Calendar Icon

Психологи и консультанты по бизнесу: в Киеве для бойцов АТО открывают ТурботаHub

Психологи и консультанты по бизнесу: в Киеве для бойцов АТО открывают ТурботаHub
13.06.2019 09:14 (Обновлено 13.06.2019 в 09:17)
Виолетта Киртока, «Цензор.НЕТ»

​На территории Михайловского монастыря в Киеве открывается ТурботаHub, где бойцы, прошедшие русско-украинскую войну, вместе с членами своих семей смогут пообщаться с психологами, получить консультацию по развитию бизнеса, юридическую помощь и заняться арт-терапией.

Территория Михайловского собора – островок тишины и покоя в самом центре Киева. Зеленые газоны, клумбы радуют цветами, а на плодовых деревьях видна завязь яблок, вишен, груш. "Карематы у нас есть, их и будем стелить прямо на газонах, надеемся, появятся и шезлонги, - читает мои мысли встретивший меня отец Сергий, который с началом войны стал еще и капелланом 30-ой бригады.

"Когда "Пицца Ветерано" стала ярким примером, родился совместный проект "Социальное бюро ветеранов"

- Стена нашего монастыря стала стеной памяти, где размещены портреты всех бойцов, погибших в результате войны, которая идет на востоке Украины. Мамы, жены ребят, приезжая сюда, встречаясь, заходят потом в соседние кафе, чтобы пообщаться, побыть друг с другом. Но это и дорого, и не всегда удобно… Им будет гораздо комфортнее делиться своими мыслями здесь, под деревьями монастыря, в помещениях организованного нами huba, чем в публичных местах. Скоро мы поставим кофе-машину, и они всегда смогут зайти к нам на чашечку кофе, передохнуть, вытереть слезы"… Отвлекшись на секунду от нашего разговора, чтобы разместить коллегу, который организовал приезд большой группы мам погибших из разных регионов Украины, отец Сергий вернулся к разговору о своем проекте. Вернее, начал рассказывать, как появилась эта идея.

Общественная организация "Eleos Украина" является официальным представителем православной церкви в развитии социального служения, она была создана как инструмент внедрения социальной работы церкви. Задача этой организации - помощь человеку вне зависимости, верующий он или нет, оказание поддержки. В Михайловском соборе находится центральный офис этой организации. Мы ищем финансирование, гранты, информационную поддержку нашей работы. Здесь обучаем священников и капелланов, готовим конференции, разрабатываем методические материалы. Но главная наша задача и политика – работать в поле. Каждый работник организации ведет свой определенный проект. Я, например, еще и священник в больнице ВИЧ-инфицированных. И одно из направлений организации – работа с ветеранами, прошедшими войну. Так сложилось, что возглавляющие филиалы в регионах священники - капелланы. Они более общительные, открытые, толерантные, у них есть опыт работы с людьми разных социальных слоев и вероисповедания. Как правило, возвращаясь с войны, нуждаясь в совете или поддержке, ребята обращаются к тем капелланам, которых видели там. И мы, конечно же, хотим им помочь. Так возникло еще одно направление работы нашей организации.

Первый семинар для наших ветеранов-инвалидов мы провели совместно с Валерием Сушкевичем, президентом национального комитета спорта инвалидов Украины. У паралимпийцев наработан колоссальный довоенный опыт работы с людьми, потерявшими, руку, ногу, зрение, слух… Его нужно изучать и использовать. Одновременно мы подали документы и в результате получили небольшие гранты для открытия ветеранского бизнеса. Полторы тысячи долларов – вроде не много, но когда ребята объединялись, получалась солидная сумма. Леня Остальцев, например, который тогда только-только начинал историю с пиццерией, смог купить морозильную камеру быстрой заморозки. Рома Марьинов - кофемашину. В Новоград-Волынском Александр Горох купил швейную машинку и гордится этим до сих пор, потому что она была первой, дала возможность ему начать работу и привлечь таких же ветеранов. Сейчас на производстве работает 12 человек, у них восемь швейных машин. Ребята занимаются перетяжкой мебели, делают шевроны, вышивку, мягкие игрушки, под заказ шьют строительную одежду, также открыли автостоянку, баню, шиномонтаж и автомойку. Бойцы говорили, что для них был очень важен сам тренинг по открытию бизнеса, потому что никто из них не знал, как платить налоги, писать бизнес-план, как рассчитывать прибыльность предприятия… Сам Саша с 16 лет служил в армии. Он знает английский язык, учился за границей, затем служил в миротворческих миссиях в Югославии, Ираке. Кадровый военный. Под Рубежным ему перебило обе ноги, назад в армию его не взяли. И оказалось, что он ничего не знает о гражданской жизни. Саша – человек с большой силой воли, он стал собирать вокруг себя таких же раненых, пытаться заниматься бизнесом. Но для этого им всем были нужны знания, которые они и получили во время наших тренингов.

