• USD 27.90 | 28.15
  • EUR 32.40 | 32.95
  • RUR 0.41 | 0.43

О чем могут договориться Трамп и Путин

​Запланированная на 16 июля встреча президентов США и РФ Дональда Трампа и Владимира Путина стала темой номер один для СМИ и экспертного сообщества.

О чем могут договориться Трамп и Путин

Попробую сделать предположения о возможной повестке дня предстоящей встречи. С учетом доминирующей роли США в мировой политике, нужно искать ответ на вопрос – что может быть нужно Трампу от Путина? Видимо, экономические вопросы следует отвергнуть. Не только потому, что речь идет о несоизмеримой разнице «весовых категорий» – ВВП США почти в 13 раз превосходит ВВП России. А скорее потому, что по большому счету главная точка пересечения американо-российских экономических интересов – это европейский газовый рынок. Разрешить противоречия путем переговоров здесь вряд ли возможно. Тем более, что темпы роста добычи сланцевого газа в США, а также строительства инфраструктуры по его сжижению и разжижению, указывают на то, что Штаты в целом рыночными методами могут изрядно потеснить Россию на газовом рынке Европы.

Логично предположить, что основное внимание на встрече лидеров США и России может быть уделено вопросам внешнеполитического характера, по которым наиболее острые разногласия – Сирия и Украины.

С моей точки зрения, именно на Сирии в значительной мере будет сосредоточена беседа Трампа и Путина. Почему? Потому что в Сирии назрела ситуация для принятия кардинальных решений – по сути ее распад уже состоялся, пора закреплять реально существующее положение. Но сам по себе распад Сирии является лишь предтечей к дальнейшему решению накопившихся в регионе противоречий. Дело в том, что территориальное деление, давно сложился и формально существует сейчас на Ближнем Востоке не соответствует множеству имеющихся противоречий, которые, как показала практика, светские правители ближневосточных государств решить не в состоянии. Пожалуй, наиболее рациональным является создание суннитского государства на территории, которая сейчас находится под контролем нескольких стран. По крайней мере так считает большинство местного населения. Но вот проблема – проект Исламского государства в том варианте, в котором он реализовывался до начала активных военных действий в Сирии, уже свернут. А если учесть, что такой вариант сейчас продвигает только ИГИЛ, шансов на реализацию этого сценария нет.

Но, если же вопрос раздела Сирии между государствами, которые принимают участие в военных действиях на ее территории, практически решен, то подробности этого процесса и его последствия вызывают живой интерес. Устремления сторон основаны на достигнутых ими позициях и целях, стоящих перед ними. В настоящее время США контролируют ту часть территории Сирии, которая в наименьшей степени разрушена войной, способна сама себя обеспечивать и имеет хорошую инфраструктуру для реализации как гражданских, так и военных проектов.

Турция, еще один участник военных действий (в основном через контролируемые ею «прокси» формирования), также по сути добилась своей цели. С одной стороны, создан слой территории, которая отделяет границу Турции от прямого контакта с курдскими военными формированиями. С другой стороны, создание на подконтрольной Турции северной части Сирии про-турецкого правительства еще и дополнительно прикрывает эту территорию от возможных военных посягательств России на эту часть Сирии. Стоит поапплодировать внешнеполитическим успехам президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.

К написанному добавлю, что Турция, в отличие от ситуации, когда РФ только ввела свои войска в Сирию, перестала прямо угрожать России, однако ни малейшего послабления для нее как не давала, так и не предоставляет. Кстати, преимущества в военно-политическом положении дают Эрдогану еще один козырь, инфраструктурно-экономический – инициатива в вопросе с прокладкой экспортных нитей газопровода «Турецкий поток» явно на стороне Турции. И, судя по всему, Эрдоган не намерен обострять отношения с США ради того, чтобы с помощью «Турецкого потока» в Европу шел российский газ, который будет конкурировать с американским сжиженным газом.

Остаются еще два участника военного конфликта в Сирии – Россия и Иран. Думаю, именно о нынешних и будущих отношениях между этими странами и пойдет речь 16 июля в Хельсинки. Как известно, администрация Трампа кардинально пересмотрела отношение к Ирану по сравнению с тем, которое было в конце правления Барака Обамы. Ирану вновь отводится роль страны-изгоя, в отношении которого запускаются максимально жесткие санкции. В таких условиях для США важно формирование антииранской коалиции, в которую уже входят в явной форме такие влиятельные государства, как Израиль и Саудовская Аравия, а также в менее акцентированной форме, Турция. Но в равной степени важно сделать так, чтобы Иран понимал, что не может рассчитывать на чью-то помощь. Поэтому нынешнее военное партнерство России и Ирана в Сирии не устраивает Штаты.

