Calendar Icon

«Мы заряжены сделать это за несколько месяцев»: советник и.о. главы СБУ Дмитрий Дубилет - о борьбе с рейдерством, контрабандой и своих перспективах в политике

«Мы заряжены сделать это за несколько месяцев»: советник и.о. главы СБУ Дмитрий Дубилет - о борьбе с рейдерством, контрабандой и своих перспективах в политике
30.07.2019 09:17 (Обновлено 30.07.2019 в 10:02)
Катерина Коберник, «the Бабель »

Меньше двух недель назад Дмитрий Дубилет стал советником и. о. главы СБУ Ивана Баканова. До этого он с бизнес-партнерами активно развивал три проекта: Monobank, британский финтех-стартап Koto и киевский спортклуб Smartass.

Сейчас половину его времени занимает работа над тремя другими проектами — государственными: борьба с рейдерством, контрабандой и «левым» алкоголем. По первому направлению уже активно работает команда, куда, кроме Дубилета, входят замглавы Офиса президента по экономическим вопросам Алексей Гончарук, гендиректор Директората Минюста по правам человека Владислав Власюк и другие. Как они планируют победить рейдерство, чем Дубилету помогает бизнесмен Евгений Черняк и почему известный стартапер отказался от депутатского мандата «Слуги народа» — в его первом интервью о новом опыте работы на государство.

Вы говорили, что в свои советники вас пригласил лично Баканов. Раньше вы были знакомы?

Я с ним пересекался во время президентских выборов — он был частью штаба. У меня пару раз спрашивали советы по организации работы колл-центров, мы делились опытом, помогали ребятам создавать такие волонтерские центры.

Вам не предлагали более активно участвовать в президентской кампании?

У них есть свои крутые специалисты и они справились «на ура». Наверное, была возможность вовлечься в проект более плотно, но, к сожалению или не к сожалению, я занимаюсь бизнесом. Там, где я мог помогать малой кровью — пытался помогать, но не могу сказать, что играл какую-то ключевую роль.

Вам предлагали место в списке «Слуги народа»?

Предлагали. Отказался. Меня депутатство не сильно привлекает.

Когда мы общались последний раз, вы говорили, что работа с государством по системе iGov оставила плохие воспоминания, но вы опять идете работать с госструктурой, еще и с сильно себя дискредитировавшей. Зачем?

В том-то и дело, что, измученный iGov, я сейчас получаю настоящий кайф от того, как все происходит. С iGov мы работали против всей системы, мы постоянно пытались лавировать между каплями и с помощью дипломатии что-то выкручивать. А сейчас с тобой на одной волне президент, его Офис, руководитель СБУ. Если у тебя есть четкое видение, каким должен быть проект, то нет никаких преград, чтобы его реализовать.

Вы с Зеленским лично по своим новым проектам встречались?

Да, мы последний раз встречались на позапрошлой неделе, когда обсуждалась проблема рейдерства.

То есть он тоже в этой истории участвует?

Насколько президент может себе позволить участвовать в таких историях. Он понимает общее направление, а наша задача — добить эту тему.

Давайте тогда по проектам. Первый — борьба с рейдерством. Какой план и, возможно, первые результаты? Вы уже поняли, как победить рейдерство?

Одного рецепта нет, нужно сделать много. Я люблю аналогию с банковскими платежами. Есть проблема фрода [мошенничества] в банковских учреждениях. Банки постоянно с ней борются. Например, лет 20 назад операционисты в отделениях лишились права создавать платежи без ведома клиентов. Хоп, и мошенничество на порядок упало. Лет 10 назад банки ввели sms-пароли как второй фактор авторизации при входе в интернет-банк. Хоп, еще на порядок упало. Есть ряд очевидных вещей, которые нужно сделать, и количество фрода упадет в разы.

Если мы говорим о рейдерстве, то первая проблема — сейчас многие незаконные регистрационные сделки проводят без ведома владельца. Вы владеете квартирой — и вдруг у вас ее отобрали. Например, популярная схема: «черному» регистратору приносят поддельное постановление суда. Он, не заглядывая в электронный реестр, принимает это на веру и проводит сделку — отбирает у кого-то недвижимость или завод. Никто это не контролирует, нет бэк-офиса, который по правилу «двух рук» проверяет эту сделку, нет уведомления владельцу.

Что вы будете с этим делать?

Один из ключевых рецептов — мы попытаемся добиться, чтобы перед каждой сделкой собственник получал уведомление и мог сказать «о, подождите, что-то тут не так». Это нетривиальная задача, потому что у нашего государства нет нормальных реестров, нет нормальных контактных данных и так далее. Но мы сейчас придумали такую штуку — попробуем работать вместе с Бюро кредитных историй, у которого есть контактные данные. Мы попытаемся построить такой бизнес-процесс, чтобы хотя бы те сделки, которые попадают под определенный профиль риска, приостанавливались и наш бэк-офис связывался с владельцем и уточнял: «Тут ваш завод переписывают, это вы делаете?»

Это первый шаг вашей рабочей группы?

Один из первых шагов. У нас идет несколько параллельных процессов.

Что еще?

Много всего. Например, сейчас мы решаем, как уменьшить количество регистраторов с аккредитацией. Сейчас Минюст запускает их переаккредитацию, и уже видно, что ряд некомпетентных или непорядочных людей отпадает. Одна из распространенных схем, как мне рассказывали в полиции: берут абсолютно «левого» человека, наркомана, ведут к тому, кто выдает аккредитацию регистратора, за взятку дают ему регистрацию, отбирают ключ с ЭЦП [электронной цифровой подписью] и отпускают на все четыре стороны, заплатив 500 гривен. Дальше от его имени быстро проводят все нужные сделки.