Затем, когда "Пицца Ветерано" Лени Остальцева стала ярким примером бизнеса, который построил ветеран, родился наш с ним совместный проект "Социальное бюро ветеранов". Я видел, как за чаем Леня консультировал всех желающих прямо у себя в пиццерии, и ребята, вдохновившись его советами, открывали свои дела, в результате чего появилась "Ветерано групп". Те, кто приезжал к Лене на стажировку, ночевали у нас в монастыре. Так мы вместе, каждый по-своему, давали им старт. Кроме того, у Леонида есть замечательный психолог, с которым можно было поговорить и обсудить свои проблемы тоже прямо в пиццерии. Богдан Чабан, дончанин, доброволец, который в Мариуполе открыл "Избу-читальню", работая за баром, был вынужденным психологом. Наблюдая за всем этим движением, я предложил назвать его проектом и немного упорядочить. Нашел деньги на зарплаты тем, кто консультировал до этого бесплатно. Полгода проект был очень успешным. Ребята из Кривого Рога, где сейчас как раз открылась "Пицца Ветерано", - выпускники вот этого социального бюро. Видя нашу работу, нас начали приглашать выступать перед разными аудиториями, на разных площадках. И мы поняли, что Михайловский собор, его удобное месторасположение, может стать самостоятельной площадкой для волонтерских организаций, которые занимаются ветеранами, объединить их, дать им возможность пройти здесь какие-то курсы, отправить сюда ребят. Все что нужно – открыть двери и выделить несколько комнат. Так появился ТурботаHub, который на днях начнет работать. Почему турбота? Потому что наш hub поддерживается программой центра социальной службы города Киева с таким же названием, она же оплачивает работу двух администраторов этого hubа и арт-терапевта Валерии.

"Помощь нужна всем, связанным с войной: медикам, журналистам, психологам, родным бойцов"

Михайловский собор для многих, особенно, для добробатов, стал символическим местом. Поэтому сюда приходят с открытым сердцем. Церковь взяла на себя оплату за газ, свет, воду, и мы за это благодарны. Здесь уже есть вай-фай. Надеюсь, со временем появятся компьютеры, чтобы можно было поработать, провести встречу, собеседование. Пока это всего лишь комната, которую мы сами отремонтировали за свои средства, но в ней уже есть диванчики, которые многие узнают – раньше они стояли в "Пицце Ветерано". Мы договорились с компанией "Леруа-Мерлени", она поможет нам обставить помещение, здесь появятся кресла, пледы, атмосфера станет более уютной.

Сюда уже можно приходить ветеранам и членам их семей рисовать вместе с профессиональным художником Валерией. Многие об этом знают и регулярно занимаются живописью. Мы уже даже провели несколько выставок-продаж работ ветеранов. Полученные деньги, а это более 30 тысяч гривен, пошли на поддержку "Ветерано-театра", есть у нас и такой. Также здесь работают школа английского языка, центр занятости свободных людей. Любая организация, занимающаяся поддержкой ветеранского бизнеса, предлагающая работу, может провести у нас тренинг совершенно бесплатно. Организация "Синий птах" уже назначает здесь свои консультации, также консультирует ребят психолог Галина из "Пицца Ветерано". В планах у нас также открыть группу анонимных алкоголиков и наркозависимых только для ветеранов войны, потому что их нельзя смешивать с другими людьми с такими же проблемами...

- Вы уверены, что новое пространство будет пользоваться спросом?

- Hubов много быть не может. В Киеве на данный момент уже проживает 25 тысяч ветеранов! Ни один hub не вместит их всех. И работы с ними, поверьте, много. Согласно статистике, более восьми тысяч ветеранов в данный момент находятся в тюрьмах. Попадают туда, как правило, по бытовой причине: разозлился, не так себя повел, вспылил... В большинстве случаев этого можно было не допустить. Вернувшихся с войны бойцов нужно социализировать. Этим мы и занимаемся. Мы создали место, где они могут встретиться и найти возможность реализовать свою идею или давнюю мечту.

- Но помощь нужна не только бойцам и их семьям. Ведь посттравматический синдром может быть у медиков, журналистов, капелланов, которые работают в тех же боевых ситуациях…

- Общаясь со многими из тех, кого вы назвали, я вижу, как они выгорают. В эту же категорию нуждающихся в помощи людей попадают и психологи, которые не делают себе супервизию. Помощь нужна всем, связанным с войной. Тот, кто принимает участие в боевых действиях, выплескивает всю агрессию на линии огня, у него есть такая возможность, а тот, кто наблюдает, кто сопереживает, бывает, страдает значительно больше. Поэтому наш hub для всех, кто связан с войной, в том числе и для мам бойцов, их детей и жен.

