Calendar Icon

Кризис в Молдове: почему эти события имеют большое значение для Украины

13.06.2019 10:11 (Обновлено 13.06.2019 в 10:14)

В Молдове фактически двоевластие. 7 июня Конституционный суд Молдовы обязал президента Додона распустить парламент в связи с неспособностью депутатов сформировать коалицию.

Президент отказался идти на такой шаг, а в парламенте уже на следующий день заявили о формировании большинства, в которое вошёл "проевропейский" блок ACUM и социалистическая партия, которую называют пророссийской. В ответ на это КС отстраняет президента Додона от должности и назначает исполняющего обязанности, которым стал Павел Филип из Демократической партии олигарха Плахотнюка. Кстати, демократы также декларируют свою европейскую направленность. Новоназначенный и.о. президента распускает парламент и назначает дату новых выборов. В ответ на это "временная коалиция" формирует своё правительство, а Додон отменяет указ о назначении внеочередных выборов. В стране двоевластие, поскольку есть два правительства:

Одно, действующее с 2016 года, возглавляет уже упомянутый Павел Филипп. Это правительство находится в статусе "и.о." до формирования нового парламентским большинством. Но поскольку есть решение КС о прекращении полномочий избранного парламента, новый кабинет, сформированный "временной коалицией" ACUM и социалистов, они не признают. Данный кабинет контролируется одним из богатейших олигархов страны Владимиром Плахотнюком.

Второе - новое коалиционное правительство, сформированное "временным большинством" во главе с одной из лидеров ACUM Марией Санду.

Новое правительство синхронно признали как в Европейском Союзе, так и в России. Плахотнюк обвинил Додона в попытке осуществить государственный переворот в интересах Кремля. И даже опубликовал записи, на которых президент якобы подтверждает факт финансирования своей партии из РФ. Вторая сторона не осталась в долгу и обвинила Плахотнюка в продвижении идеи "федерализации Молдовы". Идёт война компроматов и война нервов.

Очевидно, что внешняя поддержка на стороне нового правительства, но Демократическая партия может похвастать решением Конституционного Суда и контролем за большей частью МВД. Ситуация патовая, и выход из нее лежит исключительно в политическом поле. Но и сам кризис, и его ход является очень тревожным звонком для Украины, поскольку политические процессы в Кишиневе чрезвычайно похожи на то, что проходит в Киеве. Разве что они идут с небольшим опережением, и мы можем пытаться не повторить молдавских ошибок.

История, или как всё развивалось

Республика Молдова подписала договор об ассоциации с ЕС в один день с Украиной - 27 июня 2014 года. На тот момент 39% мест в парламенте страны контролировали коммунисты. Проевропейские силы, куда входила Демократическая партия (Плахотнюка), Либерал-демократическая, Либеральная и Либерал-реформаторская партии работали в режиме "коалиции меньшинства", периодически конфликтуя между собой.

30 ноября 2014 года проходят парламентские выборы, в результате которых коммунисты существенно теряют влияние и появляется появляется мощная фракция социалистов Додона), а "проевропейские силы" в лице ЛДПМ и ДП формируют "коалицию меньшинства" "За европейскую Молдову".

Одним словом, как и в Украине, арифметическое большинство парламентариев вроде как за европейскую интеграцию, готовы принимать громкие заявления о реформах, резолюции парламента, но устойчивого большинства сформировать не получается. Так как не получается и реформирование страны, ситуация также напоминает нашу - качество нормативных актов критически низкое, процесс трансформации системы затягивается, а вот старые беды в виде коррупции и олигархической ренты становятся всё заметней. И это проходит на фоне нерешенного конфликта в Приднестровье - части страны, считающей себя "независимой" и играющей роль "российского балкона" в регионе.

В такой ситуации европейская политика помощи в реформировании страны начинает пробуксовывать, поскольку молдавская власть принимать помощь готова, но с выполнением своих обязательств не торопится. Параллельно с этим коррупция становится проблемой №1, о которой в открытую говорят на международном уровне и внутри государства.

Ситуацию омрачает ещё один "досадный эпизод" - исчезновение из трёх молдовских банков 1 миллиарда долларов. Данную операцию связывали с бизнесменом Иланом Шором, который был задержан и даже (решением суда первой инстанции) приговорён в 7,5 годам тюремного заключения. Исполнение приговора было отложено до вынесения решения Апелляционной Палатой. Слушание длилось неспешно. Забегая вперёд, скажу, что Илану Шору тюрьма "не светит" - за время рассмотрения дела он создал собственную партию, переименовав общественное движение "Равноправие" в Политическую Партию Шор и, по результатам выборов 2019 года стал лидером фракции, из 7 депутатов.

Постоянные коррупционные скандалы и контроль над страной нескольких олигархических кланов заставил ЕС пойти на чрезвычайно жёсткие шаги - в 2018 году была заморожена значительная часть макрофинансовой помощи Евросоюза для Молдовы. Продолжили работать, в основном, программы на местном уровне.