Вероятно, в Хельсинки Трамп будет работать с Путиным именно на предмет выдавливания с помощью РФ проиранских проксиформмирований из Сирии. Что может Трамп предложить Путину? Непрепятствование со стороны США для того, чтобы Россия установила контроль над южной частью Сирии. США ничего не потеряют в данном случае, ведь России будет передана разрушенная территория. На ее восстановление, по оценке сирийского лидера Башара Асада, потребуется $ 400 млрд. Внутренних ресурсов в Сирии нет. Понятно, что для России эта сумма крайне существенна. Но Россия, поскольку Путин является сторонником доктрины геополитики, способна еще сильнее увязнуть в Сирии, тратя колоссальные средства. Что будет на руку Штатам. Которые, к тому же, сохранят влияние на курдов, сделав их инструментом влияния на Путина и Асада. Почему на это может пойти Путин? А потому, что ему важно расширение российского влияния, которое он будет преподносить электорату как свою очередную победу.

Хотя, никакой реальной победы в этом нет: в свое время глава Генштаба СССР маршал Огарков предупреждал, что Сирия – это ловушка, поскольку поставки военной группировки там будут целиком и полностью зависеть от того, допустят ли это ВМФ и ВМС США. Конечно, возможность расширения подконтрольной России сирийской территории не станет подарком от Трампа – единственное, что США могут потребовать взамен от России, это выдавливание Ирана из Сирии.

Даже если Путин не полностью это выполнит, все равно будет расторгнут «шиитский пояс». В конечном итоге США получит контролируемую ситуацию, развитие которой устраивает Штаты и их союзника Израиль. А Россия получит хоть и ненужную ей и дорогу в обслуживании территорию, но хороший повод для длительной внутриполитической пропаганды. И поводы такие российской власти необходимы – нужно позитивом перекрывать эффекты от повышения пенсионного возраста, увеличение НДС, сокращение социальных расходов. И не стоит забывать, что восстановлением инфраструктуры той части Сирии, которая может оказаться под контролем РФ, будут заниматься компании, СМИ и эксперты называют близкими к высшему руководству России. Кажется, высокопоставленные бенефициары этих компаний заинтересованы в получении новых подрядов.

Тот факт, что США спокойно обходились без встречи с президентом России на протяжении полутора лет президентства Трампа, указывает на место России в иерархии приоритетов Штатов, для которых важнее масштабное торговое противостояние с Китаем и ЕС, переформатирование политических и экономических отношений с ближайшими соседями (Канада и Мексика ), свертывание глобалистских проектов.

В тех вопросах, где сложившаяся ситуация не требует резкого изменения и принятия кардинальных решений, Штаты вполне обходятся усилиями высокопоставленных и высококвалифицированных эмиссаров, таких как Курт Волкер в российско-украинском конфликте. В том числе и поэтому я не ожидаю, что 16 июля в Хельсинки будут приняты какие-то судьбоносные решения в отношении нашей страны. И думаю, что это – не повод для пессимизма.

Во-первых, Украина по-прежнему остается ключевым политическим партнером США на востоке Европы. Во-вторых, военное противостояние на востоке нашей страны находится в той фазе, при которой решение ситуации путем договоренностей основных мировых актеров сейчас нереально – военно-политические интересы Запада и Украины, с одной стороны, и интересы России, с другой стороны, настолько расходятся, что одним ударом разрубить «гордиев узел» невозможно.

К сожалению, это затяжная война, стремительных вариантов ее прекращения нет. Необходимо это осознавать и понимать, что пути решения проблем военного противостояния на Донбассе еще очень долго придется нащупывать, терять и снова нащупывать, двигаться маленькими шагами, продвигаясь и закрепляя свои позиции.

Кстати, если результатом возможных договоренностей станет то, что Россия расширит свое присутствие в Сирии, это будет иметь положительные последствия и для нашей страны – ведь большая часть военных и финансовых ресурсов врага будет оттянута на Ближний Восток.

Читайте FaceNews
в Google Новости

Популярные видео на YouTUBE

Материалы по теме