• EUR 29.70 | 30.20
  • RUR 0.42 | 0.45
  • USD 25.45 | 25.75

Украину через два года ждет всплеск креативной экономики

Стартапы, креативные хабы и культурные индустрии — эти слова только входят в словарь украинцев. Во многих же странах с более высоким уровнем жизни, чем у нас, это стандартный набор из лексикона экономистов и менеджеров. Что может дать Украине креативная экономика, и как скоро эти изменения могут произойти? На эти вопросы FaceNews отвечал основатель портала креативной экономики Chernozem, бизнесмен-активист Константин Кожемяка. Успешный предприниматель, владелец Фамильной типографии huss уверен: креатив в экономике не только усилит Украину экономически и увеличит количество интересных рабочих мест, но и поможет сформировать самостоятельных и ответственных граждан. В интервью FaceNews Кожемяка объяснил, почему он ожидает всплеска креативной экономики в Украине через полтора-два года. Бизнесмен-инноватор также заверил: самообразование и уже высокий средний IQ украинских студентов без труда перевесят старомодные методики отечественного образования.

Украину через два года ждет всплеск креативной экономики

Стартапы, креативные хабы и культурные индустрии — эти слова только входят в словарь украинцев. Во многих же странах с более высоким уровнем жизни, чем у нас, это стандартный набор из лексикона экономистов и менеджеров. Что может дать Украине креативная экономика, и как скоро эти изменения могут произойти? На эти вопросы FaceNews отвечал основатель портала креативной экономики Chernozem, бизнесмен-активист Константин Кожемяка. Успешный предприниматель, владелец Фамильной типографии huss уверен: креатив в экономике не только усилит Украину экономически и увеличит количество интересных рабочих мест, но и поможет сформировать самостоятельных и ответственных граждан. В интервью FaceNews Кожемяка объяснил, почему он ожидает всплеска креативной экономики в Украине через полтора-два года. Бизнесмен-инноватор также заверил: самообразование и уже высокий средний IQ украинских студентов без труда перевесят старомодные методики отечественного образования.

Константин Кожемяка
Константин Кожемяка

22 сентября Кожемяка со своей командой организовывает в Киеве международный форум «Креативная экономика — украинский start-up». Дэвид Перриш и Рагнар Сиил, Сергей Хромов-Борисов и Терри Санделл поделятся с украинцами своим опытом и знаниями о том, каковы точки пересечения бизнеса и культуры за рубежом. Больше о мероприятии читайте здесь.

Как предлагает нам Аристотель, давайте начнем обсуждение с определения того, что мы подразумеваем под терминами. Вы — организатор форума креативной экономики. Что вы подразумеваете под «креативной экономикой»? Ведь в разных странах разные определения, и  креативные экономики, которые делают 51% экономики США — это не те же самые отрасли, которые составляют 4,5% добавленной стоимости экономики Евросоюза. А ведь и то, и другое называют «creative industries».

Определений много. Американцы считают так, ЕС — эдак, Англия, как всегда, чуть по-другому, и в Украине тоже будет по-другому. Потому что это очень индивидуальная штука. Но когда система креативной экономики появится в Украине, она начнет работать и выдавать на-гора продукт, максимально давая возможность творческому человеку себя реализовать и получать деньги и тем, кто инициировал, и тем, кто вложил деньги. 

«Мы никак не можем набрать людей на обучение на должность оператора станка с частотным управлением, мастера-наладчика производственной линии. Но зато на стилистов и на парикмахеров — 5-10 соискателей на одно место»

В общих чертах что такое «креативная экономика» лучше Чарльза Флориды, пожалуй, и не скажешь. Это социолог. В конце 1990-х на очередном каком-то всемирном форуме социологов они вдруг отметили одну особенность. Все чаще от учебных заведений, от предпринимателей и от муниципалитетов начал поступать к ним как к социологам один вопрос: «Мы никак не можем набрать людей на обучение на должность оператора станка с частотным управлением, мастера-наладчика производственной линии. Но зато на стилистов и на парикмахеров — 5-10 соискателей на одно место». 

Социологи взяли этот вопрос как задачу, причем на уровне ЮНЕСКО. Подключили и Всемирную организацию образования. Работали года два, сорок с лишним институтов. Сравнили исследования середины 1990-х с данными 1904 года и получили результат: за этот промежуток времени в социуме произошло качественное изменение. 

