Calendar Icon

Двойные стандарты России

Двойные стандарты России
04.06.2019 11:10 (Обновлено 04.06.2019 в 11:13)

Кремль еще раз подтвердил, что ведет «двойную игру», когда под видом борьбы с «Хизб ут-Тахрир» можно преследовать всех неугодных мусульман в Крыму, и жать руки и обнимать других «террористов».

В то время, когда подконтрольный России Центральный районный суд Симферополя оштрафовал крымскотатарскую активистку правозащитной организации «Крымская Солидарность» Мумине Салиеву на тысячу рублей, в Москве министр иностранных дел России Сергей Лавров встретился с делегацией руководства движения «Талибан».

Мумине Салиеву обвинили по статье 20.3 КоАП России – в публикации на своей странице в Фейсбуке символики организации «Хизб ут-Тахрир», запрещенной в России. Лаврова никто не обвинил, хотя «Талибан» – тоже признана в России террористической организацией. В России очень любят укорять Вашингтон в двойных стандартах по любому поводу, не замечая того же в собственных действиях, хотя «Талибан» и «Хизб ут-Тахрир» – совершенно разные организации, имеющие разные цели и проповедующие свою идеологию разными методами. «Талибан» – это военно-политическая организация, «Хизб ут-Тахрир» – всего лишь идеологическая, потому неудобная для Москвы.

Как только началась оккупация и аннексия Крыма, стало понятно, что первыми пострадают верующие мусульмане, поскольку это давняя российская традиция 500-600-летней давности – обвинять «бусурман» во всех грехах. С «Хизб ут-Тахрир» у российской власти давние противоречия, еще с первых лет распада Советского Союза, когда в новообразованных постсоветских странах началась борьба с «тахрировцами», примерно такая же, как это было в 1920-1930-ых годах. Тогда советская власть продолжила антисламскую традицию Российской империи и видела в мусульманах злейших врагов. Впрочем, коммунисты закрывали не только мечети, но и церкви и синагоги, оставляя людей без традиционных религий, надеясь из бывших верующих создать нового советского человека.

В Советском Союзе было лишь несколько десятков разрешенных мечетей, а в Центральной Азии – только одно медресе на весь СССР, в Бухаре – Мири Араб, действовавшее с 1949 по 1989 год, и один Исламский институт в Ташкенте. Еще в 1930-ых годах, когда большевики вводили кириллицу как единственную письменность для всех центральноазиатских языков, одновременно летучие отряды комиссаров занимались уничтожением религиозной литературы. И поскольку они были присланы из России, то в костры бросали не только Коран и Хадисы, но и всю литературу на арабской графике, существовавшей там с Х века, а это были и научные трактаты, и литературная классика.

Когда крымские татары были депортированы в Центральную Азию, то там было практически все «зачищено» от ислама – так считали коммунисты, но так не думали старики, которые тайком читали намаз, по исламским традициям хоронили людей, читали заупокойную молитву джаназа и проводили свадебный обряд никах. Само собой, чекисты чутко бдели и с помощью осведомителей пресекали религиозные поползновения. Чтецов Корана преследовали и арестовывали, закрывали подпольные исламские школы, но полностью подавить религию предков так и не смогли. Единственное, что пытались – это каким-то образом контролировать ситуацию, среди студентов медресе и Исламского института было много осведомителей КГБ, которые докладывали о настроениях среди учащихся и студентов.

Лицемерие пронизывало все советское общество, которое официально и формально строило коммунизм, но сохраняло, хоть и втайне, веру предков. В конце 1980-ых годов духовное управление мусульман Таджикистана на волне перестройки издало фетву, запрещающую хоронить коммунистов по мусульманскому обряду – это был большой скандал, первый секретарь ЦК стоял на коленях перед муфтием с просьбой отменить распоряжение. Поэтому, когда пришел конец советской власти, началось возрождение всех конфессий, в том числе и ислама. Оказалось, что небольшая часть верующих сохраняла традиции, но они же в итоге оказались под новым ударом, уже новой российской власти.

Финальным антиисламским аккордом советской власти было проведение в Астрахани съезда Исламской партии возрождения – не удивляйтесь, она так и была названа, еще в 1990 году. На съезд собралось около 250 делегатов и 100 гостей. Одним из организаторов был недавно умерший Гейдар Джемаль, а после съезда начались массовые аресты и преследования участников. Избранный на съезде председателем Ахмад-Кади Ахтаев через несколько лет умер – согласно официальной версии, от сердечного приступа, по версии соратников – был отравлен.

Делегаты из Таджикистана тоже были на съезде, и в начале 1990-ых годов Партия исламского возрождения стала быстро растущей и популярной организацией. В Москве решили, что исламскую проблему в Таджикистане можно решить только силовым путем, и в мае 1992 года 201-ая российская дивизия стала главным игроком в начавшейся гражданской войне, продавая оружие обеим сторонам вначале, и приняв одну из сторон потом. После пяти лет переговоров ООН по межтаджикскому урегулированию привели к компромиссу – была восстановлена Партия исламского возрождения, которая 28 февраля 2010 года набрала 8,2 % на парламентских выборах и получила 2 места в нижней палате парламента Таджикистана. В 2015 году, после протеста партии о переизбрании на очередной срок Эмомали Рахмона, партия была запрещена, несколько лидеров арестованы, председатель партии Мухиддин Кабири живет в эмиграции в Германии.

