Calendar Icon

Четыре причины поражения Порошенко

19.11.2019 11:03 (Обновлено 19.11.2019 в 11:06)
Андреас Умланд, «Новое Время»

Он не только не выиграл президентские выборы, а проиграл их с исключительно низкой электоральной поддержкой. Как это могло случиться?

Как подчеркивал сам Порошенко во время своей президентской кампании в 2019 году, и с чем согласны многие наблюдатели (включая меня), пять лет его правления были самыми результативными годами Украины в отношении начатых реформ и принятых реформаторских законов. Также стоит признать, что Порошенко был относительно успешным во внешней политике.

Невыполненный мандат послемайданного президента

Первая и самая простая причина поражения Порошенко заключалась в том, что он был в 2014-м избран с определенным мандатом и впоследствии этот мандат не выполнил. Как кандидат в президенты, Порошенко тогда давал надежду на то, что будет умелым переговорщиком с Путиным, знает, как можно договориться как с Кремлём, так и с Западом, что он вернёт Украине, если не Крым, то хотя бы желанный мир, что он обладает нужной компетенцией, которой нет у других кандидатов, и что он будет президентом от Евромайдана, а не представителем «олигархии» во власти.

Многие считали, что Порошенко как успешный предприниматель, бывший министр при Ющенко и Януковиче, с большим дипломатическим, экономическим и политическим опытом — будет оптимальным выбором для Украины в исключительно сложной ситуации, которая возникла весной 2014 года. На этом фоне произошло сплочение большинства гражданского и политического общества Украины вокруг Порошенко, что и привело к его выигрышу уже в первом туре президентских выборов.

Президентство Порошенко основывалось на некой негласной сделке между избирателями и олигархом в 2014 году, которое звучало примерно так: «Да, ты являешься олигархом, а у нас была вообще-то антиолигархическая революция, в которой речь шла как раз о том, чтобы такие люди как ты не вмешивались в политику. Но мы сейчас тебя, тем не менее, сделаем президентом, потому что ты имеешь политический, экономический и дипломатический опыт. Это, конечно, противоречиво, что мы делаем олигарха президентом, но если ты будешь действовать в духе Евромайдана, то все будет нормально. Мы тебя считаем лучшим переговорщиком с Путиным, лучшим дипломатом на Западе, лучшим экономическим менеджером, лучше всего подготовленным к специфическим вызовам, перед которыми сегодня стоит Украина». Однако, эта негласная сделка не были выполнена. По крайней мере, её выполнение не было понято, принято или признано таковым многими избирателями.

Культурный прегиб избирательной кампании Порошенко

Второй фактор, который сыграл против Порошенко и частично также против президентской кампании Тимошенко (повторяя некоторые причины её поражения в 2010 году), заключается в том, что официальная политика и публичный дискурс прозападных элит Украины после Евромайдана, если не раньше, по тем или иным причинам оказались под растущим влиянием галицких политиков и культурных деятелей. Ряд членов нового правительства Украины и окружения Порошенко стали решительно продвигать исторические темы и националистические нарративы, популярные на западе и в диаспоре Украины. В гуманитарной части нового руководства страны оказались предприимчивые интеллектуалы, которые пытались внедрять концепции и интерпретации украинского патриотизма, которые являются общими местами на Галичине — однако не в Украине в целом.

Проблематичность этих подходов находилась не столько в идеологической, сколько в методологической плоскости. Предвыборная кампания особенно Порошенко, но и, частично, Тимошенко и других национал-демократических кандидатов была построена на нормативном и частично утопическом, а не на эмпирическом и современном понимании национальной идентичности большинства негалицких украинцев. Многие патриотические политики и активисты, видимо, страдают от инфляционной оценки собственной общественной роли и общих способностей интеллектуальной и политической элиты какой-либо страны в формировании основ национальной идентичности простых граждан. Эти интеллектуалы и политики имели или имеют наивную веру в то, что их собственные преференции, взгляды, идеи и т. д., если их только достаточно часто и настойчиво озвучить, смогут быстро изменить политическую культуру, историческую память и насущные заботы миллионов избирателей.

Есть много причин поддерживать политику украинизации Украины. Однако часть украинских политиков и интеллектуалов оказались в пузыре дискурсивного междусобойчика, который недостаточно учитывал первоочередные интересы и заботы миллионов людей. Это идейное отчуждение оказалось губительным для президентской кампании Порошенко и частично для Тимошенко, выигравших выборы в первом туре на Галичине и в западной диаспоре, но не в Украине в целом. Само ударение на культурные, философские, исторические и внешнеполитические темы показалось многим украинцам неуместным в условиях насущности более экзистенциальных проблем организации их ежедневной индивидуальной, семейной, общинной и профессиональной жизни.

Анахроничная вера в «политические технологии»

Третьим фактором, который сыграл злую шутку с Порошенко, было то, что он продолжал пользоваться услугами так называемых «политических технологов». Эти профессиональные манипуляторы в 2019 году продолжали применять трюки, изобретенные в 90-х. В результате кампания Порошенко осталась в русле специфически «технологического» понимания процесса выборов, если не политики вообще. Наиболее ярко этот подход продемонстрировала явно спонсированная кандидатура некоего Юрия Владимировича Тимошенко на выборах. Этот примитивный приём был только вершиной айсберга. Таких технологий было много — особенно против Тимошенко.

