• USD 26.25 | 26.50
  • EUR 30.40 | 30.90
  • RUR 0.41 | 0.43

Мы устали не от Украины, а от политических игр в Верховной Раде - Ребекка Хармс

​В Украину прибыла депутат Европарламента от Германии Ребекка Хармс с целью посетить КиевПрайд-2018, направленный на борьбу с дискриминацией ЛГБТ-сообщества.

Мы устали не от Украины, а от политических игр в Верховной Раде - Ребекка Хармс

Журналист Радио НВ Богдан Амосов взял у нее интервью, где расспросил о ситуации с сексуальными меньшинствами в Украине, возможных последствиях после прихода правых политсил в некоторых странах Европы и необходимой политике по отношению к официальной Москве.

Миссис Хармс, вы частая гостья в Киеве. На этот раз вы приехали, чтобы посетить КиевПрайд. В связи с этим сразу вопрос: как вы оцениваете изменения в Украине в сфере меньшинств, в частности ЛГБТ? Что изменилось со времен Майдана?

Я слежу за развитием КиевПрайда особенно внимательно после Евромайдана. После Евромайдана было почти невозможно даже организовать марш, который хотели организовать ЛГБТ — за права меньшинств. Впрочем через некоторое время прошел первый марш. И уже третий раз он проходит под защитой полиции. Его защищает политическая воля. Он основан на фундаментальном праве на протест. Это фундаментальное право для всех граждан в демократических государствах. Я знаю, что многие отмечают, что нужно много полиции, чтобы его провести, но это хорошо, что полиция защищает право протеста и права сексуальных меньшинств в Украине.

Как вы считаете, благодаря кому возможно проведение этого прайда — благодаря активистам? Благодаря полиции? Благодаря украинской власти? Возможно, благодаря определенному давлению Европы?

Во всех странах во всем мире — это одна и та же ситуация. Это защита прав. Организация такого мероприятия нелегка с самого первого дня, и это достижение. Например, когда меня первый раз выбрали в немецкий парламент, в парламент Нижней Саксонии. Это было в 1993 году. И только через год после того закон, который определял гомосексуальность преступлением, был отменен. Поэтому с 90-х годов мы достигли многого для уравнивания людей в правах. Хотя у нас в Германии была борьба (относительно этого), которая длилась несколько десятков лет.

Несколько дней назад в украинской прессе разгорелась история с законом об однополых партнерах. Это положение есть в плане действий Национальной стратегии в области прав человека. В Министерстве юстиции сначала говорили, что внесут этот закон в Верховную Раду, потом заявили, что из-за большого количества обращений по этому вопросу, он не может быть решен.

Очевидно, речь идет об обращении со стороны религиозных организаций и организаций, декларирующих защиту семейных ценностей. А правозащитные активисты вообще утверждают, что законом никто не занимается. Как вы оцениваете будущее такой правовой нормы, несмотря на эти события?

Я считаю, что необходимо, чтобы как в Украине, так и во многих других странах существовали организации, отстаивающие уравнивание людей в правах. У нас есть опыт, когда церковь, религиозные группы, иногда даже и правые группы начинали борьбу против этих законов. Я надеюсь, что Украина и Верховная Рада найдут правильный путь, чтобы принять этот закон. Но я также предостерегаю от подобных конфликтов вокруг этого законодательства в других странах.

Фото: Rebecca Harms via Facebook

Украина в таком же сложном процессе в реформировании законодательства по правам человека, который прошли другие страны до нее. Я это повторяю, потому что я хочу, чтобы украинские активисты, выступающие за равенство прав, не опускали рук, очень важно, чтобы мы имели международное сотрудничество в этом процессе, и чтобы мы отстаивали его вместе не только в одном месте, но и во всем мире

Кстати, вы упомянули о правых политических силах: мы видим, что они набирают силу в Европе. Не только в Европейском Союзе, но и в Украине, это проявляется в своей степени в России. Как вы считаете, как это отразится на демократических процессах в мире?

Вы правильно вспомнили Россию, потому что мы все знаем, что Россия уже давно приняла решение поддерживать не только идеологически, но и финансово радикально правые партии и движения, которые набирают силу в государствах Европейского Союза. И в этом контексте важно знать, что не только в России, но и в этих странах, где правое крыло имеет успех, равные права находятся под большим давлением.

Определенные события сигнализируют, что мы потеряли некоторые наши достижения. Это существенно зависит от дальнейших выборов в Европейский парламент. Они должны состояться в следующем году. Путин — друг правых партий и радикально националистических партий. И Путин никогда не будет поддерживать равные права или права меньшинств, права человека вообще. Вот почему он во многом согласен с лидерами радикально правых партий в Европе.

Как вы считаете, правые партии будут влиять на единство Европейского Союза? И что вообще будет с единством Европейского Союза? Как видим сейчас, Меркель и Макрон не могут достичь согласия в его реформировании...

Я считаю, что соглашение Меркель и Макрона является многообещающим. Потому что после формирования правительства в Германии, она [Ангела Меркель, - Ред.] может действовать. Когда правительство еще не было сформировано, у нее было меньше возможностей. Но теперь она столкнулась с новым правым крылом своей же партии. Со вчерашнего дня, я вчера вылетела из Германии, у нас настоящий правительственный кризис, потому что многие люди из партии Меркель сомневаются в европейской линии ее стратегии. И также сомневаются в ее подходе к кризису мигрантов.

В России начался Чемпионат мира по футболу, как вы считаете, должна ли Ангела Меркель приехать на него? Согласно данным исследования телекомпании ARD, 69% немцев считают, что должна...