С другой стороны, тот же 2018 год принёс подвижки в урегулировании Приднестровского конфликта. На переговорах в формате 5+2, проходивших в Вене и Риме в конце 2017 - начале 2018 года, стороны согласовали пункты дорожной карты, которые включали сотрудничество правоохранительных органов, работу по поддержанию экологической безопасности, экономическое и гуманитарное сближение. И процесс, надо отметить пошёл - ОБСЕ с оптимизмом отмечает "прогресс" в деле урегулирования. Реализация этих пунктов фактически закрепляет за ПМР статус "самостоятельной" территории, которая живёт по своим законам, но на внешней арене пользуется всеми преимуществами региона Республики Молдова. Следующий шаг возможен по одному из двух направлений:

  • Постепенный демонтаж "независимости" ПМР и завершение конфликта - желаемый для Кишинева вариант. Реальность его реализации весьма низка, поскольку в этом не заинтересована РФ, а Молдова, завершив реализацию "дорожной карты" в формате переговоров 5+2 лишается рычагов давления на Приднестровье. Да и зачем местным сепаратистам отказываться от власти, если они пользуются всеми правами части Республики Молдова, сохраняя при этом свою и только свою власть над регионом.
  • Формат федерализации (возможно, под названием "децентрализации" и передачи особых полномочий регионам), который продвигался Россией ещё в 2003 году в виде "Плана Козака" и был даже подписан всеми сторонами, кроме президента Молдовы, отказавшегося ставить свою подпись в последний момент.

Конфликт 2019: Диспозиция сторон

Выборы 2019 года многие украинские СМИ восприняли с энтузиазмом, выйдя с заголовками о том, что "коммунисты не прошли в парламент" в соседней стране. Однако, ситуация была далека от идеала. В парламент прошли:

  • блок ACUM, созданный на базе возникших в 2015 и 2016 годах партий "Действие и Солидарность" и "Платформа Достоинство и Правда".
  • "Демократическая партия" Владимира Плахотнюка
  • Партия "Шор" Илана Шора (того самого, обвинённого в "исчезновении" миллиарда долларов)
  • Партия Социалистов, которую до 2016 года возглавлял президент Молдовы Игорь Додон

Теоретически, можно было рассчитывать на коалицию "проевропейских" сил в виде ACUM и ДП либо "олигархический консенсус" в виде объединения ДП и ШОР. Однако, оба варианта изначально были маловероятны как минимум по двум причинам:

  • застарелые конфликты и амбиции политиков Молдовы. Даже если опустить "войну" ACUM против демократов Плахотнюка, внутри самого "европейского блока" были свои противоречия, поставившие в апреле 2019 на грань политической войны входящие в него партии.
  • европейские партнёры Молдовы были не в восторге от возможного усиления олигархического влияния на политику страны, которое бы произошло в случае вхождения в коалицию Плахотнюка либо Шора.

В принципе, так и произошло: парламентарии более трёх месяцев вели безрезультатные переговоры между собой, пытаясь выйти на некий формат взаимодействия. Кроме указанных выше конфигураций, проходили консультации по линии демократы Плахотнюка - социалисты Додона. Таким образом парламент подошёл к июню 2019 года неспособным создать новое правительство. Всё это время страной управляли министры (в статусе "и.о.") из кабинета образца 2016 года, подконтрольного упомянутому Владимиру Плахотнюку.

Новые выборы были выгодны последнему, поскольку, на фоне ослабления позиций основных конкурентов, позволяли усилить собственное влияние на парламент страны, проведя туда большее количество депутатов. Для ACUM и социалистов такой сценарий представлялся наихудшим - обе политические силы теряли поддержку избирателей. Поэтому конфликт был предсказуем. Интересным оказалось другое.

Союз ЕС и РФ по "снятию головной боли"

Возникшее в стране двоевластие - серьёзный политический кризис, в котором ни одна из сторон конфликта не имеет возможности самостоятельно, без внешней поддержки, одержать победу (во всяком случае ненасильственным методом). Однако, конфигурация коалиции в виде "новых проевропейских партий" и "пророссийских" социалистов выглядит, как минимум, странно. Не менее странным, на первый взгляд, выглядит и международная реакция: новое правительство синхронно поддержали и в России, и в ЕС. Возникает вопрос - а почему?

Лидеры стран ЕС, которые выступали за подписание договора об ассоциации с Молдовой, явно не в восторге от процессов, проходивших в этой стране на протяжении последних пяти лет. Реформы, в массе своей, не доведены до завершения и саботируются местными элитами, часть начинаний уже безнадежно провалена. В то же время, режим открытого рынка делает ЕС уязвимым от контрабандных и нелегальных (с нарушением таможенного режима) поставок товаров на европейский рынок. Коррупция стала не просто ключевой, а глобальной проблемой в отношениях Брюсселя и Кишинева. И всё это сопровождается громкими заявлениями молдовских элит о неизменности курса на евроатлантическую интеграцию и рассуждениями в молдовской прессе о перспективах вступления в ЕС уже в ближайшие 10-15 лет. Почти как у нас.