Как этого можно избежать?

Технологии — ответ практически на все вопросы. Мы сейчас пытаемся построить технологический процесс регистрационных действий так, чтобы даже если 100 тысяч наркоманов имеют на руках эту ЭЦП, они все равно не смогли бы провести незаконную сделку. О методах я уже сказал.

Сколько все эти изменения займут времени и когда появятся результаты — полгода, год, два?

Я боюсь называть какие-то сроки. Мы заряжены попробовать сделать это за несколько месяцев, но кто знает. С другой стороны, мы никогда не работали в ситуации, когда вся власть реально готова помогать, нет каких-то скрытых интересов. Это круто.

Как организована ваша работа, как часто встречается рабочая группа?

Мы сейчас по утрам проводим стендапы. Каждый проговаривает, что он делает. Например, один из участников рабочей группы — недавно назначенный глава НАИС [Национальная автоматизированная информационная система]. Он держатель всех ключевых реестров и IT-систем Минюста. Он управляет всем этим хозяйством и смотрит с нами в одну сторону. Если нужно какое-то содействие от СБУ, с этим тоже стало легче. Я в таких условиях с iGov не работал.

Какие у вас KPI, кому отчитываетесь?

KPI нет. Не отчитываюсь.

Какому ведомству всю эту работу запишут в заслугу, СБУ?

Это будет заслуга всех. Вообще, инициатором этого направления был Офис президента, в частности [глава Офиса] Андрей Богдан, Леша Гончарук, они этой темой очень зажглись. Есть ребята из Минюста, есть активисты, которые помогают. Мы вместе работаем. Это не будет заслуга какого-то отдельного органа.

Почему темой рейдерства решили заняться в первую очередь?

Главный импульс здесь пошел от Офиса президента.

Еще одно направление вашей работы — борьба с контрабандой. Здесь у вас есть хороший союзник — новый глава таможни Макс Нефедов.Что вы уже делаете, есть результаты?

Здесь смогу рассказать меньше конкретики. Если коротко, я очень болею за то, чтобы Макс поскорее получил все полномочия и начал внедрять свои реформы. Но, с другой стороны, пока он все сделает, может пройти год-два. По нашим оценкам, уже сейчас можно предпринять некоторые действия, которые снизят коррупционную нагрузку на бизнес и повысят поступления в бюджет. Надеюсь, скоро мы объявим о некоторых пилотных проектах, которые позволят перевозчикам работать «по-белому» и меньше платить взятки. Эти решения мы тоже вместе с Максом прорабатываем.

Вы не называете проекты — это секрет?

Пока да, детали еще не согласованы. Надеюсь, что первого августа мы запустим первый эксперимент.

Это будет касаться декларирования грузов?

Это будет касаться так называемых «консолидированных» грузов, когда в одном контейнере много разных наименований. Сейчас там интересная ситуация: такой тип грузов легально почти невозможно ввезти в Украину — недостаточно четко выписана процедура.

Вы разбираетесь в технологиях, сути процессов, а откуда узнаете о схемах, наркоманах и консолидированных грузах?

Нужно просто общаться с людьми.

У вас нет какого-то бэк-офиса, который собирает информацию по разным направлениям?

У нас есть несколько дружественных организаций. BRDO — организация, которую возглавлял Леша Гончарук. Они помогают с аналитикой, с законодательством, с юридическими вопросами. Очень много толковых реформ, которые происходили в нашей стране в последние годы, были из этого офиса. Еще есть Институт прямой демократии. Я с ними работаю по Минюсту и по проблеме теневого алкоголя и сигарет. Они делают аналитику. Людей, которые готовы помогать, реально очень много. Например, по нелегальному алкоголю я за полчаса до вашего прихода общался с [главой наблюдательного совета холдинга Global Spirits] Женей Черняком. Он рассказал удивительные вещи, поделился видением, как это можно решать. Оно сильно совпадает с тем, как это видит наша группа.

Акцизы на алкоголь — ваше третье направление. Вы уже по нему работаете?

Мы пока только формируем рабочую группу. На «левом» алкоголе бюджет теряет до 5 миллиардов гривен в год. Плюс к этому — риски для здоровья людей. Я надеюсь, очень скоро мы наметим определенную дорожную карту и решим, как по ней двигаться. Насколько я понимаю, 50 процентов рынка алкоголя сейчас в тени, из них 40 — это предприятия «Укрспирта», которые левачат, и еще 10 — это контрабанда через «зеленку» [через реки, горы, уязвимые участки границы]. Очевидно, в первую очередь нужно разобраться с «Укрспиртом».

В вашу группу могут войти люди вроде Черняка, участники рынка?

Группа — это люди, которые непосредственно что-то делают, но мы, конечно, будем просить советов у производителей, которые реально заинтересованы в том, чтобы не было «левого» алкоголя.

Кто сейчас ваши главные союзники в этой работе?

Леша Гончарук был ключевым инициатором всего этого движения. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, — Леша и Офис президента в целом.

Вы сейчас половину рабочего времени фактически тратите на работу на государство, не на бизнес. Вы допускаете, что пойдете в политику?

Политика в целом может быть интересна, но только если там есть какие-то правильные проекты.

То есть теоретически речь не о парламенте, а скорее об исполнительной власти?

Да, интересно что-то делать

Популярные видео на YouTUBE
загрузка...
Материалы по теме
А-9833,36 грн./литр
А-95+30,31 грн./литр
А-9528,93 грн./литр
А-9227,86 грн./литр
ДТ28,07 грн./литр
LPG11,44 грн./литр
Самые читаемые новости
Лучшие видео с YouTUBE
Популярные блоги
Погода и гороскоп
Автоновости