Если в 1904-м было 1,5-2% людей творческой профессии задействовано в производственном процессе, то на середину 1990-х этих людей оказалось около 30%. И эти 30% людей от остальных занятых в экономике людей отличало то, что они зарплате предпочитают причастность к проекту, где можно себя реализовать, максимально проявить свои творческие способности, а уже потом зарплату получить. То есть там много категорий для сравнения расписано, но основной для меня вывод таков. 

«Впервые термин «креативный класс» употребил в 2000 году социолог Чарльз Флорида»

Описывая результаты того исследования, Чарльз Флорида в 2000-м году и употребил впервые в одном из американских периодических бизнес-изданий термин «креативный класс». А уж коли это класс, то чем он занимается? Он продуцирует товар. Архитектор понятно что делает. Художников, музейщиков, издателей, кино, музыку, информационные технологии тоже отнесли к этому классу. 

Итак, креативная экономика — это креативный класс, который, используя творческое начало, создает продукт или услугу, добавленная стоимость которого сформирована в основном за счет интеллектуальной собственности творческого начинания. 

Вы как-то отличаете для себя такие понятия, как creative industry, cultural industry, cultural economy? Я даже не уверена, как перевести, ведь в английском каждое имеет свои нюансы, закрепившиеся за ним исторически, и как передать это на русском в стране, где этими словосочетаниями мало кто пользуется, пока не знаю...

Конечно, они на русском отличаются. У того же Рагнара Сиила есть слайд, хорошо иллюстрирующий разницу этих понятий. Есть ядро, которое формирует непосредственно культуру — это cultural industry. Оно является предпосылкой и первоисточником следующих слоев. Креативная экономика к культурной индустрии относится как к источнику вдохновения. Культура должна быть рядышком, она должна вдохновлять. 

У меня есть товарищ, который всегда очень четко различал иллюстраторов и художников. Вот Якутович для него иллюстратор, а художники — Бевза, Криволап, Ройтбурд. А я не понимал — а теперь понимаю. Якутович может вдохновиться от искусства, а вот на рабочем месте он будет иллюстрировать издательские проекты. 

Структура связей культуры и экономики. Слайд из лекции Рагнара Сиила
Структура связей культуры и экономики. Слайд из лекции Рагнара Сиила

 

Но вот тот же Сиил выделяет больше прослоек. Есть «ключевые сферы творчества» (core creative fields) – искусство и культурное наследие, выставляемое в музеях. Есть еще внешняя прослойка, которая от искусства вдохновляется, как вы говорите, а занимается бизнесом. И другое дело — cultural industries. Они там между внешним и внутренним слоем. Тот же издательский бизнес — он, по-вашему, к какой прослойке относится?

Декоративное искусство. Декоративное искусство находится рядом с культурными индустриями и непосредственно культурой. Fine arts – это искусство, это «Мыстецький Арсенал». В Таллинне вот Куму (аббревиатура от «Kunstimuuseum», что в переводе с эстонского означает «художественный музей». - FaceNews) совмещает и традиционное искусство, которое у нас на Грушевского, 6 (по этому адресу в Киеве расположен Национальный художественный музей Украины, коллекции которого содержат произведения изобразительного искусства начиная со времен Византии и заканчивая советским периодом. - FaceNews), и современное. 

А есть декоративно-прикладное искусство. Музей декоративно-прикладного, посуда, керамика, стекло, интерьерные вещи. Оно вдохновилось в искусстве, а потом дало продукт, который продан потребителю, и он улучшает жизнь и повышает эстетику бытия. 

Куму (художественный музей) в Таллинне. Проект финского архитектора Пекки Вапавуори 1994 года, построен в 2003-2006 годах
Куму (художественный музей) в Таллинне. Проект финского архитектора Пекки Вапавуори 1994 года, построен в 2003-2006 годах
Национальный художественный музей Украины
Национальный художественный музей Украины

Вот, к примеру, форум по креативной экономике, который вы организовываете — он для тех, кто хочет декоративно-прикладным искусством заниматься? Или информационными технологиями? Или архитектурой?

Издательское дело, музыка, кино тоже. И менеджеры, конечно. Ведь это для них важно сформировать единый дискурс о креативной экономике. Тогда это явление у нас будет существовать на системном уровне.