С другой стороны, есть приднестровский конфликт, который требует решения. Начавшийся процесс сближения территорий необходимо довести до логического завершения: либо реинтеграция на общих основаниях, либо федерализация. Для ЕС приемлемы оба варианта, поскольку сценарий, при котором Приднестровье "экономически" часть Молдовы, но центральная власть не распространяется на регион лишь усиливают угрозы контрабанды, траффика запрещённых товаров и преступности в страны ЕС. В формате замороженного конфликта, когда есть граница, досмотр (либо линия фронта) менее опасна, чем полуинтегрированная территория. К тому же успех решения затяжного конфликта - хорошая история для европейского политика.

Эти два соображения, возможно, и легли в основу солидарной позиции ЕС и Российской Федерации. Формирование политической коалиции и правительства, неподконтрольного олигархам, даёт надежду на повторный запуск молдовских реформ и, как следствие, уменьшает риски для самого ЕС от коррумпированного "партнёра по Ассоциации". Решение приднестровского вопроса так же воспринимается как вариант "истории успеха" европейской дипломатии.

На этом фоне РФ демонстрирует готовность к сотрудничеству в виде позиции социалистов по формированию коалиции и голосованию за кандидатов от ACUM на ключевые посты. Скорее всего, будет дальнейший прогресс и в диалоге по приднестровью. При этом Кремль справедливо рассчитывает на содействие "европейских партнёров" в формировании системы "особого статуса" ПМР в составе Молдовы. Для России нужно получить успешный кейс в Молдове, чтобы предлагать его в качестве алгоритма действий для Украины.

При этом, дабы нейтрализовать возможные обвинения в "союзе демократов и пророссийских сил", Кремль умело "топит" Плахотнюка, заявляя, что тот предложил федерализацию Молдовской Республики. Забавно, но информацию озвучил Козак, который сам последовательно настаивал на федеральном статусе будущего государственного устройства Молдовы. Но сегодня, по его словам, Москва не рассматривает такой вариант. Ещё более забавно.

Где в этой схеме функции Плахотнюка? Он оказался лишним как для европейцев, так и для русских. Но, как и в случае с олигархами в Украине, лидер Демократической партии имеет своих людей в большинстве структур власти страны, начиная от Конституционного Суда, заканчивая силовиками и местным самоуправлением. Значительная часть доходов - торговля Украины с ПМР (либо перепродажа их товаров на рынках ЕС), зачастую идущая без уплаты таможенных и других пошлин. Таким образом, Плахотнюк будет пытаться достаточно резко защищать свои позиции, выводя оппонентов на политический диалог, результатом которого может стать новая конфигурация власти в стране. Олигархи (речь не только о Плахотнюке) могут ослабить своё присутствие в политике в надежде на будущий реванш. При этом обе стороны конфликта будут активно использовать тезис о "российском влиянии", комментируя деятельность оппонентов.

Чем это опасно для нас?

События в Молдове - последнее предупреждение для Украины. Коррупция, которую наша власть пыталась не замечать последние годы, является серьезнейшим раздражителем для европейских политиков. И если она становится проблемой №1, они могут пойти на широкие компромиссы во внешней политике ради решения этой приоритетной задачи. Тем более, что компромиссы касаются "третьих стран".

В случае с Молдовой мы можем получить относительно успешный опыт работы нового правительства, которое продемонстрирует пару "историй успеха" в решении актуальных проблем и выход на договорённость с Россией по Приднестровью. Любой вариант, когда эта непризнанная "страна" получает самостоятельность принятия решений на своей территории и гарантии единого экономического пространства с Молдовой является чрезвычайно опасным примером для нас в истории с Донбассом.

Грубо говоря, если новая конфигурация в молдовской политике окажется успешна и будет прогресс по урегулированию конфликта, именно такой вариант "реализации Минских договорённостей" будут нам усиленно навязывать. Лидеры Германии и Франции, - рассчитывая на "решение проблемы" и "плюсик" в историю своего политического успеха; Путин - рассчитывая на снятие вопроса Крыма, выход из-под санкций и решение украинского вопроса в виде возврата ОРДЛО на своих условиях. В таком формате набившая оскомину "Нормандская четвёрка" превращается в формулу "три лидера влиятельных государств говорят что делать Украине".

Есть ли варианты недопущения подобной ситуации? Естественно. И, само собой, они лежат вне области красивых заявлений, новых записей о нерушимости курса в Конституцию. Новые украинские власти должны решить проблему, ставшую причиной солидарности ЕС и РФ по Молдове - коррупцию и медленно идущие реформы. Грубо говоря, у нас есть примерно 12-16 месяцев, на протяжении которых страна обязана, наконец, выполнить "домашнее задание", поставленное гражданами и внешними партнёрами ещё на рубеже 2014-15 годов.

Если нет - пример соседней страны перед глазами.

Источник

Популярные видео на YouTUBE
Материалы по теме
А-9832,52 грн./литр
А-95+29,79 грн./литр
А-9528,36 грн./литр
А-9227,33 грн./литр
ДТ27,61 грн./литр
LPG12,65 грн./литр
Это интересно
Самые читаемые новости
Лучшие видео с YouTUBE
Популярные блоги
Погода и гороскоп
Автоновости