Одновременно в Таджикистане действовала в подполье «Хизб ут-Тахрир» (полностью – «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), членов которой периодически задерживали, судили и отправляли в тюрьмы. Один из российских исламоведов, профессор Алексей Малашенко в 2014 году в интервью интернет-изданию IslamNews заявил: «Кстати говоря, «Хизб ут-Тахрир» – это не экстремисты! Да, это радикалы, но это не те люди, которые обещают любой ценой бороться за халифат… Хизб ут-Тахрир ставят перед собой только политические задачи. Когда они говорят про халифат, то только политическими средствами, и избегают любых вот таких вот эксцессов».

Многие другие правозащитные организации также поддерживают эту точку зрения, а Комитет «Гражданское содействие» Светланы Ганнушкиной и вовсе считает, что в отношении башкирского активиста Рустема Латыпова «решение Верховного Суда России неправомерно, поскольку ни документы этой организации, ни практика ее деятельности не дают оснований для обвинения именно в терроризме или призывах к нему», а также отмечают, что «эта партия не была признана террористической ни в одной из стран Европы».

На самом деле нет ни одного факта, чтобы сторонник «Хизб ут-Тахрир» совершал террористический акт или применял к кому-либо насилие. Многие сторонники этой запрещенной в России и других постсоветских странах организации ведут вполне светский образ жизни, их невозможно отличить от других людей, они не надевают «мусульманскую» одежду, как салафиты, а часто и вовсе носят светские костюмы и галстуки, среди них есть государственные чиновники и даже военнослужащие, которых «обнаруживают», подвергают аресту и судят. По словам заместителя начальника главка МВД России по противодействию экстремизму Владимира Макарова, в 2015 году количество сторонников запрещенной (в России) организации «Хизб ут-Тахрир» в Крыму снизилось с 10 тысяч до 2,5 тыс., после «присоединения» к России. Добиться такого результата, по его утверждению, позволили профилактические мероприятия среди населения полуострова, в первую очередь, среди молодежи «крымскотатарской народности».

Если открыть списки террористических организаций, утвержденных ФСБ России и Госдепартаментом США, то можно увидеть разницу – в США запрещена партия «Хезболла», «Аль-Каида» и «Хамас», а в России – нет. Зато в России запрещена «Хизб ут-Тахрир», а в США – нет, как и в европейских странах, кроме Германии, где «Хизб ут-Тахрир» наказана за непризнание Израиля.

Ощущение, что в России запрещают те организации, с которыми не удалось договориться. Движение «Талибан» запрещено в России, но не в США, которые и противостоят «талибам» в Афганистане. «Хизб ут-Тахрир» опасна только потому, что идеология не совпадает с официальной точкой зрения, а мечты о всемирном халифате сродни сказкам о «русском мире», о котором издают книги многотысячными тиражами. Стало быть, мечтать о «русском мире» и превосходстве русских над другими можно, а мечтать о халифате – нельзя.

Тогда почему «Талибан», чья идеология достаточно насильственная, если вспомнить о том, как быстро они захватили территорию Афганистана в 1996 году и создали свое правительство, изменив название страны – Исламский эмират Афганистан. Верховный Суд России признал «Талибан» террористической организацией еще в феврале 2003 года, и с тех пор никто это решение не отменял. Что нужно России от движения, которые идеологически намного опаснее, чем «Хизб ут-Тахрир»? Во-первых, «талибы» – мощная сила, имеющая влияние на части территории Афганистана. Во-вторых, Россия ищет новый фронт противостояния США, теперь это Афганистан.

Наконец, нельзя сбрасывать со счетов вечное состояние «кремлевского тщеславия», когда у Москвы все меньше шансов утвердиться в качестве политического игрока. Кремль еще раз подтвердил, что ведет «двойную игру», когда под видом борьбы с «Хизб ут-Тахрир» можно преследовать всех неугодных мусульман в Крыму, и жать руки и обнимать других «террористов». В 1990-ых годах Ахмат Кадыров был председателем шариатского суда в Ичкерии, по его указанию людей публично расстреливали, он же объявил России джихад. Кем он стал потом? Правильно – героем России, а его сын Рамзан Кадыров – беспрекословный диктатор мелкого масштаба. Для Кремля есть «правильные» мусульмане, а есть – «неправильные», ко вторым относится часть крымских татар.

загрузка...
Популярные видео на YouTUBE
Материалы по теме
загрузка...
А-9834,01 грн./литр
А-95+31,58 грн./литр
А-9530,13 грн./литр
А-9229,07 грн./литр
ДТ29,39 грн./литр
LPG13,58 грн./литр