Fine arts и культурное наследие существовали и существуют на основах фандрейзинга, грубо говоря, за счет благотворительности со стороны государства, фондов и индивидуальных доноров. Эта сфера и креативная экономика как-то взаимно исключают друг друга? Как вы это видите в будущем: все культурные активности должны влиться в креативную экономику?

Ни в коем случае. Искусство — это искусство. Музейное дело и все остальное. Это существует — и пусть себе существует. Другое дело, что при институционализации самого понятия «креативная экономика» появится лобби с пониманием тех узких законодательных мест, которые нужно изменять.

«Вот вы захотите напечатать книг, чтобы музею было чем торговать — у вас не получится. Не имеют права»

Простой пример. Вы вот захотите напечатать что-то для Музея имени Богдана и Варвары Ханенко — а у вас не получится. Потому что там финансист объяснит вам, ссылаясь на законодательство, что они не имеют права эти книжки принять, а если имеют право принять, то только как дар. А я им говорю: я не хочу дарить вам. Я хочу отдать вам по себестоимость, по 100 гривень, чтобы вы продавали по 300 гривень, а заработанные 200 гривень чтобы вы потратили на улучшение климата в хранилищах. «Не имеем права», - говорят они мне. 

Решается это на законодательном уровне. Искусство существует и будет существовать. И наличие креативной экономики, которая институционализирована, и взаимодействие этих двух сфер — это будет взаимно поддерживать, взаимно обогащать и взаимно вдохновлять всех участников процесса. 

Константин Кожемяка
Константин Кожемяка

Как вы видите, что с развития креативной экономики будет Украине в целом? 

Я сказал уже об отличии креативного класса: он ставит в приоритете перед деньгами участие в творческом проекте, возможность самореализации творческого начала. Есть и еще характеристики. Это открытость, готовность к альянсам, восприимчивость к новой информации и готовность к переменам и самоорганизация. 

Я лично понимаю, что я делаю вклад по формированию нового гражданина Украины, которому никакой Тягнибок, никакие уроды, которые гранаты потом под эти разговоры кидают, лапши на уши не навешают. Это уже будут грамотные люди, которые умеют сами зарабатывать копейку, которые умеют сами договариваться и организовываться. Яркий пример — волонтерское движение. Уже другое качество будет и парламентариев, и ответственность совершенно другая. Потому что это уже другие люди.

«Бескорыстной поддержкой искусства даже сознательный, реально социально ответственный бизнес, который фронту помогает и инвалидам — даже они не прониклись»

Почему вы решили формировать таких граждан не с помощью искусства или пропаганды, а через креативную экономику?

Я пробовал и так, и эдак найти точки сотрудничества между искусством и бизнесом. Я полтора года на это потратил. Даже после событий на Майдане даже сознательный, реально социально ответственный бизнес, который фронту помогает и инвалидам — даже они не прониклись. 

А я хотел, чтобы культурой занимался не только я. Чтобы гораздо больше людей из бизнеса занимались культурой. Раз кто-то еще не дорос до того, чтобы просто безвозмездно заниматься филантропией будущего — я хотел показать им в этой сфере какую-то практическую пользу. 

15 марта я привел Гудимова, Щербенко и Сильваши в бизнес-клуб «СЕО». Тема была «Бизнес и искусство: точки пересечения». И на пятой минуте вся аудитория — а из 120 мест было занято, может, 25 — уже все сидели и в гаджеты под столом смотрели. Им это было не интересно. Вывод: это слишком личное – любить или не любить искусство. 

Вот в этот день мне сказали: «Костя, ты так расстроился... Слушай: есть такая штука - «креативная экономика». Я 15 марта в первый раз об этом услышал. И я начал интересоваться. 

«На дискуссии «Бизнес и искусство: точки пересечения» вся аудитория на пятой минуте уже смотрела в гаджеты. Им было по барабану»

«Экономика» - знакомо. «Креативная» - вот непонятно сочетание. Я в марте, честно говоря, в первый раз услышал это слово. И я к этому отнесся так: какие-то хипстеры чудят в «Клоузере», ну и пусть себе, я-то тут при чем? 