"Ветераны репетируют пьесу Шекспира "Двенадцатая ночь", причем на языке оригинала. Скоро премьера"

Координатор ТурботаHubа Виктория Каталичук сама прошла многое из того, о чем говорил отец Сергей. Ее муж воевал, в данный момент он капитан запаса. И для того, чтобы сохранить семью и друг друга, семейной паре пришлось обратиться к психиатру.

- Посттравматический синдром (ПТСР) может случиться у любого человека. Но у него есть коварное свойство – развитие. Он может не давать о себе знать годами, но если происходит какая-то беда, которая, как вспышка, запускает процесс активизации синдрома, он начинает стремительно развиваться. Это может случиться и через 15-20 лет после стрессовой ситуации. Это видно по афганцам. Определить, действительно ли это ПТСР, может только психиатр. И если синдром находится на начальной стадии, не успел набрать обороты, поможет работа с психотерапевтом. Если усугубляется, нужно медикаментозное лечение.

ПТСР – бич не только военных. Он может развиваться у жен ветеранов, матерей. Они становятся созависимыми, постоянно ждут, переживают. Но у них синдром может быть гораздо более жестким. Чаще всего ПТСР пытаются приписать человеку, оправдывая его поведение, вешают диагноз, как ярлык. Но говорить о нем можно только после консультации у психиатра. Знакомые и друзья, вместо того, чтобы повести человека к специалисту, предлагают ему бухнуть и пообщаться. Мол, все пройдет. Грубо, но так и есть. Но это не поможет, заглушит что-то, но не поможет. Если ты понимаешь, что не справляешься со своими проблемами, что с тобой происходит что-то не то, что ты не спишь по ночам, нужно идти к специалисту. Я сама прошла лечение. И этому рада. Только это и помогло мне сохранить семью, справиться с собой.

Пока муж служил, я прошла тренинг для жен военных. Он дал мне возможность продержаться какое-то время, но все же через год я пошла к терапевту. Потому что моя ситуация выходила из-под контроля.

- Вы открыто об этом говорите…

- Да, потому что нужно показывать, что такое происходит, что с этим можно справиться. Кроме того, работать и помогать можно только тому человеку, который признает свои проблемы и ищет пути их решения, который сам чувствует, что выгорел изнутри. Когда я говорю о себе, вновь пришедшие к нам бойцы и их родные понимают, что мы говорим на одном языке.

Понимаете, с войны домой возвращается совсем другой человек, не тот, который уходил на восток. Жена за это время тоже меняется. И происходит встреча двух чужих друг другу людей. Им снова нужно учиться жить вместе. Не все с этим справляются.

- Отец Сергий сказал, что здесь у вас организован театр для ветеранов…

- Да, скоро у нас премьера – мы покажем пьесу Шекспира "Двенадцатая ночь", причем на языке оригинала! Театр объединил школу английского языка и идею реабилитации бойцов путем театральной игры. Год назад ребята, которые обучают ветеранов английскому языке, предложили поставить спектакль, распределили роли. Как интересно было наблюдать за всеми участниками процесса. На первых репетициях мы все были страшно зажаты, боялись сами себя, но с каждым разом все больше раскрепощались. Нас учили актеры театра Курбаса, подсказывали, что и как делать. Это замечательный опыт. Вообще, хобби, какое-то увлечение помогает человеку быстрее вернуться в обычную жизнь, справиться со своими психологическими проблемами.

На стенах открывающегося hubа висят картины, на которые невозможно не обратить внимание. Пейзажи выполнены крупными мазками ярких цветов. Они завораживают. Все они – работы художницы Валерии Москвитиной-Дмитриевой, которая занимается с ветеранами арт-терапией.

- Сейчас ребята и члены их семей приходят ко мне трижды в неделю с 6 до 9 часов вечера. Но в ближайшее время у меня появится мастерская. Там ни мы никому не будем мешать, ни нам. И тогда график встреч будет другой. Мы сможем работать чаще и в более удобное время.

Полноценная арттерапия основана на эмоциях и цвете. Как правило, новичкам я предлагают начинать с абстракции. Часто рисуем по мотивам картин Марии Примаченко. Некоторые боятся приступать к рисованию, говорят, что никогда не делали этого и не знают, с чего начинать. Тогда нужно выпить вместе кофе, поговорить на отдаленные от живописи темы, так я постепенно узнаю, что человеку может быть интересно. После этого и переходим к холсту и краскам. Чем хорошо рисование? Оно отвлекает от обычной жизни, от проблем. Хоть на 15, 20, 40 минут, но рисующий забывает обо всем, переключается. И после таких занятий ему легче принять решение, сделать следующий шаг в гражданскую мирную жизнь. Источник: https://censor.net.ua/r3129342

загрузка...
Популярные видео на YouTUBE
Материалы по теме
загрузка...
А-9834,01 грн./литр
А-95+31,59 грн./литр
А-9530,15 грн./литр
А-9229,08 грн./литр
ДТ29,39 грн./литр
LPG13,57 грн./литр