий должны гарантировать соблюдение законов Украины. Каждая из сторон заявляет о своей правоте, но в сухом остатке получаем очередной сильнейший удар по тому, что принято понимать под словом «Государство». Естественно, «деньги Онищенко (или Януковича по версии ГПУ)» становятся прекрасным примером, отвечающим на вопрос почему, находясь в здравом уме и твёрдой памяти нельзя инвестировать в страну. Резко? Давайте разбираться.

Начало начал или что за деньги денег

НАБУ расследует дело в отношении украинского политика Алексанра Онищенко. Детективы предполагают, что данный персонаж связан с компанией Quickpace Limited. Чтобы беглый депутат не смог вывести деньги детективы обращаются в суд, который накладывает арест на 156,8 млн долл. США и 218,1 тыс. грн, находящиеся на счетах в государственном банке «Ощадбанк».

Вот, что сообщили прессе представители НАБУ: «близько 156,8 мільйонів доларів США та 218,1 тис. грн, які належали компанії Quickpace Limited, пов’язаній з нардепом Олександром Онищенком, та були арештовані за рішенням суду від 24.05.2016 на рахунках в ПАТ «Ощадбанк» в рамках розслідування так званої «газової справи»».

Запомним дату – 24 мая 2016 года.

Подчёркиваю, что дело идёт об аресте счетов, не о конфискации. То есть, если в рамках расследования будет выяснено, что Quickpace Limited не имеет отношения к Онищенко, денежные средства вернуться в распоряжение компании.

Если связь есть, но украинский суд, рассмотрев дело, решит, что Александр Онищенко невиновен — денежные средства вернуться в распоряжение компании.

Естественно, что банк, особенно государственный банк «Ощадбанк» обязан выполнять законы государства, а, значит, без веской (правовой) причины он не имеет права ограничивать доступ компании либо физического лица к их деньгам. Такой причиной является решение суда, прямо запрещающее любые (подчеркну = ЛЮБЫЕ) движения средств до следующего определения (снятие ареста либо приговор в отношении подозреваемых).

Деньги Януковича – тоже есть логика

Верховная Рада Украины долго спорит о принятии закона о спецконфискации. Несмотря на это, 28 апреля 2017 года Генеральный прокурор Украины заявляет общественности о прорыве в деле возврата украденных денег. Речь идёт о 1,5 миллиардов долларов, которые проходили в деле против бывшего руководителя компании «Газ Украина 2000» Аркадия Кашкина. Решение о конфискации принял суд г. Краматорск 28 марта 2017 и через месяц оно вступило в законную силу.

Тоже всё логично и понятно.

Театр абсурда или пляски на деньгах

То, что произошло далее, иначе как театром абсурда назвать нельзя. Это только в теории совмещение логичных и последовательных процессов может дать логичный и последовательный результат. В нашем случае всё по-другому, идём к правовому государству своим собственным путём.

«Ощадбанк» получают решение суда г. Краматорск от 28 марта 2017 года о переводе денег со счетов Quickpace Limited на казначейские счета. Но вот проблема: есть решение суда, датированное маем 2016, которое недвусмысленно запрещает ЛЮБЫЕ движения денежных средств по данным счетам. То есть, выполнить одно решение, не нарушив другое невозможно — они прямо противоречат друг другу. В правовых государствах, если случаются такие коллизии, одно из решений отменяется и, что важно, так же судом: проходит новый процесс, в результате которого выносится новое решение. Как бы там ни было, в Конституции написано про разделение властей и про «судебную власть». Другого законного пути не существует.

Но, видимо «не существует» — это про другие миры, в нашем случае у работников государственного банка есть выбор, который, не исключаю такой возможности, делается, исходя из политического веса заинтересованных сторон. Может и по другим критериям, но факт остаётся фактом: деньги со счетов ушли в казначейство, судебный запрет на любые переводы данных средств никто не отменял. «Нарушили решение суда?» — ничего страшного, судебная власть утрётся, и не такие кульбиты переживала.

То, что происходит дальше, без «слёз восторга» и попкорна читать не получается:

  • «Ощадбанк» отказывается предоставить детективам НАБУ документ, согласно которому они перевели деньги. То есть решение суда, которое они выполняли
  • Генеральный прокурор становится на сторону работников банка, считая, что достаточным документом является справка о переводе средств на счета казначейства.
  • И, наконец, Александр Онищенко заявляет, что это не его деньги.

Почему «слёзы восторга»? Давайте посмотрим на одну из функций ГПУ, которая любезно прописана на сайте ведомства и которую оно продолжает выполнять сегодня:

«функції нагляду за додержанням законів при виконанні судових рішень у кримінальних справах, при застосуванні інших заходів примусового характеру…». Теперь вспоминаем: есть решение от 2016 года об аресте денег, средства исчезают, банк предоставляет справку о переводе – фактически подтверждение того, что деньги со счетов исчезли и решение суда нарушено. Генеральный прокурор не видит в этом нарушения законодательства и считает, что справка о получателе перевода является достаточным документом, объясняющим почему банк наплевал на прямой запрет судебной власти. Браво!

Описанным выше дело не ограничивается: господин Луценко, заявляется, что решение суда г. Краматорск, документ, который выполнили работники банка, засекречено. То даже узнать были ли данные счета упомянуты в списке активов, подлежащих конфискации не представляется возможным даже для Национального антикоррупционного бюро. Причину Генпрокурор обозначил просто:

«Вся активность отдельных детективов, которые так агрессивно допрашивают Андрея Пышного, свидетельствует только об одном. Люди ищут текст решения суда. Текст решения суда засекречен. Снятие секретности судом не разрешено. Желание определенных лиц, которые хотят в Лондоне начать процедуру возврата этих средств, получить решение Краматорского суда, не проходит. Сначала в процесс включили общественные организации. Теперь в процесс включились правоохранители».