Потом мне сбросили список сайтов американских, канадских и европейских, и я увидел, что под этим есть законодательная база. Что по закону есть и специфика налогообложения, и специфика трудовой деятельности, и даже миграционное законодательство. К примеру, вид на жительство получить во Франции гораздо проще, если тебе продюсер подает на получение вида на жительство, потому что тебя приглашают участвовать в каком-то художественном проекте... Тут я сразу проникся серьезностью восприятия словосочетания «креативная экономика». 

Центр креативной экономики в Северной Каролине (США) вписался в самый современный район столицы штата
Центр креативной экономики в Северной Каролине (США) вписался в самый современный район столицы штата

А потом окрылило то, что, оказывается, в течение года и двух месяцев в Украине работал эстонец Рагнар Сиил, внедрявший в своей стране эту креативную экономику. Его миссия тут у нас ничем не закончилась. Потому что , очевидно, не на тех поставил, не с теми работал по заданию Евросоюза. Чиновники — все понятно. Общественность — ну общественность без ресурсов и без менеджерского опыта... 

«В Молдове и в Грузии получить гранты порядка 12 миллионов евро от ЕС на развитие культуры удалось, у нас — нет»

А результатом должен был быть готовый отчёт по результатам исследований на предмет предпосылок и возможностей Украины подготовить и подать пакет документов, который дал бы возможность получения гранта от Евросоюза порядка 12 миллионов евро, а также войти в процесс институционализации под началом Евросоюза. Параллельно работа велась в Молдове и в Грузии. Там все удалось, и проект запустился уже. А у нас нет, к сожалению.

Итак, я получил три пункта. Первое: понимание неправильности своих подходов к вовлечению бизнеса путем предложений поддерживать искусство. Второе: понятие «креативная экономика», которая является реальным сектором экономики в развитых странах. Третье: есть человек, к которому я могу обратиться за качественной экспертной консультацией.

Я сразу же купил билет, договорился о встрече, приехал, и в течение четырех дней я получил для себя полную картину мира. Благо, Сиил, во-первых, знает нашу ситуацию. Во-вторых, он очень эффективный и успешный менеджер по внедрению инструментов креативной экономики. В-третьих, Эстония — маленькая страна, 1,3 миллиона людей населения. Поэтому, объехав Таллинн вдоль и поперек, я в течение четырех дней увидел, что такое creative lab, creative hub, accelerator, incubator и так далее. За всё это Рагнару огромное предпринимательское спасибо.

Рагнар Сиил читает лекцию в Эстонии
Рагнар Сиил читает лекцию в Эстонии

Рагнар Сиил ведет стратегическую сессию в Эстонском центре народной культуры
Рагнар Сиил ведет стратегическую сессию в Эстонском центре народной культуры
«В Украине сейчас нужно заниматься не освітою, а просвітою. Но с этого все начинали: и британцы, и эстонцы, и немцы»

Ехал туда я, честно говоря, с целью ознакомиться и приобрести там учебную программу, чтобы ее здесь продавать. Учебную программу по подготовке менеджеров креативных индустрий. Мне сказали: чувак, пока в вашей стране нет понимания, что это такое, то нет и осмысленного запроса на эти профессиональные знания. Поэтому вам сначала нужно заниматься не освітою, а просвітою. Но ты, говорят, не огорчайся. С этого, мол, все начинали: и британцы, и эстонцы, и немцы. 

Употребите, говорят, полтора-два года на создание дискурса. Сделайте так, чтобы на одном языке разговаривали менеджеры креативных индустрий, менеджеры культуры, медиа и бизнес-образование. В этих четырех категориях если взять весь менеджмент за 100%, то когда появится хотя бы 1,5% людей, которые разговаривают на одном языке и принимают эту идеологию как инструментарий своего личностного развития и инструментарий устойчивого развития своих бизнесов — тогда можно стартовать. И в смысле предоставления профессионального бизнес-образования, и по созданию полноценной экосистемы креативной экономики. И я взялся за дело.

Для этого я сделал три штуки. Первое, я сделал информационный ресурс Chernozem.info – узкий контент-ресурс, заточенный сугубо на креативную экономику и ее популяризацию. Второе, я запустил издательский проект «Библиотека креативной экономики CHERNOZEM». Первой книгой, которая будет издана в его рамках, станет «Футболки і костюми. Настанови творчого бізнесу» Дэвида Перриша. В ближайшие дни эта книга уже будет доступна. 