Я считаю, что она не должна ехать. Я организовала обращение 60 моих коллег по Европейскому парламенту, от 16 различных стран-членов к правительствам всех стран ЕС. Это призыв не подыгрывать восхвалению Путина, сидя рядом с ним в ВИП-ложе на российских стадионах. Я считаю, что Россия организовала Чемпионат мира только для того, чтобы возвеличить Путина. И чтобы показать, что мировые лидеры хотят присоединиться к "Большому Владимиру" во время чемпионата. И я считаю большой ошибкой, что ФИФА продала чемпионат Путину. И поэтому, я надеюсь, что Меркель не поедет в Россию, хотя ее намерений я не знаю. Меркель последний раз встречалась с Путиным в Сочи, вместе с ключевыми министрами, чтобы восстановить дипломатический диалог.

Новый министр экономики, новый министр иностранных дел, оба были недавно в Москве, и если они не примут участие в Чемпионате, никто не сможет сказать, что они не заинтересованы в диалоге. То же самое можно сказать о французском правительстве. Президент Франции Макрон и французский министр иностранных дел Ле Дриан недавно были в Санкт-Петербурге. Поэтому немецкая и французские команды смогут почувствовать поддержку правительств своих стран, даже если те останутся дома и присоединятся к общественному просмотру наиболее важных матчей. Но давайте подождем и увидим, я не знаю, как принимаются решения вокруг футбола. Но, что я вижу — это то, что футбол сводит всех с ума.

Фото: EPA

Недавно Европейский парламент принял резолюцию относительно политических заключенных России, в частности относительно освобождения украинского режиссера Олега Сенцова. Как вы считаете, международного давления будет достаточно, чтобы освободить их?

Я была шокирована, когда я прочитала слова Олега в письме о начале голодовки. И я поняла. что он готов положить свою жизнь за освобождение всех украинских политических заключенных в российских тюрьмах-лагерях. И я рада, что нам удалось приложить много усилий в кампаниях "Освободить Сенцова" и "Let My People Go", чтобы дать нашим людям покинуть Россию.

Я была также очень рада, что мне удалось вместе с правозащитной российской организацией Мемориал провести совместную акцию и выпустить совместные публикации о политических заключенных в России. Я надеюсь, это сработает. И мое предложение к политикам ЕС: если они едут в Россию на футбол, они должны просить посетить Сенцова, Кольченко, Сущенко и всех остальных. И если им не позволят их увидеть и работать над их освобождением, то европейские политики не должны ехать в Россию.

На Западе существует две условные позиции о том, как противостоять России, российской агрессии. Одна — условная политика изоляции, другая направлена на диалог с Москвой. Какой позиции придерживаете вы?

Большая Семерка - это правильное решение. Не может быть Большой Восьмерки, пока Россия не остановит войну против Украины на Донбассе, и пока Россия не будет уважать международное право в вопросе Крыма, пока не будет уважать мир. Санкции, которые наложили ЕС и США после аннексии Крыма и после того, как Россия вмешалась в Донбасс, должны быть продлены и не должны ставиться под сомнение. Но чтобы найти решение, необходим политический, дипломатический диалог.

И я считаю, это проблема Европейского Союза. Соединенные Штаты далеки от этого региона, мы должны беспокоиться об этом, Европейский Союз должен быть больше вовлеченным в достижение изменений, постоянно участвовать в нормандском формате и признать, что уже в течение более, чем года, не было прекращения огня.

И последний вопрос об Украине. Часто приходится слышать мнение, что Европейский Союз несколько устал от Украины, и есть определенное разочарование от Киева, в частности в области борьбы с коррупцией и в реформах. Как вы считаете, Европейский Союз будет продолжать поддерживать Украину в том же объеме, что и раньше?

Я работаю много над тем, чтобы в ЕС понимали, что судьба Украины как минимум частично определяет судьбу Европейского Союза. Это касается нашего общего мирного будущего на этом континенте. И если мы вместе проигрываем в Украине в реформах, это будет провал, который скажется на интересах всех европейцев. Я говорила об этом с первых дней Майдана 2013-2014 годов и я до сих пор придерживаюсь этого мнения. Друзья Украины в Европейском парламенте, европейских институтах, в парламентах государств ЕС разочарованы не в Украине, как таковой, или в украинцах, мы устали от политических игр в Верховной Раде и вокруг нее.

Фото: EPA

Как по мне, например, после Евромайдана все были счастливы, что украинское общество настолько привлечено к работе над лучшим будущим. Волонтеры были лучшим сигналом того, что страна меняется, и что люди за это ответственны. [Политическая] ситуация меня действительно беспокоит, и я чувствую, что она затрагивает меня лично. Очень показательным был закон об электронных декларациях, в котором заставили подавать декларации неправительственным организациям. Как Верховная Рада, так и многие депутаты не могут смириться с конструктивной критикой гражданского общества. И вдруг граждане снова начали волноваться из-за политической жизни здесь, в Киеве.

Я считаю это абсолютно неправильным. Если сравнивать сегодняшнюю Украину и сегодняшнюю Россию — это большая разница между тем, как граждане заботятся о своей стране и как они вовлечены в формирование будущего своей страны. И я надеюсь, Верховная Рада и неправительственные организации найдут путь конструктивного сотрудничества. Одной из предпосылок этого является то, чтобы закон об электронном декларировании не касался неправительственных организаций.

Популярные видео на YouTUBE

Материалы по теме