Принципиальный дефект политтехнологического подхода кампании Порошенко состоял в том, что он с этими манипулятивным приёмами вступил в конкуренцию с людьми из шоу-бизнеса. Политтехнологи Порошенко вышли со своими мемами, лозунгами и трюками, почерпнутых из избирательных кампаний 90-х, на соревнование с профессионалами, для которых управление эмоциями людей — суть их работы. Главным конкурентом Порошенко и его команды в гонке разных политических реклам и манипуляций с начала 2019 года оказалась не Тимошенко и ее политтехнологи, а опытный коллектив из развлекательной индустрии. Для команды Зеленского формат соревнования, избранный Порошенко, то есть соперничество не по существу, а между имиджами конкурирующих персонажей, оказался небольшой вариацией их обычной профессиональной деятельности. Парадоксальным образом именно тот вариант кампании, которую Порошенко выбрал для своего переизбрания, обеспечил Зеленскому сокрушительную победу.

Меняющийся контекст украинской клановой политики

Последним фактором, который, возможно, был главным условием для позорного поражения Порошенко стало то, что его — в целом сравнительно удачное — правление с 2014 по 2019 год уже не отвечало ожиданиям постреволюционного общества, которое, более того, находилось в состояние войны. Порошенко был относительно успешным реформатором, построил новую армию, проводил успешную внешнюю политику и остановил российское продвижение внутрь Украины. Но, увы, одновременно эта война и связанный с ним экономический кризис, тоже изменили когнитивный контекст продолжающихся при Порошенко старых управленческих практик постсоветской Украины.

Между 2014 и 2019 годами произошло определенное улучшение украинского госуправления и значительное ограничение коррупционных схем. Влияние олигархов на энергетический сектор было сокращено, банковская сфера стала менее манипулированной, началась фундаментальная децентрализация и так далее. Однако, политический режим в значительной мере остался по своей сути олигархическим. Деятельность парламента, правительства и президентской администрации продолжали подрываться частными интересами и патронажными сетями, что, например, стало причиной глубокого правительственно кризиса в результате ухода со своего поста высококвалифицированного министра экономики Айвараса Абромавичуса в начале 2016 года.

Это происходило на фоне того, что с 2014 года нетерпимость общества в отношении олигархических практик резко выросла — не в последнюю очередь из-за войны на Донбассе и экономического кризиса. Если до Евромайдана многие украинцы закрывали глаза на политическую коррупцию, то эта толерантность в условиях почти ежедневных обстрелов, еженедельных сведений о погибших, продолжающегося психологического стресса и всеобщего обнищания — снизилась. Хотя при Порошенко административный, законотворческий, международный и экономический прогресс Украины был значимым, немалые достижения пятого президента Украины уже не соответствовали резкому падению общественного терпения в отношение старых управленческих практик. Относительные успехи Порошенко всё больше отставали от стремительного роста политических запросов после Евромайдана.

Последний крупный скандал перед выборами вокруг замглавы СНБО Олега Гладковского, его сына и их схемы приобретения запчастей для армии, имел совершенно другое значение в 2019 году, чем такого рода скандал имел бы до 2013 году, когда внимание, чувствительность и отвращение общества касательно таких нарушений были ниже. В результате этих и других глубоких изменений появился существенный разрыв между результатами президентства Порошенко, с одной стороны, и ожиданиями от него, с другой. В условиях, когда идет война, есть сотни тысяч беженцев, потеряны территории и резко выросли чувства депривации в обществе, порошенковское «мягкоолигархическое» и полу-патронажное правление 2014−2019 годов оказалось — вопреки его, по сравнению с режимом Януковича, существенно улучшенному качеству — уже не своевременным.

Можно и нужно развивать отдельный и, возможно, более подробный нарратив о причинах сенсационного исхода этих выборов, где говорится не столько о падении Порошенко, сколько о восходе Зеленского. В будущих анализах нужно будет подойти к выборам 2019 года не только со стороны попытки бывшего президента быть переизбранным, но и со стороны неожиданной кандидатуры нового президента. Однако осенью 2019 года этот второй вопрос ещё кажется преждевременным. Ошеломительный взлёт Зеленского, конечно, не только объясняется ошибками Порошенко в частности и промахами старой украинской политической элиты в целом. Фактор Зеленского пока, однако, остается малоисследованным, не поддаётся простому объяснению и ещё ждёт своей политологической интерпретации.

Читайте также: Дело Фирташа превращается в аналог сериала «Игры престолов»
Темы публикации:
Популярные видео на YouTUBE
Материалы по теме
А-9832,52 грн./литр
А-95+29,79 грн./литр
А-9528,36 грн./литр
А-9227,33 грн./литр
ДТ27,61 грн./литр
LPG12,65 грн./литр
Это интересно
Самые читаемые новости
Лучшие видео с YouTUBE
Популярные блоги
Погода и гороскоп
Автоновости