Третье направление, которым я занялся — образовательные бизнес-ивенты на тему креативной экономики. Это и Международный форум «Креативная экономика – украинский start-up», и мастер-классы трех спикеров на трех локациях на второй день: Рагнар Сиил в «Часопысе», Дэвид Перриш в Fedoriv Hub, Сергей Хромов-Борисов в СчастьеHUB. А на следующий день после этого мы все поедем в Одессу и проведем там стратегическую сессию по планированию построения экосистемы креативной экономики на региональном уровне. Вот так мы переходим от слов через подробности к конкретным событиям. 

22 сентября Кожемяка со своей командой организовывает в Киеве международный форум «Креативная экономика — украинский start-up». Дэвид Перриш и Рагнар Сиил, Сергей Хромов-Борисов и Терри Санделл поделятся с украинцами своим опытом и знаниями о том, каковы точки пересечения бизнеса и культуры за рубежом. Больше о мероприятии читайте здесь.

И если разобраться, то как я форум сделал? Я сначала провел трехмесячную промокампанию. Я взбудоражил общественность. Я поспособствовал приезду Рагнара в KMBS (Бизнес-школа Киево-Могилянской академии. - FaceNews), где он для различных аудиторий дал два мастер-класса. 

Мы сформировали спрос на креативную экономику, и теперь мы продаем на нее билеты. Точно так же мы сформируем спрос у граждан Украины на потребление украинского творческого продукта — и будут зарабатывать все. Гражданин, купивший творческий продукт, будет развивать себя как личность — эстетически, творчески, интеллектуально. Человек, который это придумал — он за свое творчество будет получать деньги. 

В марте люди, которые находятся в зоне комфорта, состоявшиеся бизнесмены — если не вслух, то по взгляду это было понятно — думали: чувак с рельсов сходит по полной программе. Дожиться, мол, до 55-ти лет и оставаться таким наивным каким-то. И сегодня спустя каких-то 3-5 месяцев у этих же людей интерес пробуждается просто на глазах, желание просто колоссальное. 

«Источником финансирования креативной экономики являются «ангелы» и венчурные фонды»

А что такое creative hub, co-working space в Эстонии? Как сделать в Украине правильные хабы и коворкинги?

Все будет правильное, даже то, что у нас сейчас существует, когда будет система. Система — это когда есть импульс, порождающий массовое проявление творческого предпринимательства. Есть система, которая фильтрует, проводит тестирование, что имеет право на жизнь. Потом то, что получило право на жизнь, попадает в систему инкубации, где получает максимальное благоприятствование и первоначальное финансирование. Потом получается промежуточный бизнес-результат. Потом оно попадает в акселератор, где привлекаются венчурные и прочие фонды, и на выходе мы получаем товар. Товар в виде предмета, услуги и так далее. Вот это — экосистема.

Система подразумевает и наличие законодательной базы, которая способствует всему вышеперечисленному. В том числе и возникновению финансовых инструментов. Стартап креативной экономики имеет повышенные риски. Это в 5-7 раз более рискованно, чем запускать производство по накатанной. Вот как я могу сказать, что я создам программный продукт для перевода денег и через полтора года я выйду на самоокупаемость? Или я снимаю кино, дайте мне такой-то бюджет, и будет такой-то прокат и такая-то касса. Этого ничего предсказать нельзя. 

Поэтому источником финансирования являются, как правило, «ангелы» или венчуры. В Америке почему венчуры вообще работают? Потому что они все перестрахованы государственными резервными страховыми фондами. В Украине такого нет. Поэтому создается законодательная база, чтобы им содействовать. 

Константин Кожемяка читает лекцию о креативной экономике на Visual Communication Gathering 2015
Константин Кожемяка читает лекцию о креативной экономике на Visual Communication Gathering 2015

Как во Франции развивали кино? Ввели такую норму: одно дело — строить высотку, там за землю одни деньги, а если застройщик на первом этаже делает какой-нибудь культурный кластер, например, кинотеатр на четыре зала, то у тебя стоимость приобретаемой земли падает в четыре раза.

Когда у нас появятся законодательные инициативы, которые создадут благоприятные условия — конечно же, начнет появляться экосистема, которая даст возможность массовым творческим проявлениям реализовываться. Тогда появятся реальные инкубаторы.