То есть Генеральный прокурор Украины опасается, что в решении суда г. Краматорск есть элементы, подводные камни, которые позволят поставить под сомнение его законность? В противном случае бояться нечего – решение правомерно, законно, чисто и точка. Мне сейчас могут возразить насчёт международных обязательств страны, но тут тоже закавыка: международные договоры после их ратификации являются неотъемлемой частью законодательства страны.Если суд выносит решение, противоречащее международным договорам, он выносит заведомо незаконное решение.

Однако, оставим юридическую казуистику, остановимся на вопросе денег.

НАБУ утверждает, что деньги связаны с подозреваем Онищенко. Суд признаёт справедливость аргументов и накладывает арест на счета.

ГПУ считает, деньги связаны с В. Януковичем и Краматорский суд так же признаёт справедливость аргументов и выносит решение о конфискации.

Вам не кажется, что в эти два пункта немножко противоречат один одному? Онищенко и Янукович не муж и жена, не имеют «совместно нажитого имущества». Таким образом, или ошибается ГПУ или ошибается НАБУ. Это значит, что можно ставить под сомнение профессиональную квалификацию следователей или одного, или другого ведомства.

Есть, правда, вариант, что оба персонажа имеют отношение к фирме и деньгам – совместный бизнес, бизнес «от имени» возможен. Но в таком случае вновь сталкиваемся в проблемой уровня младшей группы детского сада: а поговорить между собой следователи и детективы не могли? Ведь если связь есть, то для объективного и всеобъемлющего расследования необходимо изучать проблему «с разных сторон». То есть либо объединять производство в одно либо, как минимум, работать в тесном контакте. Но его, судя по решениям судов, не было и нет – вместо этого имеем конкуренцию и конфронтацию. Ещё раз браво!

Пример для потенциальных инвесторов

Чтобы понять почему данная ситуация может стать примером для потенциальных инвесторов, не нужно быть «семи пядей во лбу». Вот краткий список:

  • Государственные органы, которые расследуют важные дела (в том числе о коррупции) не могут на протяжении года (первое решение суда, напомню, было в 2016 г.) выяснить кому принадлежат деньги на компании, фигурирующей в расследовании.
  • Судебная власть выносит прямо противоположные решения о судьбе одних и тех же денег.
  • Исполнительная власть и государственный банк выполняют одно из этих решений, руководствуясь только им известным критериям
  • Возможности проверить либо (что в нашем случае весьма вероятно в отношении решения суда г. Краматорск) опротестовать хотя бы одно из решений не предоставляется. Более того, сам документ объявляется секретным.
  • Возможности проверить законность действий власти согласно принятым на себя той самой властью международным обязательствам так же не предоставляется – решение секретное и ознакомится с ним не могут даже следователи по особо важным делам (НАБУ), имеющие допуски к государственным тайнам.

Для простоты перечисленное выше перепишу в формате простого кейса:

Есть компания А, которую подозревают в финансовых махинациях и, что вполне логично, суд выносит решение об аресте счетов, дабы деньги не «ушли в астрал». Часть средств, например, принадлежит иностранному инвестору, который ожидает окончания следствия и рассчитывает «вернуть своё».

Но у владельца компании А есть ещё одна компания Б, которая подаёт в другой суд, в другом регионе, например в вымышленной деревне Тютьковичи, иск о принудительном взыскании долга (оформление долговых обязательств на себя же – один из распространённых методов отмывания денег). Тютьковичский суд выносит решение «отдать деньги».

Банк, имея на руках два противоречащих друг другу решения, выполняет одно из них – деньги переводятся компании Б. И вдруг по делу о махинациях тоже выносится решение, но о возврате средств инвестору. Решение есть, а деньги «тю-тю». Инвестор в банк, а там говорят – всё законно, но не показывают документы из Тютьковичского суда, ссылаясь на секретность.

Думаю, что практикующие адвокаты и следователи могут привести более яркие примеры – в нашей стране случается и не такое – мы привыкли. Но для иностранца с деньгами — это верх дикости и абсурда, ведь:

  • он не воспринимает суды дискретно – для него это всё судебная власть, которая противоречит себе самой;
  • для него нет различий между НАБУ и ГПУ – это всё (пока ещё) следственные органы, которые противодействуют финансовым афёрам и коррумпции, но которые даже не пытаются действовать сообща. Получается, что следствие мешает себе самом;
  • для инвестора ясно как 2Х2, что решения судов надо исполнять либо, в случае противоречивых ситуаций обжаловать. Для него дикость «выбрать то решение, которое сегодня больше нравится»;
  • не меньшей дикостью для иностранного инвестора являетя боязнь высших чиновников выходить со своими решениями на международный уровень. Ведь иностранец привык к возможности прибегнуть к услугам международного арбитража, знающего, что «слово государства в международных договорах – это закон»;

Увы, но ход препинаний между силовиками, наталкивает на мысли, что они далеки от такой логики. Естественно, споря между собой, они защищают свою точку зрения, в том числе уверенность в профессиональных способностях своих подчинённых. Они, естественно умные люди.

Кто же в таком случае потенциальный инвестор, решившийся сделать бизнес в Украине? Тоже умный человек, круглый идиот или авантюрист?

Присоединяйтесь к нам в Facebook:

Популярные видео на YouTUBE

Материалы по теме