Наша промышленность пятого поколения — металлургия, горнодобывающая отрасль — оно, может, и к лучшему, что случилось то, что сейчас случилось. Как бы мы закрыли иначе эти шахты? Так же бы дотировали, торговали бы этим убожеством, произведенным на оборудовании пятого поколения, продавали бы это все «старшему северному брату», и были бы любовь, дружба... и полный отстой.

«Наши айтишники в 2014 году, когда война гремела, сделали экспорт на 5 миллиардов долларов»

А сейчас все. Пятое поколение мы хороним. Мы прощаемся с этим чемоданом без ручки. Сейчас интерес к айтишникам, к прогрессу, к сельскому хозяйству, к глубокой переработке, а не просто зерно баржами продавать, и так далее. Наши айтишники в 2014 году, когда война гремела, сделали экспорт на 5 миллиардов долларов. Это только то, что по контрактам прошло. Долларов. Пять миллиардов. 

Тестирование высшего образования, проведенное два года назад, показало, что при общем IQ 170 украинские студенты получили 148. Мы входим в десятку стран с самыми умными людьми вообще на планете. Наша проблема — что мы такие умные, а договариваться не умеем. Друг с другом. На пять казаков — семь булав и десять мнений. А сейчас такое время, что уже начинаем договариваться, начинаем друг друга слышать. Да, есть атавизмы, есть анахронизмы, но процесс идет, тем не менее. 

«Желание жить лучше, желание самообразовываться нам поможет, несмотря на устаревшую систему образования»

Методика нашего образования мало в чем нацелена на развитие творческих способностей и самоорганизации. Странным образом иностранные языки у нас преподают так, что мы их учим по десять лет, а потом не можем на них говорить. Как такой человеческий ресурс соотносится с креативной экономикой? Насколько с такими людьми быстро можно добиться процветания за счет креативной экономики?

Самообразование, самообучаемость, врожденные качества — это наше национальное. В мае был фестиваль урбанистов CanActions. Я зашел. Сидит докладчик-австриец, читает доклад на английском языке. Я бегло посчитал: пятьсот слушателей, и только 10-15 из них пользовались переводом. Все остальные слушали и понимали. Желание жить лучше, желание самообразовываться нам поможет. 

То есть все не так плохо, несмотря на методики наших школ и университетов, и самообразование с онлайн-курсами нас спасут?

Абсолютно. Конечно.

Когда вы говорили о том, что застройщик гораздо меньше платил во Франции, если делал кинотеатр в нижнем этаже дома, я себе сразу представила кинотеатры в спальных районах, где показывают исключительно массовое развлекательное кино, слабо формирующее креативность и не дающее такой пищи для ума, как фестивальные или артхаусные ленты. Также всплывают в воображении образы романа «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли, где социальное неравенство процветают, но развлекательные отрасли экономики настолько развиты, что люди совсем не задумываются ни над чем и позволяют неравенству быть. Все усмирены. Вы не видите таких нерадостных перспектив в популяризации креативных экономик вместо меценатства?

Культура 3.0. Как я уже говорил: это хорошо, это дало новый толчок в коммуникации, в самоорганизации. Но она дала и побочный эффект — это профанация, это ухудшение качества контента. И человек, если он еще сохранил в себе запрос на что-то хорошее и качественное в плане культурного продукта — ему приходится очень много искать, смотреть, выискивать, чтобы найти пищу для души. А если у человека это не воспитано — печально. Тогда он ищет попкорн.

Ларса фон Триера и Вонга Карвая в Украине ищут единицы, а в кинотеатрах, особенно после того, как «Жовтень» сгорел, на них наткнуться практически невозможно. Эта часть культуры может когда-либо вписаться в креативную экономику?

Это уже тема другого разговора, о том, как в обстановке китча не утратить качество контента. Сложно, я согласен, очень сложно. Но об этом поговорим как-нибудь отдельно, в следующий раз.

22 сентября Кожемяка со своей командой организовывает в Киеве международный форум «Креативная экономика — украинский start-up». Дэвид Перриш и Рагнар Сиил, Сергей Хромов-Борисов и Терри Санделл поделятся с украинцами своим опытом и знаниями о том, каковы точки пересечения бизнеса и культуры за рубежом. Больше о мероприятии читайте здесь.

Присоединяйтесь к нам в Facebook:

Популярные видео на YouTUBE

Материалы по теме